Jump to content
НЕЗАВИСИМЫЙ ПОРТАЛ
ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ МЯСНОЙ ИНДУСТРИИ
Sign in to follow this  
Главный редактор

Рогов Иосиф Александрович: слова современников

Recommended Posts

Десятого августа 2017 года ушел из жизни академик Российской академии наук, доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник ВНИИМПа, Председатель Совета Мясного Союза России, Президент МГУПБ Рогов Иосиф Александрович.

 

Мы попросили людей, хорошо знавших его, сказать о нем несколько слов.

 

Андрей Лисицын, директор ГНУ ВНИИМП им. В.М. Горбатова:

Вклад Иосифа Александровича в развитие отечественной мясной индустрии и в целом науки о мясе трудно переоценить. Он был всегда на передовой линии советской и позже российской пищевой промышленности. Многогранность интересов, энциклопедические знания и дар ученого-экспериментатора позволили Иосифу Александровичу реализовать главную задачу ученого, — постоянный поиск новых идей и их практическое воплощение. И.А. Рогов создал теорию и разработал практические аспекты принципиально нового, признанного во всем мире, научно-технического направления по использованию нетрадиционных электрофизических методов в технологии производства пищевых продуктов. На этой базе была основана научная школа по переработке белкового сырья животного происхождения и интенсификации физико-химических и биотехнологических процессов.

И.А. Рогов внес весомый вклад в развитие инженерного образования России. Ряд основополагающих направлений, разработанных при непосредственном его участии и руководстве, включены в «Концепцию инженерного образования России».

Под руководством И.А. Рогова  была создана совместная кафедра, которая позволила решить проблему квалифицированных кадров для ВНИИМП им. В.М. Горбатова в трудные 1990-е годы.

Мы познакомились Иосифом Александровичем в далеком 1963 году, когда я переступил порог ВУЗа, который воспитал не одну тысячу высококвалифицированных специалистов мясной и молочной промышленности. В дальнейшем, уже работая инженером, а позже и директором мясокомбината, я неоднократно обращался к Иосифу Александровичу за советом и помощью. Мы неоднократно встречались и обсуждали не только производственную деятельность, но и перспективные направления науки о мясе. Поэтому, Иосиф Александрович стал для меня не только  учителем и наставником, но и добрым другом, примером во всей моей последующей жизни.

Это был поистине уникальный и талантливый ученый.  Глубокая эрудиция, фантастическая работоспособность, обостренное видение ключевых проблем промышленности, умение находить пути их решения, не остались без внимания и были признаны научным сообществом, - он был избран академиком РАСХН, затем академиком РАН. Заслуги И.А. Рогова перед Родиной отмечены Правительственными наградами: Орденом почета, Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Благодарностью Президента РФ Путина В.В., Знаком отличия «За безупречную службу городу Москве» XXX лет и 10 медалями. Но самая главная награда И.А. Рогова — это заслуженный высокий авторитет среди международного научного сообщества и сердечная благодарность тысяч его учеников. 

 

Ясин Узаков, профессор кафедры «Технология продуктов питания» Алматинского  технологического университета, доктор технических наук РФ и РК, профессор, академик НАЕН РК и Академии продовольственной безопасности РФ:

 – Иосиф Александрович был основоположником современной научной школы в области переработки белкового сырья животного происхождения, интенсификации физико-химических и биотехнологических процессов, автором более 850 научных трудов, в том числе 30 монографий, учебников и учебных пособий, 230 авторских свидетельств, 12 зарубежных патентов и 7 лицензий, успешно внедренных в России, Франции, Финляндии, ФРГ, Чехословакии.

Иосифу Александровичу принадлежал приоритет в постановке и решении проблем методологии и разработки в нашей стране технических устройств для определения целого ряда показателей, в том числе активности воды, перспектив их использования для оценки сырья, технологических параметров процессов переработки и оценки качества изделий.

В 1971 г. по его инициативе во ВНИИМПе была создана Проблемная научно-исследовательская лаборатория электрофизических методов обработки пищевых продуктов.

Он является основателем нового научно-технического направления в области теории и практики использования нетрадиционных электрофизических методов в технологии пищевых производств. Под его руководством разработаны и реализованы в промышленности технологии широкого спектра мясопродуктов с использованием принципов биотехнологии, комплексной методологии проектирования пищевых продуктов общего, профилактического и лечебного назначения; выполнены 46 научно-исследовательских работ, результаты 29 из них внедрены более чем на 360 предприятиях мясной и молочной отрасли.

С Иосифом Александровичем я познакомился 1979 году в Семипалатинске. Он  приехал в Семипалатинский технологический институт мясной и молочной промышленности  в качестве председателя ГЭК на защиту дипломов по специальности «технология мяса и мясных продуктов».             

                                                                                                                                                                                                                                          

Могу сказать, что это был великий человек. И, безусловно, наш кумир!

Иосиф Александрович был жизнерадостным, отзывчивым, добрым и чутким человеком. Таким он и останется в нашей памяти и в наших сердцах.
Наши соболезнования всем знавшим и уважавших его, родным и близким.     

 

Вадим Прянишников, директор ООО «Могунция – Интеррус»:

– Ушёл из  жизни Рогов Иосиф Александрович. С его смертью закончилась  целая эпоха мясной и мясоперерабатывающей науки и отрасли. В течение многих лет он был ректором (с 1988 года), а потом – президентом  МГУПБ – главного “мясного” университета России. По его учебникам училось целое поколение  технологов и специалистов мясоперерабатывающей отрасли. Эти книги востребованы и сегодня.  Он является основателем нового научно-технического направления в области теории и практики использования нетрадиционных электрофизических методов в технологии пищевых производств. Под его руководством разработаны и реализованы в промышленности технологии широкого спектра мясопродуктов с использованием принципов биотехнологии, комплексной методологии проектирования пищевых продуктов общего, профилактического и лечебного назначения. Результаты многих работ внедрены более  чем на 400 предприятиях мясной и молочной отрасли.

Совсем новым направлением занималась Проблемная лаборатория электрофизических методов обработки пищевых продуктов под руководством Рогова И.А. на протяжении более 40 лет.

Когда в 1998 году был создан Мясной союз России, Рогов И.А. стал его бессменным Председателем Совета. Фирма “Могунция” стала одним из немногих учредителей Союза, а я – членом руководящего Совета. На ежемесячных заседаниях  Совета порой достаточно  бурно обсуждались проблемы  отрасли.

Иосиф Александрович проявлял  интерес к работе  нашей фирмы, к моим научным исследованиям. Несколько статей он внимательно  читал перед публикацией и давал  советы, корректировал форму и содержание. На один из семинаров  фирмы, которые мы регулярно проводили в Германии,  мы пригласили Иосифа Александровича, и он оказался одним из самых активных участников. Во время семинара мы организовали в нашем научно-исследовательском центре АРОТОП (Германия, г. Майнц) встречу и переговоры И.А.Рогова с президентом Немецкого мясного союза доктором В.Лутцем. Множество интересных вопросов мы внимательно обсудили. Иосиф Александрович был душой дружеских ужинов. С удовольствием делился рассказами об интересных событиях, свидетелем и  участником которых он был. Ему было, что вспомнить, ведь он  пришёл работать на Московский мясокомбинат в далёком 1942 году, в тяжёлое военное время. И с тех пор вся  его жизнь была связана с отраслью. Иосиф Александрович, его  изобретения, книги и статьи были известны даже за границей. Он надолго останется в памяти людей.

 

2006.08.07 Ильтяков- Вернисаж, Рогов 054.jpg

 

2007.12.21Останкино+Рогов+боулинг 005.jpg

Фотографии из личного архива Вадима Прянишникова

 

 

Если вам тоже есть, что рассказать, пишите нам, и мы обязательно опубликуем ваши истории и теплые слова!

Виктория Загоровская,

главный редактор портала «Мясной Эксперт»

viktoria@meat-expert.ru  

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

Sign in to follow this  

  • Similar Content

    • By Редактор
      — Ясин Маликович, сразу хочу задать вопрос, который перед эфиром мне задали мои коллеги: у нас вообще мясная колбаса есть?
      — Есть, конечно. Есть добросовестные производители, которые вырабатывают очень хорошую колбасу, есть недобросовестные производители, добавляющие много разных добавок, чтобы был больше выход, а себестоимость — ниже. Больше выход – значит — мяса поменьше, а колбасы побольше.
      — А на что обратить внимание обычному покупателю, чтобы купить хорошую колбасу?
      — Обычному человеку это сделать сложно. Только специалист может определить качество по результатам анализа.
      — На глаз, на вкус, на цвет?
      — Просто покупатель на глаз этого может не заметить.
      — Как-то печально. А если ориентироваться на состав сосисок, сарделек и колбас?
      — Согласно ГОСТу — говядина, свинина, специи и усилители вкуса должны указывать на упаковке. Но недобросовестные производители указывают в составе не то, что на самом деле.
      — Можно их призвать к ответственности?
      — Можно. Есть общество по защите прав потребителей. Они проводят большую работу. Можно сдать продукт на анализ и по его результатам предъявить претензии производителю.
      — Распознать мясо в колбасе стало возможным не так давно. Раньше специалисты пользовались органолептическими средствами. А сейчас есть специальное оборудование. Оно есть у нас в Казахстане?
      — В Казахском национальном аграрном университете есть Казахско-Японский центр. Можно там исследовать. И еще в Алматинском технологическом университете есть лаборатория.
      — То есть любой человек может сдать колбасу на анализ?
      — Да.
      — Недавно мы с вами участвовали в дегустации. Пробовали мусульманскую колбасу. И она оказалась сомнительного качества. Все эксперты в один голос сказали, что колбаса не очень хорошего качества. Может, там нет свинины, но нет и говядины с кониной. Это мясо птицы и другие добавки. Как вообще обстоит ситуация с колбасой мусульманской и продуктами халал?
      — Чтобы выпускать халал-продукцию, предприятие не должно хранить свинину с другими видами мяса. Но, к сожалению, это требование не соблюдается. Значит о халал не может быть и речи. Если даже свинину не использовать, она имеет высокие влагосодержащие свойства.
      — То есть ее не так просто добавляют в колбасу?
      — Если свинину не добавлять, то колбаса будет сухая, влага не связывается. Через некоторое время происходит усушка. Поэтому применяют добавки. Но у нас определенного стандарта по халал-колбасе нет. Недавно в Комитете по техническому урегулированию было совещание. Там говорили, что будет строгий контроль за халал- продукцией. При духовном управлении мусульман будет создан отдел по такой продукции. У нас есть эксперты, которые разбираются в стандартах халал-продукции. Со временем все будет хорошо.
       
      Видеоверсия интервью:
       
      Мясо прокалывают и массируют прежде, чем превратить в колбасу
      — Недавно на прилавках вижу лежит докторская колбаса на выбор. Но она разная на цвет. Это достигается, наверное, вкусовыми добавками. Расскажите об этом.
      — Есть усилители вкуса, есть ароматические добавки. Колбасы ГОСТа: докторская, диетическая, сервелат — в них строго запрещается использование добавок. В новых видах колбас есть добавки. Почему они применяются? В мясе не хватает насыщенных и ненасыщенных жирных кислот, аминокислот, микро- и макроэлементов. Добавки это дополняют. Говорят, баранина очень тяжелая. Это — неправильно. Самое хорошее мясо – конина. Оно хорошо усваивается. Очень мало холестерина. Потом идет баранина. Но в ней не хватает жирных кислот. Арахидоновая кислота, линолевая, линоленовая кислота. Недостаток этих кислот приводит к ослаблению умственных процессов. Не зря говорят «стоишь, как баран». Видимо, наши предки все это знали. Поэтому, чтобы устранить этот недостаток, мы используем натуральные белковорастительные композиции. Поэтому наша колбаса вкусная, сочная. Увеличивается на выходе масса.
      — А себестоимость снижается?
      — Да. Есть несколько способов снизить себестоимость. Это зависит не только от сырья. Раньше, чтобы приготовить посол, цельнокусковые мясные продукты – окорока, грудинки, корейки – 10-15 дней держали в рассоле при температуре от 0 до 4 градусов. Это энергозатратный процесс. А сейчас есть специальные инъекторы, перфорированной иглой вводим рассол в толщу мяса через кровеносные сосуды. Затем специальными массажерами массируем, чтобы рассол равномерно распределился. Этот процесс сокращается от 15 дней до 6-8 часов. Это дает большое снижение себестоимости.
      Колбаса без свинины, считай, не колбаса
      — Вот так плавно мы подошли к сырью. Казахстан в вопросе сырья самодостаточный?
       
      — У нас недостаток свинины. В колбасном производстве хочешь не хочешь, а нужно использовать свинину. В колбасе ГОСТ содержание свинины составляет до 75 %. Завоз свинины необходим. А говядину и баранину можем обеспечить сами.
      — Что скажете по поводу того мяса, которое реализуется на рынках и в магазинах?
      — За этим следят ветеринарные надзорные службы. В советское время и позже завезенное мясо проверяли и давали разрешение на промпереработку. То есть термическая обработка в колбасном и консервном производстве. Сейчас вижу в магазинах много импортного мяса. Кто дал им разрешение, я не знаю. При министерстве сельского хозяйства есть ветеринарные службы. Я в свое время работал технологом в министерстве молочной и мясной промышленности КазССР. И тогда бруцеллезное и туберкулезное мясо доходило до 40 % от всей продукции. Мясо больного скота отправляли только на консервное производство. А сегодня нигде не написано, что у нас столько-то больного мяса. Нет учета, нет контроля. А раньше при МВД существовала ветеринарная милиция. Два раза в год проводили оздоровление скота. На мясокомбинатах производили забой, где есть специальные санитарные зоны. А где нет санитарных зон, там раз в месяц проводили забой. После чего весь инструментарий дезинфицировали. К работе с больным мясом допускали людей старше 22 лет, у кого уже выработался иммунитет.
      — Сейчас зооветеринарные службы тоже проводят мероприятия. Но мы о них как-то не слышим.
      — Сообщают только общее количество скота и сколько отправляется на термическую переработку. А процент больного скота не оглашается. И хранили такое мясо раньше отдельно.
      — Это в силу того, что большинство предприятий частные. У них свои правила.
      — Раньше по частным дворам ходили и заставляли сдавать скот, в принудительном порядке.
      — В вашем университете ведутся научные разработки в области мясопереработки, добавок?
      — Да. Я уже говорил про баранину с использованием белковорастительной композиции. Занимаемся увеличением выхода продукта и повышением пищевой биологической ценности.
      — Ваши разработки находят применение на предприятиях?
      — Пока нет. В некоторых алматинских предприятиях принимают наши разработки. Мы участвовали в международных выставках. С 2008 года у нас есть 24 золотые медали, 2 серебряные и несколько дипломов. Международный форум проходил в Москве под названием «Местная индустрия». А также «Золотая осень» международная выставка проводится в Москве. Получается, два раза в год. Мы ездим, выставляем свою продукцию и привозим награды.
      — И чем можно объяснить, что эти реально умные идеи не находят воплощения в производстве?
      — Раньше, когда существовало министерство мясной и молочной продукции, там плавно внедряли новые техники и новые технологии, которые давали нам экономический эффект. Новое оборудование – это хорошая производительность и меньшие потери. О технологиях с использованием добавок я уже говорил. Увеличение выхода и удлинение сроков хранения. На сегодняшний день контролирующего и координирующего органа нет.
      — А сами предприятия к вам не обращаются?
      — Обращаются. Мы работаем по их заказам.
      — Это очень хорошо. Может, найдется такой орган, который будет сплачивать науку и производство.
      — Во многих мясоперерабатывающих производствах работают не специалисты. Этим людям главное — иметь прибыль. О повышении качества и пищевой энергетической ценности они не думают. А сделать затраты на новые виды продукции они не хотят.
      Колбасу в магазине не выберешь
      — Дайте несколько советов как выбирать продукт или, от чего стоит отказаться?
      — В магазине большой ассортимент колбас. Все они на вид кажутся вкусными. А если продегустировать эти колбасы, вкуса мяса там почти нет. Они напичканы разными усилителями. Неспециалисту это трудно определить. Добавляют ГМО продукты — в России это строго запрещено, а у нас есть предприятия, производящие такую продукцию подпольно. Нужно усилить контроль и исследовать. Есть электронный сканирующий микроскоп. На ломтик колбасы наносится краска и сканируется. Если это мясо – красный цвет. Если соя – зеленый цвет. Каррагинан добавляется – синий цвет.
      — Нужно, чтобы покупатели носили с собой такой сканер? 
      — Надо, чтобы в лабораториях было такое оборудование для объективной оценки.
      — Думаю, нужно начинать с самих производителей.
      — Недобросовестные работники лабораторий дают сертификат качества, даже не посмотрев колбасу.
      — Остается надеяться только на порядочность производителя.
      — Нам о судьбе своего народа надо думать.
       
      Евгения Морозова
      Источник: https://365info.kz/2014/12/vy-vse-eshhe-verite-v-kolbasu-iz-myasa-i-xalal-kolbasu-prostoj-chelovek-ekspert/
    • By Служба новостей
      – Сельскохозяйственная продукция бывает контрабандной, фальсифицированной, контрафактной. Это полный перечень или его можно продолжить?
       
      – В последнее время государство, общественные организации обращают большое внимание на качество продуктов питания, поэтому часто говорят о некачественной продукции. Мы слышим об этом в быту, узнаем из средств массовой информации. При этом нигде не определено, что же это такое. Неслучайно и законодатели, и потребители нередко подменяют одно понятие другим.
       
      – Что же такое некачественная мясная продукция?
       
      – Понятие качества предусмотрено Федеральным законом «О качестве и безопасности пищевых продуктов», рядом других документов, однако вопрос о некачественной продукции остается дискуссионным. Целая наука – теория качества – пытается найти ответ.
       
      «Вопрос о некачественной продукции остается дискуссионным»
       
      С точки зрения теории качества, если продукт соответствует требованиям документации, согласно которой разработан, то он считается качественным.
       
      – Даже если это мясные изделия, скажем так, не самого лучшего качества?
       
      – Да. Например, в состав продукта входит мясо механической обвалки. Но если производитель не утаил и указал, что в этом продукте есть такой ингредиент, то он никого не обманул, нормативные требования не нарушил. Правда, и цена на мясные изделия такого качества должна быть иной.
       
      – Получается, качественная продукция формально отличается от некачественной только тем, что она соответствует документации…
       
      – Конечно, термин требует уточнения, его нужно доработать, чтобы стратегия повышения качества пищевой продукции развивалась в правильном русле – в интересах потребителей. Важно четко сформулировать, что же такое качественная продукция. Из этого определения можно будет сделать вывод, какую продукцию мы вправе называть некачественной. Термин качества, который приведен в Федеральном законе «О качестве и безопасности пищевых продуктов», тоже требует корректировки.
       
      «Термин качества требует корректировки»
       
      – Чем именно эта формулировка не устраивает представителей мясной индустрии?
       
      – Толкование в большей мере соотносится с удовлетворением физиологических потребностей человека, имеет, я бы сказала, медицинскую направленность.
       
      «Мы же хотим питаться не только безопасными, но и вкусными продуктами»
       
      Но мы же хотим питаться не только безопасными, но и вкусными продуктами. Так ведь?
       
      – Трудно не согласиться...
       
      – Как говорят специалисты, мы едим глазами, потом языком, и только затем наш организм принимает либо не принимает продукт.
       
      – Из упомянутого списка продукции НИИ мясной промышленности занимается в первую очередь исследованиями фальсификата?
       
      – Не только, мы работаем во многих направлениях. Например, продолжаем искать научные подходы, которые позволили бы определять страну происхождения. Но работа на начальном этапе.
       
      «По куску мяса без маркировки пока невозможно узнать страну его происхождения»
       
      Например, виноделы могут определить, откуда поступила продукция. В мясной промышленности по куску мяса без маркировки пока невозможно точно сказать, что страна его происхождения, допустим, Бразилия. Но исследования в этом направлении проводятся, хотя и не все получается.
       
      – Это решаемая задача?
       
      – Думаю, да. Есть несколько подходов, которые помогут нам это сделать. Но анонсировать их не могу. Там, где сейчас получается, возможно, дальше дело застопорится. Так что пока о чем-то конкретном говорить преждевременно.
       
      – На какие методики опираетесь при организации работы в этом направлении?
       
      – На ДНК-анализ и другие высокоточные аналитические методы.
       
      – По некоторым оценкам, доля фальсификата в сегменте колбасных изделий и полуфабрикатов на российском рынке доходит до 80%. Можно доверять этим данным?
       
      – С начала работы по поручению Президента РФ над стратегией повышения качества пищевой продукции наш институт придерживается точки зрения, согласно которой сегодня ни одна организация не может точно оценить уровень фальсифицированной и некачественной продукции на рынке.
       
      – Что мешает?
       
      – Ни один контролирующий орган не наделен в полной мере такими полномочиями.
       
      – А как же регулярные исследования и оценки, например Роспотребнадзора, Роскачества, на основе которых не без помощи СМИ время от времени возникает переполох?
       
      – Не берусь комментировать данные исследования и точность оценки. Но в них, к слову, речь идет преимущественно только о несоответствии, связанном с пищевой ценностью. Кроме того, подобный анализ проводится на очень небольшом объеме продукции, исследования касаются в лучшем случае одного региона.
       
      «Анализ проводится на небольшом объеме продукции, исследования касаются одного региона»
       
      Поэтому неправильно результаты, полученные, например, в Московской области, распространять на другой регион, а тем более на всю страну. В Красноярском крае, любом другом субъекте России ситуация может кардинально отличаться. Поэтому оперировать конкретными цифрами, утверждать об уровне качества или количестве фальсифицированной продукции сложно. В отчетах Россельхознадзора или региональных управлений ветеринарии, которых, кстати, в открытом доступе нет, не содержится подобной информации.
       
      – Что нужно предпринять, чтобы такая информация появилась, и желательно точная? За что ратует НИИ мясной промышленности?
       
      – За то, чтобы на государственном уровне осуществлялся мониторинг качества продукции. Это необходимо, чтобы понимать, какая продукция и по каким критериям, показателям не отвечает современным требованиям, каков объем фальсификата.
       
      – Кто, на ваш взгляд, должен осуществлять мониторинг?
       
      – Это могут быть уполномоченные органы контроля, имеющие разветвленную сеть лабораторий. Но важнее вопрос о том, куда будет стекаться собранная информация. По нашему мнению, это должны быть центры компетентности. В таком качестве могут выступать научные институты или организации, которым доверяет государство. Сотрудникам этих центров нужно уметь анализировать большой объем информации и выявлять на ее основе тенденции в сфере мясопереработки и качества продукции.
       
      «Качеством продукции нужно управлять»
       
      Это необходимо для разработки новых методик, своевременного обновления нормативных актов, например, введения или исключения отдельных критериев, показателей оценки и т. д. Качеством продукции нужно управлять, то есть понимать, что сделать, чтобы его обеспечить, повысить или сохранить в процессе срока годности продукции.
       
      Не менее важным остается вопрос информирования и повышения грамотности потребителей. Покупатель может приобрести качественный продукт, например мясной полуфабрикат, и нести его по жаре несколько часов, заходя в другие магазины. Понятно, что в таком случае продукт портится, и вина в этом уже не производителя, а потребителя.
       
      – Какая мясная продукция сегодня может быть признана фальсифицированной?
       
      – Законодательно установлены два критерия. Первый – в составе продукта указан ингредиент, которого на самом деле в нем нет. Второй – на маркировке не указан компонент, который входит в состав продукта.
       
      «Законодательно установлены два критерия признания продукции фальсифицированной»
       
      В законе «О качестве и безопасности пищевых продуктов» говорится о неправильном декларировании информации для потребителя в маркировке.
       
      Но на практике мы сталкиваемся с продукцией, для которой характерно наличие так называемой технологической примеси. Нередко производитель физически не может гарантировать отсутствие данного компонента в продукте. Известны случаи, когда в продукции, изготовленной из мяса говядины, с помощью ПЦР-метода находят ДНК свинины.
       
      «Иногда производитель не может гарантировать отсутствие технологической примеси»
       
      Начинаем разбираться и выясняем, что предприятие использует свинину для производства изделий других видов. Проблема в том, что ему не удается разделить потоки настолько, чтобы исключить технологическую примесь. Высокочувствительный метод ПЦР позволяет определить фактически любое, самое минимальное, количество примесей.
       
      И этого достаточно для предъявления контролирующими органами претензий производителю, которого обвиняют в фальсификации продукта. Формально это обоснованно, поскольку в продукте есть ингредиент, не указанный на маркировке. Но по факту умысла со стороны производителя не было.
       
      – Как защитить добросовестных производителей?
       
      – Сейчас мы пытаемся разработать количественную методику ДНК-анализа видовой идентификации. Как ожидается, она позволит оценивать объем привнесенных, причем непреднамеренно, компонентов в мясную продукцию. И тогда удастся провести, условно говоря, границу, чтобы определить, какой объем технологической примеси можно будет считать преднамеренным внесением.
       
      Есть случаи, когда не только технически, но и технологически производителю сложно предупредить попадание компонента в продукт, которого в нем не должно быть.
       
      – Например…
       
      – Употребление сорбиновой кислоты в составе колбасных изделий запрещено – при определенных условиях обработки она может превращаться в канцероген. Однако во многих пищевых добавках и ингредиентах для колбасы, например в меланже, эта кислота разрешена. Налицо противоречие, которое оборачивается неприятностью для предприятия. Получается, что производитель, который добавил меланж в колбасную продукцию, нарушил установленные требования. Мы неоднократно поднимали этот вопрос везде, где только можно. Надеемся, нас услышат.
       
      «Неоднократно поднимали этот вопрос везде, где только можно. Надеемся, нас услышат»
       
      – И все же, по вашим оценкам, среди какой группы мясной продукции выше вероятность приобрести фальсифицированную?
       
      – Среди вареных колбас – традиционно большой по объему в нашей стране группы мясной продукции. В СМИ часто упоминаются консервы, но в связи с количеством фальсификата я на первое место ставлю все же вареные колбасы. Их покупают круглый год. А консервы – преимущественно сезонный продукт, который пользуется спросом, когда начинаются поездки на дачу, походы.
       
      – При выборе мясной продукции потребителям стоит ориентироваться на цену? Качественный продукт из мяса не может стоить дешево?
       
      – Конечно. НИИ мясной промышленности предлагает ввести такой опосредованный показатель, как минимальная стоимость разных видов продукции. Это своего рода маркер для покупателей.
       
      «Цена продукции – один из маркеров для покупателей»
       
      Все, что ниже определенной суммы, будет сигнализировать потребителю на то, что продукт, возможно, фальсифицирован. Кстати, идея родилась на основе зарубежной практики. Опыт коллег в других странах показался нам интересным и заслуживающим внимания.
       
      – Какие способы проверки мясной продукции сегодня используются?
       
      – Методик много, в том числе высокоточных, они постоянно совершенствуются. Видовая идентификация проводится с помощью ПЦР-диагностики, иммуноферментного анализа, хроматографических исследований. На их основе можно определить, что входит в состав продукта.
       
      В настоящее время мы подбираем метод, который позволит контролировать применение антибиотиков в ветеринарии, а точнее выявлять остаточное количество и их метаболиты в мясных продуктах. Поскольку организм животного перерабатывает лекарственные препараты, в мясной продукции нужно искать различные метаболиты, а не антибиотики в чистом виде. Такого мнения придерживаются специалисты разных стран.
       
      «В мясной продукции нужно искать метаболиты, а не антибиотики в чистом виде»
       
      – Существуют ли методики экспресс-тестирования, которые помогли бы дать ответ на «вечный» вопрос, сколько мяса в колбасе?
       
      – На основе электрофореза и хромотографии мы разрабатываем методику и, по сути, пытаемся ответить на этот «вечный» вопрос. Предпринимаются попытки создать экспресс-метод, но пока об этом говорить преждевременно. Между тем развивается направление выявления фальсификации с помощью инфракрасной спектрометрии. Быстрый и простой в исполнении метод.
       
      Продолжается работа по созданию прибора для оценки термического состояния мяса. Такое устройство по электропроводности позволит определить, было ли заморожено мясо. Прибор сконструировали, опробовали, осталось внести его в реестр средств измерения.
       
      «Устройство позволит определить, было ли заморожено мясо»
       
      Надеемся, он будет востребован, так как позволить выявлять отклонения в физико-химических характеристиках продукта.
       
      – Чем опасна фальсифицированная мясная продукция для потребителя?
       
      – Опасностей несколько. Первая заключается в том, что нет гарантии безопасности входящих в продукт ингредиентов, которые не указаны на маркировке, а значит, по сути, скрываются производителем. Вторая опасность связана с восприимчивостью потребителя к отдельным видам продукции, например, аллергией. Аналогичная ситуация с людьми, имеющими хронические заболевания. Им, как известно, могут быть противопоказаны те или иные виды продуктов или пищевых компонентов.
       
      – Как покупатель фальсифицированной продукции может защитить свои права?
       
      – Обратиться с претензией в Роспотребнадзор, который откликается на подобные сигналы. В таких случаях есть основания для проведения внеплановой проверки.
       
      – Какие пробелы в законодательстве или техническом регулировании позволяют такой продукции попадать на прилавки?
       
      – Выборочный и недостаточный контроль. В России принята концепция риск-ориентированного подхода к госконтролю. При этом важно разработать правильную матрицу анализа рисков. Нужно учитывать, какая история у предприятия, знать, какие виды фальсификации бывают, какая продукция наиболее часто фальсифицируется, и какими компонентами злоупотребляют производители. Но для этого нужен мониторинг, о котором я говорила выше. Без него правильно оценивать риски невозможно.
       
      «В новых условиях госконтроля важно разработать матрицу анализа рисков»
       
      – Насколько актуальна проблема фальсификата на рынках других стран?
       
      – На мероприятиях в рамках международного мясного конгресса, в работе которого мы участвуем, одна из самых актуальных тем – инструментальные методы выявления фальсифицированных продуктов. Для многих стран важны вопросы недекларируемых компонентов, остаточных ветеринарных средств, применяемых в лечебных целях. В США тема, связанная с аллергенами, – одна из самых дискуссионных. Эксперты выступают за ужесточение контроля, предлагают новые методы выявления фальсификатов.
       
      – Кто инициирует проверку мясной продукции специалистами вашего института?
       
      – К нам часто обращаются производители, особенно в спорных случаях. Мы много работаем с общественными организациями. Стоит заметить, что к специалистам ВНИИМП им. В.М. Горбатова с простыми вопросами не обращаются.
       
      «К специалистам ВНИИМП им. В.М. Горбатова с простыми вопросами не обращаются»
       
      Привозят продукцию на исследование в рамках программы производственного контроля. У нас хорошо оснащенный испытательный центр. Специалисты рассматривают конкретные случаи по итогам контрольных мероприятий, помогают выяснять причины того или иного решения, анализируют программу производственного контроля. Иными словами, эксперты ищут слабые места, чтобы дать ответ на вопросы о том, что послужило причиной претензии к производителю, и как исправить ситуацию.
       
      – Как в НИИ мясной промышленности поступают с результатами исследований мясной продукции?
       
      – Если в результате исследования выясняется, что продукт небезопасен, мы уведомляем об этом соответствующие органы.
       
      «Если продукт небезопасен, мы уведомляем об этом соответствующие органы»
       
      По вопросам ветеринарного контроля и надзора работаем вместе с ветеринарной службой, некоторые показатели заводим в информационную систему «Веста». При выявлении фальсификата оснований для уведомления нет, поскольку сложно доказать преднамеренность действий производителя.
       
      – Электронные информационные системы будут содействовать уменьшению фальсифицированной продукции?
       
      – На мой взгляд, нужна информационная система, устроенная не по принципу учета недобросовестных поставщиков и производителей фальсифицированной продукции. Таких электронных ресурсов много. Кроме того, черные списки ведут и общественные организации.
       
      «Черные списки ведут и общественные организации»
       
      Нужна система, в которой будут зарегистрированы, условно говоря, продукты хорошего качества. Это поможет потребителю ориентироваться в мясной продукции. Но это должна быть не маркетинговая система, а именно инструмент, который помогает покупателю делать выбор в пользу хороших продуктов. Думаю, и производители захотят, чтобы их продукция была представлена в такой системе.
       
      – А не появятся ли желающие «приплатить» за попадание в такую базу данных?
       
      – В том и состоит задача, чтобы создать честную систему. Базы данных, в которые заносят производителей за нарушения, мало помогают покупателю. Кстати, иногда в них попадает продукция добросовестных производителей, и только потому, что ее исследовали с нарушениями, например, пробы отбирали неправильно.
       
      «Базы данных, в которые заносят производителей за нарушения, мало помогают покупателю»
       
      Но доказать это предприятию бывает сложно. Поэтому предлагаем от черных списков в мясной индустрии переходить к белым.
       
      – Такую систему действительно можно создать?
       
      – Можно, но это будет сложное мероприятие.
       
      «Репутацией не торгуют»
       
      – Кто должен участвовать в ее создании?
       
      – Тот, кто готов нести ответственность перед производителями. Кто понимает, что репутацией не торгуют. Она либо есть, либо отсутствует. Запятнанная репутация восстановлению не поддается.
       

       
      Источник: www.ветеринария.рф
    • By Служба новостей

      Жители небольшого городка Эпила, находящегося в 43 километрах от Сарагосы, вовсю эксплуатируют классический снековый автомат. Как говорят владельцы автомата продажи идут каждый день, 24 часа в сутки. Только вот продает этот автомат не снеки, а мясную продукцию — колбасу, мясную нарезку, копчености, сосиски и пр.
      Жителей в этом небольшом городке всего 4700 человек, поэтому крупные ритейлеры не очень охотно к ним едут открывать свои магазины. Магазины средней руки тоже не балуют жителей этого городка, если и есть, то закрываются рано. Поэтому за своими «капризами» приходится ездить в Сарагосу.
      Поэтому чтобы удовлетворить нужды жителей города Эпила в мясной продукции, компания Carnicas Lifara установила для них торговый автомат по продаже колбасы.
      Как рассказывает менеджер компании Джон Кальехас, — «в течение недели, обычно продаются лотки с нарезкой, в то время как в выходные распродаётся уже колбаса, бекон в упаковках и сосиски».
      Компания Lifara это семейная фирма, базируется в Сарагосе, в настоящее время держит 16 мясных магазинов в провинции Арагон. Продукция производится собственной фермой и цехом. Домашняя колбаса – один из наиболее востребованных продуктов. За неделю компания распродает около 200 кг кровяной колбасы.
      Установка торговых автоматов помимо магазинов, стала еще одним каналом продаж для этой компании. Зачастую компаниям не выгодно открывать магазины в небольших городах и поселениях. В деревеньках не те обороты, чтобы был смысл оплачивать аренду помещения и зарплаты продавцам. Однако торговые автоматы совсем другое дело, даже один аппарат может полностью удовлетворить потребности жителей в небольших поселениях. В то же время нет больших затрат на аренду, нет необходимости нанимать персонал. Выгода очевидна.
      Источник: veq.ru
  • Who's Online   1 Member, 0 Anonymous, 48 Guests (See full list)

  • Who Was Online

    4 Пользователей было Online за последний 24 часа
×

Important Information

Обновлены следующие документы: Terms of Use Privacy Policy