Независимый портал
для специалистов мясной индустрии
подписаться Вход / регистрация Войти
Андрей Куспиц

Интервью Андрей Куспиц

генеральный директор
Гаспарян и Куспиц, ООО
Колбаса это не только утилитарный продукт, но и предмет высокой гастрономии

После того, как Андрей Куспиц, совладелец производства мясных деликатесов Le Bon Goût, открыл вместе с Аркадием Новиковым ресторан «Колбасный цех», к нему стали обращаться за помощью при реализации подобных проектов.

Сейчас Андрей Куспиц выступает как независимый консультант по колбасному производству и помогает в запуске мини-производств премиальной продукции в российских регионах.

Одним из трендов в мясной индустрии сегодня является рост интереса к ремесленным колбасам, изготовленным по старинным, аутентичным рецептам, отмечает он.

 

Расскажите, с чего начался ваш путь в качестве независимого консультанта по колбасному производству? Можете назвать первые проекты?

Прежде всего, подчеркну, что я занимаюсь ремесленным, а не промышленным производством колбас. Меня интересуют долгие производственные процессы, старинные рецептуры, технологии, которые существовали задолго до современной промышленности с высокой долей ручного труда. Изучением этой темы я занимался в романской Европе – во Франции, Италии, также брал уроки у испанцев. То есть, перенимал опыт там, где сохранились и выжили, выдержав испытание временем, рецептуры и технологии прошлого, отличные от тех, которые применяются в массовом производстве.

В 2010 году вместе с моим товарищем из Франции Николя Шавро мы запустили в Москве небольшое производство ремесленных колбас, ориентированное на французское землячество, – Le Bon Gout. После введения санкций вместе со знакомым фермером я организовал небольшое производство, где выпускаются провесные окорока, – то, что сейчас в России называют словом «хамон» (во Франции Jambon du Pays, в Испании – Jamon). Кроме того, мы делаем фуа-гра, а сами утиные тушки перерабатываем в сыровяленые колбасы и другие интересные изделия, не характерные для советского периода истории мясопереработки.

Российская империя до войны 1914-18 гг. экспортировала провесные окорока. Сейчас мы занимаемся возрождением традиций.

Так сложилось, что на рынке колбас часть верхушки пирамиды представляла собой не характерные для российских традиций сыровяленые продукты и была наполняема исключительно импортом. Этот сегмент в связи с санкциями полностью исчез, освободив определенную нишу. При этом, потребность в качественных ремесленных колбасах «не русских вкусов» осталась.
Следовательно, возник интерес к таким продуктам со стороны российских предприятий, в частности, Центрального региона. Поскольку на тот момент я уже давно занимался ремесленными колбасами романских направлений, ко мне обратились представители крупного агрохолдинга, расположенного в Ярославской области. Агрохолдинг специализировался на молочном животноводстве и производстве молочной продукции, а также имел небольшой цех мясопереработки (мощностью 1-2 головы скота в день), куда поступало мясо коров, выработавших свой срок. Понятно, что для крупных производителей такие объемы смешны. Но это мясное производство, побочное при производстве молока, своего рода способ утилизации выбракованных по снижению надоев коров. Они делали стандартные колбасы эконом-сегмента в золотой оболочке, которую так любят в регионах. Но, как можно было предположить, направление оказалось нерентабельным. Маленький производитель никогда не сможет конкурировать с крупным игроком по цене. Он может выиграть исключительно за счет высокого качества продукции и большой доли ручного труда, выпуская ремесленные колбасы или близкие по формату изделия.

Обсудив стоящие перед предприятием задачи, мы скорректировали ассортиментную политику и создали новую интересную линейку премиум-продуктов, заменив лишь две единицы оборудования. Из состава дорогих колбас исключили загустители и прочие искусственные добавки. Учитывая возможность работать с парным мясом, которое поступило на производство сразу после убоя, в линейке продуктов высокой ценовой категории решено было выпускать безфосфатные сосиски, потому что фарш достаточно липкий в течение нескольких часов после убоя, и структура вполне держится без фосфата. Для потребителей, запуганных страшилками в СМИ, слово «фосфат» звучит неоправданно страшно.

С тех пор, как меня привлекли в качестве консультанта, прошло три года. Сегодня агрохолдинг выпускает две линейки: низкого ценового сегмента и высокого. Продукты высокого ценового сегмента выполнены в натуральных оболочках, без замен мяса, с натуральными специями. Оба направления продукции находят своих покупателей.

 

Осенью 2017 года вместе с Аркадием Новиковым вы открыли в Москве ресторан «Колбасный цех». В чем заключается его уникальность?

Когда известный ресторатор Аркадий Новиков предложил мне реализовать совместный проект – ресторан «Колбасный цех» – я сразу согласился, оценив его потенциал. Основная идея заключалась в том, чтобы расположить на виду у публики, за стеклом, небольшое колбасное производство. Такой цех работает как шоу-рум, показывая, что колбасы и сосиски могут быть не только продуктом массового спроса и частичным способом утилизации отходов убоя, но и предметом высокой гастрономии.

Этот ресторан привлек и профессионалов мясной отрасли. Многие справедливо восприняли его, как ресторан, посвященный профессии колбасника. Так, на второй день после официального открытия здесь собрались посмотреть и попробовать, что можно сделать в микроформате, многие известные специалисты отрасли. В частности, даже Владимир Романов остался доволен и приятно удивлен качеством колбас, паштета и ветчин.

В октябре прошлого года ФГБНУ «Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова» РАН (ВНИИМП) провел в ресторане награждение победителей Международного конкурса качества мясной продукции «Мясной Оскар».

Ресторан – это место, где гарантированно есть спрос на подобные продукты. Например, по выходным приезжают родители с маленькими детьми, чтобы покормить их сосисками, которые делают тут же, при них. Многие настолько напуганы современными СМИ, что сосиски, купленные в магазине, находятся для детей под запретом, хотя на самом деле, ничего опасного или вредного для здоровья в них нет. Требования к продуктам, маркированным, как «предназначенные для детского питания», в нашей стране особенно высоки.

Конечно, в составе сосисок по цене 200 руб./кг много растительных и других компонентов, заменяющих мясо, а также жиры и т.п., но при этом, они отвечают всем требованиям безопасности. Мы понимаем, что сосиска из мяса говядины высшего сорта будет стоить явно не дешевле, чем килограмм сырого мяса. Кроме того, помимо основных расходов на производство и логистику, в ее цену должна быть заложена прибыль… Получается, такую сосиску не грех съесть и в пост!

Когда процесс изготовления происходит на глазах посетителей ресторана, они уверены в качестве продукции, и не зря.

Замесы в «Колбасном цехе» микроскопические, все изготавливается по 15 кг. Процессы долгие – здесь приветствуется производство по старинным рецептам. Например, венскую сосиску, которая была придумана в 1802 году Иоганном Ланером, я делаю не по советской классической рецептуре, а по той, что опубликована еще в 1871 году. Датскую сардельку мы выпускаем по рецептуре 1903 года.

Докторскую колбасу изготавливаем по первому советскому сборнику рецептур, выпущенному ленинградским «Пищепромиздат» в 1938 г., заменив селитру на нитритную соль. Поскольку она не похожа на известную нам сегодня докторскую, и называть ее так по законодательству мы не имеем права, то мы назвали колбасу «Домашняя».

Кроме того, проект открывает возможность для творчества, разработки авторских рецептур. К моим собственным находкам относится, в частности, утиная сосиска, колбаска из говядины с медом, курдючным жиром и зирой.

Одна из задач – познакомить посетителей ресторана с европейской колбасной и сосисочной классикой. К ней, например, относится Белый Будан, сложная французская сосиска, или то, что я называю «папа не может», так как, согласно старинному рецепту, она приготовляется на основе особого молочного отвара. В течение нескольких часов 12 трав варятся в пяти литрах молока, упариваясь до трех литров; в отвар добавляется сок от предварительно потушенных грибов, апельсиновая цедра, апельсиновый ликер, взбитые белки и свиная лопатка. Вот секрет приготовления сосиски, название которой звучит так, будто это парфюмерное творение!

Сложнее всего было найти изначальный рецепт Баварской сосиски, потому что в современных немецких сборниках промышленных рецептур не самые интересные рецепты. Но, движимый идеей сделать эталонный продукт, я отыскал в немецком городке Фризенхайм дедушку, который изготавливает ее вручную уже сорок лет, и он поделился аутентичным рецептом. Сосиска получилась намного вкуснее аналогов, которые вы можете увидеть в немецких бюджетных супермаркетах.

Кстати, какая страна является законодателем колбасной моды?

Для ответа на ваш вопрос необходимо обратиться к истории. Итак, колбасы существуют на нашей планете около 7 тысяч лет. Древнейший рецепт был записан клинописью в Месопотамии 4,5 тысячи лет назад.

Впервые колбасы появились предположительно в Северной Африке, дальше распространились на Ближнем Востоке и особенную популярность получили в Древнем Риме, в частности, в связи с необходимостью обеспечить армию стандартизированной порцией мясной еды. Именно там стали делать сосиски одинакового размера. И первые стандарты также были разработаны в Древнем Риме.

Хотя колбасы упоминаются в новгородских берестяных грамотах, в России они стали известным продуктом благодаря Петру Первому, который попробовал их в Германии. В допетровскую эпоху все мясные изделия и заготовки были преимущественно крупнокусковыми, применялось копчение.

Таким образом, в России законодателем колбасной моды на протяжении 300 последних лет оставалась Германия, потому что наша страна изначально оказалась в немецком «колбасном фарватере».

Производство колбас, прежде всего, развивалось именно в тех странах, которые входили в состав Римской империи, но именно германские народы постепенно стали двигаться в несколько ином направлении, нежели Франция, Италия, Испания. Все техники, сложившиеся тысячелетиями, германцы начали переосмысливать, на старинные рецептуры стали накладываться другие приемы приготовления – на основе разных народных традиций и характеров.

Уже в позднем Средневековье стало очевидным глубокое расслоение между двумя направлениями развития колбасного дела. Влияние немецких техник, просто в силу географического положения Германии, распространилось в странах Восточной и Северной Европы. Так получилось, что Россия переняла немецкий опыт и путь развития производства.

Интерес к французскому и итальянскому направлению проявлялся эпизодически, и особенно в XIX веке. Так, в 1901 году в России была издана книга «Французское колбасное производство. Способы приготовления французских колбасных продуктов» за авторством доктора медицины Л.Н. Симонова под редакцией ветеринарного врача М.А. Игнатьева. В ней рассматривались основные признаки французского производства колбас и отличия от направления, принятого в то время в России.

Удивительно, но сегодня мода на французские рецептуры и техники возвращается. Так, в Англии термин “specialty meats” – мастерство приготовления, нарезки и подачи различных продуктов из мяса – сменился на заимствованный франкоязычный термин “charcuterie”.

Интерес к ремесленным колбасам возникает и в России – в противовес англосаксонской традиции, которая практически полностью сконцентрирована на промышленном производстве.

Сегодня даже бывшие английские колонии, ставшие Соединенными Штатами Америки, оказывают обратное влияние на свою прежнюю метрополию. Дело в том, что индустриализация в США была настолько мощной, что затронула колбасное производство уже начиная с XIX века, когда стали применяться паровые машины для крупных мясоперерабатывающих предприятий.

К началу Второй мировой войны США стали производить вкусные изделия для масс-маркета с большим количеством замен.

Индустриализация во всех отраслях производства молодой советской республики была главным делом в 20-30х годах прошлого века. Технологии мясного дела были закуплены именно в США, и на этой основе к 1938 году в СССР были построены первые восемь мясоперерабатывающих заводов. Известный альбом со сборником рецептур, изданный в 1938 году, был подготовлен советскими специалистами вместе с коллегами из США, поэтому, название каждой рецептуры продублировано на английском языке.

Примерно тогда же Северная Америка оказала влияние и на Великобританию, где ремесленные колбасы исчезли почти полностью, за редким исключением, например, знаменитого йоркского окорока, рецептура которого была известна еще до открытия Америк и осталась неизменной до сих пор.

Йоркский окорок выжил и во Франции, и очень интересно, что на протяжении последнего десятилетия в мире, в том числе в англосаксонских странах, входят в моду именно франко-итальянские колбасные рецепты. В сущности, традиции двух стран очень близки, а вот испанские принципы мясопереработки от них отличаются, и они менее известны в России. Из испанских колбас все знают, пожалуй, только чоризо, и этим наше представление о национальной кухне и колбасном деле Испании исчерпывается. О соседней с ней Португалии и говорить не приходится.

В силу специфики кулинарных предпочтений в России более известны итальянские слова, так или иначе относящиеся к колбасному делу. Кроме того, как я уже сказал, сейчас во всем мире прослеживается нарастающий интерес к французским и итальянским колбасам, причем именно ремесленным, а не промышленным.

Итальянские и французские ремесленные техники обсуждают целые профессиональные форумы специалистов мясной индустрии.

Мода на рукодельные колбасы Италии и Франции охватила гурманов. Но это будет лишь дополнением к неизменным российским вкусовым предпочтениям. Любовь к краковской, чайной и прочим колбасам у многих закодирована уже в генах. В самой же Германии и Чехии интенсификация началась во время империалистической войны 1914-1918 гг. Увы, в самой Германии мелкий колбасник выживает с трудом.

Мода на итальянские и французские рецептуры и техники возвращается – в противовес англосаксонской традиции.

Потребление колбасных изделий в России медленно, но неуклонно падает. Что может стать драйвером продаж?

Мы переживаем эффект, который последовал за насыщением рынка, и ничто не станет драйвером продаж. Рынок сработал следующим образом. В СССР, особенно на излете, в период застоя, мы находились в ситуации, когда было понятно, что «колбасы на всех не хватит». Мы жили в «эпоху колбасных электричек», и ездили в столицу из провинциальных городов и деревень, чтобы купить дефицитные продукты.

Вместе с падением «железного занавеса», к нам с запада хлынул поток самых дешевых и нездоровых колбасных изделий, которые действовали возбуждающе на неподготовленное сознание советского гражданина. Настал период, когда мы радовались ветчинам с изображением Великой китайской стены на упаковке, хотя их происхождение было сомнительным.

Затем бывшие советские предприятия получили новых хозяев и вступили в конкурентную борьбу, используя уже известные достижения мировой науки в области формирования вкуса. Так мы пришли к ситуации, о которой когда-то мечтал Михаил Задорнов, рассказывая, как увидел в Германии бесконечные ряды колбас. Сейчас они в изобилии представлены и в наших супермаркетах.

Что происходило с потребителем? Выпестованная долгими десятилетиями Советского Союза генетическая память говорила о том, что колбасы на всех не хватит, чему посвящена целая серия картин небезызвестного художника Васи Ложкина. Кстати, одна из его работ могла бы стать блестящей иллюстрацией к статье с таким содержанием!

Отсюда – совершенно ненормальная ситуация, когда бабушки всеми силами стараются, чтобы ребенок на завтрак обязательно съел что-нибудь вроде флуоресцентно-розового цвета, сосиски, а в школу ему дают огромный ломоть дешевой докторской колбасы.

Наши предки никогда не ели мясо каждый день. Мясо ели иногда, но зато это было настоящее мясо, а если они ели колбасу, то это была настоящая колбаса. Впрочем, если они ели яблоко, то это тоже было настоящее свежее яблоко, а не его современный вариант, который может по нескольку месяцев лежать на витрине, не теряя своих внешних и внутренних потребительских свойств.

Итак, бум спроса на колбасу сменился пресыщением потребителей, и теперь на прилавках грустно лежат изделия, интерес к которым неуклонно падает. Россияне успокоились: теперь колбасы, наверное, хватит на всех. Кроме того, увы, снизилась покупательная способность, а цены на многие продукты повышаются в связи с рядом экономических и политических факторов. Поэтому крупные заводы, которые кормят страну, вынуждены прорабатывать и линейки продуктов с невысокой ценой. Гурманов они не удовлетворят, но это – необходимость. Также не стоит сбрасывать со счетов и то, что последние несколько лет в погоне за рейтингами многие СМИ, совершенно не разбираясь в теме, запутали и запугали надуманною «вредностью» колбас.

На рынке хорошо себя будут чувствовать крупные игроки. Средние производители, которые не поймут, как нужно работать и не сосредоточатся целиком на ремесленных колбасах или полностью на индустриальном варианте производства, столкнутся с проблемами. Им будет очень сложно существовать, не заняв какие-то нишевые сегменты. На фоне этого будет увеличиваться доля ремесленных производств. Сначала это будет рост по экспоненте, потом падение и, наконец, их число стабилизируется на уровне, близком к нормальной европейской структуре, где параллельно существуют две системы потребления. Безусловно, свои коррективы в рынок внесет система «Меркурий».

От 10 до 20% мирового рынка (в России, скорее всего, не более 5%) займут ремесленные производства и переходящие на полупромышленное производство предприятия среднего размера. Они смогут составить конкуренцию крупным игрокам, но не за счет цены, а исключительно благодаря качеству продукции.

Только крупное предприятие сможет позволить себе выпускать широкую ассортиментную линейку, постоянно пополняемую новинками, и иметь совсем другое ценообразование, потому что оно обладает достаточными мощностями и выстроенной логистикой.

Мелкий производитель не сможет долго выдерживать такой режим – или он будет до бесконечности бороться с удешевлением, или выберет работу с интересными уникальными рецептурами, и, тем самым, найдет свою нишу. Кто-то сможет сконцентрироваться на спортивном, диетическом питании, кто-то – на высокой гастрономии, предлагая продукцию для сегмента HoReCa, кто-то выберет формат прямого сотрудничества с частными лицами и откроет собственные сети кулинарных лавок.

Массовый ритейл всегда будет заполнять полки предпочтительно недорогими, но вкусными товарами долгого хранения, однако, постепенно на них также начнут появляться продукты для различных этнических групп.

Так, в России продолжат развиваться направления «халяль» и «кашрут», которые пока находятся в зачаточном состоянии. Я еще не встречал известных и общепризнанных халяльных производств, хотя их не может не быть. Есть крупные производители, которые запускают отдельные линейки такой продукции, но в среде верующих мусульман к ним нет полного доверия, потому что на том же оборудовании, особым образом его промывая, зачастую перерабатывают также и свинину.

Тем не менее, создаются новые узкоспециализированные производства, направленные на удовлетворение запросов религиозно-этнического характера. Все это – общемировая тенденция.

Россия теперь является частью мирового рынка. Я уверен, недалек тот день, когда мы увидим в наших супермаркетах качественные ароматные стейки, напечатанные на аминокислотном принтере. А стейк, полученный от реальной коровы, которая в недалеком прошлом жевала траву, будет продаваться по цене черной икры. Одновременно, в наших супермаркетах станут появляться интересные колбасные изделия, рецептуры которых являются одним из достояний человечества.

Какие интересные колбасы не представлены на российском рынке? На какие позиции в ассортименте вы рекомендуете делать ставку?

В нашей стране производится очень мало сыровяленых изделий, которые популярны во всем мире. Наивысшего совершенства в их изготовлении достигли романские страны. Однако, длительный срок созревания сыровяленых колбас делает их неинтересными для промышленного производства. Например, сыровяленая колбаса из говядины, которую мы предлагаем в ресторане «Колбасный цех», созревает восемь недель, то есть два месяца. А на ферме, которая одновременно выступает в качестве моей лаборатории, я изготавливаю лионскую колбасу Розет с небольшими изменениями (добавляю немного вина «Черный доктор», в качестве оболочки использую свиные пузыри). Эта сыровяленая колбаса готовится пять месяцев, что делает ее неинтересной для массового производства.

Между тем, любой завод заинтересован в том, чтобы произвести продукцию максимально быстро, желательно за одну смену. Если классическая краковская колбаса делается четыре дня, завод старается сократить это время до одного, и в результате получается уже совсем другой продукт.

Практически не представлены на российском рынке колбасы с плесенью, традиционный деликатес в Испании, Франции и Италии. Есть даже анекдот на эту тему:

Покупатель в магазине спрашивает: «У вас есть дор блю?».
Ему в ответ: «А что это?».
«Это сыр с плесенью», поясняет он.
«Сыра нет, но зато есть колбаса дор блю и сосиски дор блю!».

У меня на ферме стоит камера созревания колбас с плесенью. Я использую пенициллин из лаборатории в городе Лионе и могу сказать, что из десяти человек один впадает в экстаз от вкуса этих колбас. Двое, попробовав впервые, говорят: «Да, неплохо...». Остальные семь человек стараются отскрести налет. Но эволюция сознания будет происходить и примерно через десятилетие колбасы с плесенью будут востребованы в России.

При этом, конечно, существуют дешевые варианты подобной колбасы: в Испании выпускается пищевой тальк со вкусом плесени и давно запущены в производство диверсифицированные версии, которые продаются по два евро. Процессы изготовления упрощаются с расчетом на масс-маркет.

Любовь россиян к сырокопченым колбасам останется неизменной, и, думаю, выйдет за пределы нашей страны.

Некоторая позитивная динамика наблюдается в сегменте сыровяленых ветчин. Причем, я говорю не только об окороках из свинины, но также из баранины, из овечьего мяса и т.д. В скором времени на рынке появятся довольно интересные новинки, которые, несомненно, будут пользоваться спросом. Хотя, большинству производителей я бы не советовал делать ставку на этот вид продукции.

Религия после развала СССР стала неотъемлемой частью нашей жизни. По преданию, святому Петру было видение, в котором последовательно явились три чаши, и он сказал христианам: «Ешьте все – я все очистил». В исламе, а тем более в иудаизме, каноны значительно жестче. Существует обширный свод запретов и ограничений с очень сложным подходом к выбору мяса. Многих продуктов, необходимых иудеям и мусульманам и отвечающим религиозным требованиям, на российском рынке не хватает. Если предложение для мусульман во многом уже во многих регионах отвечает спросу, то по кошеру в какой-то степени доступно лишь в Москве и Петербурге.

Странный феномен – в России под ветчиной подразумевается не цельнокусковое мясо, хотя ветчинная часть – это именно окорок.

Не могли бы вы поделиться каким-нибудь старинным рецептом с нашими читателями?

Конечно. Один из традиционных французских рецептов – «ветчина, варенная в сене».

Выбрав хороший кусок окорока, нужно аккуратно удалить из него кость, затем приготовить пяти-шести процентный рассол на основе нитритной соли и ароматных трав. Проинъектировать (прошприцевать) и оставить в рассоле в течение двух суток.
Приготовить ароматный бульон объемом примерно 30 литров, поместить туда ветчину 8-10 кг и добавить до 0,5 кг сена (разнотравье).

Разогреть воду до +85С, поместить туда окорок, дать температуре опуститься до +75С и поддерживать на этом уровне в течение 7-8 часов. Затем выключить, и когда температура снизится до +65С, вынуть окорок. Остудить окорок до +25С и поместить в холодильник на двое суток после этого можно снять остатки сена с продукта.

Как правило, ветчина оформляется на магазинных прилавках особым образом: продукт выкладывают на сене, чтобы подчеркнуть особенность изготовления и тонкий приятный аромат.

Подобный способ подачи можно увидеть в южной части Франции, где «ветчина, варенная в сене» высоко ценится.

В нашем следующем интервью с Андреем Куспицем мы подробно поговорим о выборе оборудования для колбасного производства.

Виктория Загоровская
Виктория Загоровская
3601
Комментарии

Ветчина, вареная в сене - впечатлило!!
Будучи в Москве, надо обязательно наведаться в ресторан!

Блоги — Читаемое
все блоги

Чтобы сохранить мясо - вы должны думать, как мясо!  Нереально крутая реклама. Тема доставки раскрыта. Захотелось пересмотреть "Майора Пейна"...

Когда твои сотрудники бояться слова СССР, и заменют его на СНГ. Неизвестная мне компания НЕОМАРТ дает веселые описания своих фосфатов в...

Про диоксид титана. https://medium.com/@flavorchemist/huyanium-peroxide-5bd207b645c4

Пиарщика и маркетолога пост. Тут совсем недавно все смаковали ТОП-100 Пиарщиков, кто попал в рейтинги опубликованые. Туда вошли и Дмитрий...

Сегодня мне мой сведующий друг сказал, что хипстеры оболочку с сосисок и колбас не счищают, а...

процесс прослеживаемости продукции на этапе термообработки

Здравствуйте коллеги. Интересует такой вопрос: как осуществляется процесс прослеживаемости...

2
cook
cook
Рабочие инструкции для персонала мясокомбината.

             Добрый день, коллеги. В настоящее время активно занимемся обучением персонала и...

6
Старичок
Старичок
Проблемы с ветчиной - вкрапления желе на срезе

Добрый день! Проблем делать ветчину, заворачиваем в пленку и в фабиос, после приготовления...

24
Konstantin Sokolov
Konstantin Sokolov
Говядина жилованная 14%. Методика проверки

Добрый день!   Возник у меня вот такой вопрос, возник он давно, литературу почитать я...

4
jumpa
jumpa
Искусственный шпиг - челендж 2018.

На фоне сложной экономической ситуации для мясопераработчиков, высоких цен на основное сырье,...

4
Хранение полуфабриката в металлической таре (приемном бункере).

Доброе утро!   Я не технолог, поэтому буду на пальцах все объяснять)) Возник вот...

6
jumpa
jumpa


Подписаться на новости
Спасибо за подписку!
Спасибо за подписку!
Вход в Личный Кабинет

Регистрация