Виктор Линник: Мы хорошие люди! Разве вы еще не поняли?



«Мираторг» — один из крупнейших в мире владельцев поголовья мясной породы скота ангус. Он же — главный поставщик мяса в российские рестораны. Владеют компанией братья-близнецы Линники. Один из них, Виктор Линник, рассказал «Снобу» о том, как они заработали первые деньги, почему поверили Путину и для чего производителям мяса полиграф.

 

Виктор, вы мясоед?

 

Конечно! Сейчас в основном ем говядину — стейки. И дома готовлю. Причем до того, как мы начали заниматься мясом, я ничего не умел, кроме как пельмени сварить и суп из пакетика. Потом пришлось научиться. Если мясо качественное, никаких проблем с готовкой нет. 

 

Вы занимаетесь мясом уже около 20 лет, были и остаетесь крупнейшими импортерами. Какую роль вы отводите удаче в своем деле?

 

Удача к этому отношения не имеет. Мы начали заниматься импортом в 1995–1996 годах с нуля, и в 1998 году уже входили в пятерку крупнейших импортеров. Мы трудоголики!

 

А как вы ими стали? Как был получен первичный капитал?

 

Мы с братом после армии пришли и пошли работать в Институт высоких температур, грузчиками — просто потому что он находился рядом с домом. Через год мы женились, денег не хватало, надо было что-то делать. Как раз в этот момент Советский Союз развалился, открылся рынок, появились иностранные туристы. И одному нашему знакомому пришла идея — создать контору, которая предлагает этим туристам экскурсии. Мы с братом пошли в Библиотеку иностранных языков на Яузе, месяца за два-три подтянули историю и английский — и вперед. Сделали щит, поставили на Красной площади. Написали на нем: «Экскурсии вокруг...»

 

blog_entry_0402640001502277673.jpg

Фото: Татьяна Хессо для Сноб

Раньше, когда открывали доступ к Мавзолею, все перекрывали. Иностранцы приходят, упираются в наших ребят в кепках и ничего не понимают — а тут мы со своим щитом стоим. Они подходят, мы начинаем с ними разговаривать. Так за девять месяцев сколотили первый капитал.

 

У нас есть друзья из Австралии, из США, которые знают нас 20 с лишним лет — познакомились на Красной Площади. Был один голландец — крупный управленец, его компания занималась сырами и сливками. Мы просто поговорили, водки выпили. И потом привезли первую машину этих сливок для кофе — это был 1994 или 1995 год. Сами привезли, сами растаможили, сами по магазинам развезли. Все сами сделали! Начали резко расти как импортеры. И в 1998 году, когда случился кризис, мы жестко попали. Но свои обязательства перед всеми выполнили, хотя долги были в долларах, а курс, если помните, в четыре раза вырос. 

 

Когда и почему вы решили производить свое?

 

Лет 15 назад Владимир Путин дал понять, что надо завязывать с импортом и начинать производить в России. Тогда же министр сельского хозяйства Гордеев несколько раз собирал совещания и говорил: ребята, в России есть все условия для того, чтобы производить, давайте, инвестируйте здесь. А мы уже были в пятерке крупнейших импортеров по свинине, говядине и птице — у нас был тесный контакт и с Министерством сельского хозяйства, и с ветеринарами, мы каждого крупного иностранного производителя знали. 

 

blog_entry_0400599001502277673.jpg

Фото: Татьяна Хессо для Сноб

О том, что нужно завязывать с импортом и производить здесь, говорили и много лет до этого.

 

Говорили. Но в таможне была дыра. А тут ввели квоты, появились национальные проекты, программа господдержки. Мы увидели, что пошли реальные дела, и начали инвестировать. И с тех пор нас этот процесс затянул.

 

В России правила игры постоянно меняются. Как в таких условиях построить производство с нуля, когда нужно планировать на 10–20 лет вперед?

 

В сельском хозяйстве окупаемость проектов — 8–12 лет. И действительно очень важно, чтобы правила игры не менялись. Наверное, тогда во многом решающую роль сыграла личность Путина как гаранта: у него слова с делом не расходились.

 

Насколько важно для большого бизнеса иметь политический ресурс?

 

Я бы сказал, репутация важна. И объединение в отрасли. Поэтому, когда в 2003–2004 году государство ввело квоты, мы организовали Национальную мясную ассоциацию. Основная задача была — обеспечить коммуникацию с чиновниками и сверить нашу и их стратегии развития сельского хозяйства.

 

blog_entry_0417643001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Какие аргументы при этом работают?

 

Аргументы абсолютно простые и понятные. Экспортировать надо максимум, импортировать — минимум. Вывозить сырье нельзя, его надо перерабатывать. Одно рабочее место в мясном скотоводстве (это данные из Австралии) создает семь рабочих мест в смежных отраслях. Поэтому, когда ты производишь и экспортируешь килограмм мяса, ты создаешь кумулятивный эффект для экономики. Мы понимаем, что сельское хозяйство у нас должно развиваться, и через пять-десять лет у нас должно быть такое производство говядины, чтобы обеспечить себя и иметь возможность экспортировать. Мы приходим к министру сельского хозяйства и говорим: наша стратегия вот такая, у вас какие мысли по этому поводу? Обсудили — совпадает; все, поехали. И если выстраивать свой бизнес таким образом, то государство всегда поддерживает. 

 

Про нефть то же самое говорили 20 лет.

 

Правильно! Зерно, молодцы, начали экспортировать, потенциал огромный с точки зрения земли в России. Но это не может быть стратегией. Это может быть временным шагом. Надо из зерна производить мясо, и уже его экспортировать, чтобы страна развивалась, чтобы рабочие места были.

 

Мы, кстати, в прошлом году заплатили 10 миллиардов рублей налогов. Из 30 тысяч сотрудников «Мираторга» 20 тысяч работают в сельском хозяйстве, из них непосредственно на селе — 10–15 тысяч, там, где до этого рабочих мест вообще не было.

 

Процентов 80 членов объединения стали инвесторами в сельское хозяйство. Многие отказались от импорта. В этом отчасти успех и «Мираторга», потому что мы в рамках объединения стараемся договориться с государством о том, что нужно для развития сельского хозяйства и, в частности, производства мяса. 

 

blog_entry_0415573001502277673.jpg

Фото: Татьяна Хессо для Сноб

А что еще нужно?

 

Скорость реагирования. До вступления в ВТО и в Таможенный союз мы могли за месяц убедить правительство принять нужное постановление. Теперь на это уходит полгода, иногда год. Потому что России надо согласовывать изменения со всеми членами ВТО или Таможенного союза, а у каждого из них свои интересы и стратегии. Это фактически блокирует принятие каких-либо решений. И это плохо: Россия со своим потенциалом в сельском хозяйстве может в разы увеличить производство в ближайшие пять-десять лет, но для этого надо быстро принимать решения.

Я всегда был против вступления России в ВТО. Потому что мы свой рынок отдали, а взамен ничего не получили. 

 

Санкции вам в помощь.

 

Да, это, наверное, некая компенсация несправедливости, которая была допущена при вступлении в ВТО. Надеюсь, что хотя бы два-три года их не отменят. 

 

Хорошо, в начале двухтысячных вы поверили в обещания, гарантии вас устроили. Но все пришлось строить с нуля и с учетом всех региональных проблем.

 

Да, в России было как в анекдоте: самый верный способ потерять деньги — казино, девушки, но на первом месте — сельское хозяйство.

 

Мы начали с Белгорода, это был 2004 год. Мы познакомились с губернатором Евгением Степановичем Савченко, и я понял, что если мы с ним будем постоянно встречаться, то будем инвестировать, инвестировать и инвестировать, потому что губернатор адекватный и проекты интересные.

 

Мы немного опоздали с производством птицы — этот сектор уже активно развивался, а свинина была наиболее маржинальной — с нее мы и начали. Построили свинокомплексы, комбикормовые заводы, мясоперерабатывающий комбинат, организовали транспорт, дистрибуцию, доставку по магазинам. В принципе, по свинине, говядине и птице все то же самое.

blog_entry_0403982001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Получилась вертикально интегрированная компания.

 

И это, кстати, одно из наших основных преимуществ. Потому что так в нашей стране есть возможность консолидировать большие участки земли и правильно организовать технологию.

И когда в 2010 году Путин приехал в Белгород, увидел, что мы все обязательства выполнили, он спросил: «Ребята, вы скажите, чего вам надо?» А мы уже года два готовили наш проект по говядине. Там длительная окупаемость, и без поддержки государства трудно. Я говорю: «Владимир Владимирович, вот у нас такая идея. Прорабатываем, но идти страшно, потому что, если каждые три года у нас меняются правила игры, реально можно не вытянуть». И он говорит: «Давайте все, что надо, ВЭБу поручу, сделаем». Тогда мы уже Брянск выбрали для проекта КРС — большие массивы земель, климат отличный, — и процесс пошел.

 

Как вы решали, на какую породу сделать ставку?

 

Мы изучили мировой опыт, выяснили, какие породы наиболее близки по климату. Нас тогда обвиняли, что мы, фашисты, животных на улицу поставили. В России привыкли, что скот в холодное время года в хлеву стоит, а тут конец ноября, температура минус 5, а мы привезли 14 тысяч голов абердин-ангусов из Австралии, где плюс 30. 

 

То есть технология выращивания не соблюдена?

 

Абердин и Ангус — это графства в Великобритании, где и была выведена порода, поэтому бычки «помнят», что такое холод, на генетическом уровне. Если мы, допустим, поставим в наш мороз породу нелоре из Бразилии, которая исторически всегда росла в теплом климате, она не адаптируется. А абердины тут же обрастают шерстью. Главное — кормить их, поить и защищать от ветра.

 

blog_entry_0405619001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

А где вы нашли специалистов?

 

Местные долго нам не верили, потому что приходило много инвесторов, которые их обманывали. Работы на селе тогда практически не было, люди вынуждены были ездить на Север на вахты, кто-то устраивался охранником. Например, один из наших лучших руководителей нашей фермы настраивал лифты в Москве. Потому случайно увидел наше объявление и вернулся к себе в деревню, где он вырос. И таких хороших примеров много. Мы создаем рабочие места там, где вообще ничего не осталось. Доверие появляется со временем.

 

С воровством сталкиваетесь?

 

Постоянно! И это не зависит от размера зарплаты. Вопрос порядочности. Есть зарплаты и по 500 тысяч, и по миллиону, но все равно — откаты. Еще десять лет назад брат сказал: «Ловим людей на некрасивых вещах, давай полиграф поставим». Я был против. Но, когда мы начали активно расти, все равно к этому пришли — сейчас у нас пять-шесть полиграфологов.

 

Вы сказали «откаты». С кем делят деньги ваши сотрудники?

 

Например, мы поймали руководителя, который занимался у нас закупками специй для маринадов. Там же в этих специях черт ногу сломит — побольше соли, поменьше соли... Я сам покупал и все время удивлялся, почему у нас немного пересоленная продукция. А потому что соль — самая дешевая. Если человеку в год 2-3 миллиона платили только за то, чтобы он выбирал у нескольких поставщиков эти специи, о чем можно говорить? Сотрудника мы сразу уволили, а с этими поставщиками больше не работаем. Из принципиальных соображений. Если не согласны — идите к нам на полиграф и говорите. У нас, кстати, эта практика и в строительстве. Там же вообще сплошная коррупция! Ловим, приглашаем на полиграф. Некоторые приходят, кто-то звенит, другие не звенят.

 

blog_entry_0419868001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Есть теория, что хорошему менеджеру, чтобы он не ушел и не воровал, надо давать лазейки для личного заработка.

 

Это гнилая теория! Правила должны быть одни для всех: честные и открытые. 

 

Насколько для вас важно доверие?

 

Мы с братом всегда все свои обязательства выполняем. Это принципиальная позиция. Если что-то сказали, мы делаем! 

 

У вас доверие родственное, кровное. С вами, наверное, сложно контрагентам, возможным партнерам?

 

Да, брат — это самый близкий человек, и конечно, мы друг друга поддерживаем. И, знаете, у нас совместные предприятия не «летают». Было несколько попыток с бразильцами, с французами, но потом мы их доли выкупили. Хотя есть и исключения: хорошее совместное предприятие — ресторан «Рыбы нет» — удалось с Аркадием Новиковым. 

 

Ресторан, насколько я понимаю, возник спонтанно?

 

Мы снимали ролик и пригласили Новикова приготовить. Когда он увидел наше мясо, сказал: «Я хочу с этими людьми работать». Буквально за неделю мы договорились об условиях и открыли вот эту точку.

 

blog_entry_0409853001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Кстати, многие рестораторы обвиняют вас в том, что мясо очень дорогое в закупке.

 

Мы ставим ту цену, по которой у нас покупают. Как только у нас не покупают, мы снижаем цену. Другого никто не придумал. При сегодняшнем курсе в районе 60 рублей за доллар мы конкурентны американцам и австралийцам. При этом ассортимент, который мы сейчас предлагаем, реально огромный. 

 

Получается, что вы сейчас практически в положении монополиста — остальные производители пока очень маленькие.

 

Сейчас выбор мяса есть. В России, кроме нас, существует еще воронежский производитель «Праймбиф» — он меньше, но, в принципе, производит для рестораторов плюс-минус нормальную говядину. Как альтернатива есть Аргентина, Парагвай, Бразилия. Проблема в том, что наш мясоперерабатывающий комплекс мощностью 500 тысяч голов в год мы сможем полностью загрузить только через три-пять лет, когда у нас будет достаточное поголовье. В этом году бьем только 150 тысяч голов, то есть в три раза меньше.

 

В прошлом году мы произвели 80 тысяч тонн мяса, из них мраморной говядины — 50 тысяч тонн. Из них порядка 15 процентов — 7,5 тысячи тонн — дорогие отруба. Это вдвое больше, чем импортировали в хорошие времена. И все это забирает рынок. Через два-три года мы будем производить дорогих отрубов где-то в районе 20 тысяч тонн. И все их в основном мы будем продавать здесь.

 

А за пределы России?

 

Мы сейчас продаем только арабам — Дубаи, Бахрейн, Катар, это говядина и немного птица. 

 

blog_entry_0412724001502277673.jpgФото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Когда вы получили кредит от государства, вам поставили какие-то особые условия: например, что вы покрываете только нашу территорию до определенных объемов или цену не повышаете выше определенного уровня?

 

Мы пришли во Внешэкономбанк, сказали: вот у нас идея, нам нужны деньги. По факту создана новая подотрасль мясного скотоводства, раньше в России этого не было. Мы создали инфраструктуру.

 

Но вам дали кредит на очень выгодных условиях.

 

Мы хорошие люди! Разве вы еще не поняли? (Смеется.)

 

Мы два года с ВЭБом бились, чтобы получить этот кредит, аргументировали, доказывали. Что касается условий кредита — все говорят, что он льготный и так далее, но поймите, невозможно для «Мираторга» сделать ставку по валютному кредиту ноль, а для других — нет. Такого не бывает!

Для любого инвестора, который пошел в направление мясного скотоводства, стоимость этого кредита в валюте — ноль. Это условия для всех. Просто другие, видимо, посчитали, что 10–12 лет окупаемости — это долго, нет перспектив и так далее. Мы решили, что стоит рискнуть.

 

И, кстати, долг номинирован в валюте. А что у нас с курсом произошло? Мы брали и тратили деньги, когда курс был 33–35, а возвращать придется по курсу 60–70. Мы сразу, с ходу попали на 25 миллиардов рублей.

 

Выходит, что все ваши покупатели — любители мяса, рестораторы — платят по этому кредиту?

 

Нет. Проблемы с курсом или с себестоимостью продукта — это мои проблемы как производителя. У меня себестоимость может быть 10 рублей, а купят у меня максимум за 5. Это бизнес. Поэтому мы прилично попали, жестко.

 

Я бы обратил ваше внимание на другую вещь: у нас курс рубля перегрет, он очень дорогой. 

blog_entry_0407829001502277673.jpg

Фото: Татьяна Хессо для Сноб

 

Каким он должен быть?

 

Десять лет за счет высокой стоимости нефти курс рубля был 33–35, при этом каждый год инфляция процентов десять, грубо говоря. За десять лет инфляция 100 процентов, соответственно, и курс должен быть не 33, а 66. Поэтому все и обвалилось. 

 

Вы это как-то учитывали?

 

Мы, честно говоря, не ожидали. Сейчас мы говорим правительству, что курс 56–60 не соответствует действительности. Почему он держится на этом уровне? Одна из версий, похожая на правду — это следствие carry trade. Ставка ЦБ у нас сейчас 9 процентов, ставка ФРС в районе 1 процента. Иностранные инвесторы занимают доллары под 1 процент, заходят на наш рынок и покупают рублевые активы с доходностью 9 процентов. А затем полученный рублевый доход конвертируют обратно в доллары. Это чистой воды спекуляция. И поэтому у нас курс 56–60, а должен быть, по идее, 70–75. 

 

Что должно случиться, чтобы он стал таким?

 

Во-первых, Центробанк должен снизить учетную ставку. Потому что ее следствие — высокая стоимость кредитов. И во-вторых, необходимо исключить возможность спекулятивных операций, провоцирующих резкие обвалы курса. Для нас как отечественных производителей это принципиальная вещь с точки зрения развития экспорта. Когда у нас перегретый курс рубля, мы ничего отсюда не вывезем, даже несмотря на то что конкурентны. 

 

Ради чего вы делаете бизнес? Понятно, что не ради денег — свои потребности вы давно закрыли.

 

Это стиль жизни. Нам это нравится! Мы пользу приносим людям. Деньги — эквивалент полезности обществу, если ты делаешь правильный бизнес.С

 
Елена Николаева
Источник:  snob.ru

0


Обратная связь от пользователя


Непонятно, то ли он радуется низкому (по его мнению) курсу рубля, то ли печалится. С одной стороны, ему кредит в $ отдавать, с другой при слабом рубле - больше возможностей заработать (на экспорт), более конкурентный на внутреннем рынке

0

Поделиться комментарием


Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах


Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти

  • Кто онлайн   1 пользователь, 0 анонимных, 60 гостей (Смотреть полный список)

  • Похожий контент

    • Автор: Служба новостей
      «Калининградская мясная компания», входит в АПХ «Мираторг», сообщает, что в связи с расширением животноводческого проекта начала комплектование штата из 50 сотрудников на двух новых фермах и к концу года увеличит численность персонала до 600 человек.
       
      «Мираторг» инвестировал более 5 млрд. рублей в создание в Калининградской области комплекса из семи высокотехнологичных ферм, на которых содержится 56 тысяч голов крупного рогатого скота абердин-ангусской мясной породы. «Калининградская мясная компания» последовательно масштабирует производство на территории региона, расширяя земельный банк и открывая новые животноводческие площадки. В ходе реализации планов по увеличению числа ферм до тринадцати к концу 2019 года компания в третьем квартале 2017 года откроет маточную ферму «Ватутино» в Неманском районе и ферму доращивания бычков «Шувалово» в Черняховском районе. Сейчас на новых фермах завершаются строительные работы, трудоустроено 10 сотрудников.
       
      Создание рабочих мест на селе с достойной заработной платой, социальными гарантиями и условиями для профессионального развития - приоритетное направление социальной политики Холдинга. Сотрудники «Калининградской мясной компании» в среднем получают более 30 тысяч рублей в месяц, что выше показателя зарплаты по сельскому хозяйству региона. Набор персонала на новые производственные площадки в Калининградской области продолжается: список открытых вакансий включает руководителей ферм, ветврачей, операторов-животноводов. Сотрудники, уже принятые на работу в новые подразделения, проходят стажировки на действующих фермах и обучение на базе учебного центра «Мясная Бизнес Академия» в Брянской области.
       
      «Калининградская мясная компания» динамично развивается: увеличивает поголовье КРС, расширяет земельный банк, возвращая земли в сельхозоборот. Реализация наших проектов требует дальнейшего расширения штата и инвестиций в обучение специалистов, которые повышают квалификацию и приобретают новые знания и навыки как на действующий фермах, так и в «Мясной Бизнес Академии». Мы готовы и в дальнейшем инвестировать в развитие человеческого капитала, обеспечивая нашим сотрудникам возможности для карьерного роста, достойный заработок и все социальные гарантии» - прокомментировали в пресс-службе «Калининградской мясной компании» АПХ «Мираторг».
       
      Источник: agrohold.ru
    • Автор: Служба новостей
      «Брянская мясная компания» (БМК), входит в состав ведущего оператора мясного рынка России АПХ «Мираторг», сообщает о начале строительства высокотехнологичного кожевенного производства стоимостью свыше 2,8 млрд рублей. Первая продукция - выделанные шкуры КРС будут поставлены на рынок осенью 2018 года.
      «Мираторг» инвестировал свыше 62 млрд рублей в строительство с нуля крупнейшего в Европе вертикально интегрированного производства высококачественной говядины «от поля до прилавка». Новейшая линия "первичной переработки прочей мясной продукции" является составной частью комплекса по убою и переработке КРС мощностью 100 голов в час.
      Повышение глубины переработки позволит вывести на рынок целую линейку востребованной продукции. Ежемесячно линия будет перерабатывать 1,5 тысячи тонн сырья, из которого будет производится около 175 тысяч квадратных метров кожевенного полуфабриката. Перечень выпускаемой продукции включает автомобильный, мебельный и растительный краст и соответствует европейскому стандарту качества.
       
      Новый кожевенный комплекс также обеспечит создание 212 новых рабочих мест.
       
      Компания инвестирует свыше 450 млн рублей в строительство высокоэффективных очистных сооружений, что гарантирует производство экологически безопасной продукции без ущерба для окружающей среды.
       
      «Данный проект является логическим дополнением уже существующего производства дивизиона КРС. Стратегия «Мираторга» фокусируется на повышении глубины переработки и расширении ассортимента продукции с высокой добавленной стоимостью. Собственная сырьевая база, современное оборудование и передовые технологии позволят нам обеспечить стабильный объем производства высококачественного краста как для российского рынка, так и для экспорта. Кроме того, запуск новых активов способствует созданию новых рабочих мест, а также увеличению налоговых поступлений в бюджет региона»,- сказал президент АПХ «Мираторг» Виктор Линник.
       

       

       
      Источник: www.miratorg.ru
    • Автор: Служба новостей
      «Брянская мясная компания» (входит в АПХ «Мираторг») приступила к строительству предприятия по выделке шкур крупного рогатого скота стоимостью 2,8 млрд руб. Как сообщает пресс-служба холдинга, ежемесячно линия будет перерабатывать 1,5 тыс. т сырья, из которого будет производиться около 175 тыс. кв. м кожевенного полуфабриката. «Перечень выпускаемой продукции включает автомобильный, мебельный и растительный краст и соответствует европейскому стандарту качества», — говорится в сообщении холдинга.

      Первая продукция — выделанные шкуры КРС будут поставлены на рынок осенью 2018 года. По словам президента «Мираторга» Виктора Линника, собственная сырьевая база позволит обеспечить стабильный объем краста, который предполагается реализовывать как на внутреннем рынке, так и продавать на экспорт. «Данный проект является логическим дополнением уже существующего производства дивизиона КРС. Стратегия «Мираторга» фокусируется на повышении глубины переработки и расширении ассортимента продукции с высокой добавленной стоимостью», — подчеркнул Линник.

      Как уточнил «Агроинвестору» представитель компании, сейчас «Мираторг» поставляет покупателям, в том числе в Европу, мокро-соленую шкуру — материал низшего уровня переработки. «Она в том числе отправляется на экспорт в Австрию и Италию», — рассказал он.

      Из общего объема инвестиций 450 млн руб. будет вложено в строительство очистных сооружений. Как пояснил Линник, кожевенные предприятия традиционно считаются сильными загрязнителями окружающей среды из-за применяемых химикатов.

      Сейчас практически никто из производителей мяса не имеет подобного кожевенного производства, прокомментировал «Агроинвестору» председатель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. «Для того, чтобы его иметь, нужен гарантированный доступ к сырью, а убойные предприятия по КРС, как правило, небольшие. Мощность же брянского убойного завода «Мираторга» — 400 тыс. голов в год, причем он использует не только собственный скот, но и покупает его в других регионах, вплоть до Алтайского края. Поэтому для «Мираторга» открытие собственного кожевенного производства — естественное развитие», — сказал Юшин. По его словам, сейчас спрос на шкуры КРС со стороны переработчиков стабильный, а за качественное сырье им приходиться конкурировать. «"Мираторг» уже сейчас вывозит за рубеж часть продукции, а за качественный краст за границей платят хорошие деньги. И спрос на качественную шкуру стабильный — есть и мебельная, и автомобильная промышленность, которые являются крупными потребителями шкур», — отметил Юшин.

      АПХ «Мираторг» (третье место в составленном «Агроинвестором» рейтинге крупнейших российских производителей мяса по итогам 2016 года) основан в 1995 году, владельцы — братья Виктор и Александр Линники. Активы расположены в 16 регионах России. По состоянию на апрель 2017 года, по подсчетам BEFL, земельный банк «Мираторга» составлял 644 тыс. га. В течение 2016 года компания увеличила производство на 40 тыс. т до 422,5 тыс. т, выпустив в прошлом году около 307 тыс. т свинины, 75 тыс. т птицы и 40,5 тыс. т говядины и сохранив первое место в стране по свинине и говядине. Поголовье КРС мясной породы Блэк Ангус содержится на 63 фермах в Брянской, Калининградской, Смоленской, Калужской, Орловской и Тульской областях, совокупные инвестиции компании в производство говядины составляют 62 млрд руб. Выручка холдинга в 2016-м выросла на 25% к уровню 2015-го, до 120 млрд руб.
        Екатерина Дятловская Источник:  www.agroinvestor.ru
    • Автор: Служба новостей
      «Мираторг Запад», ведущий российский производитель замороженных полуфабрикатов и готовых блюд, сообщает, что успешно прошел аудиты международных сетей ресторанов Burger King  и McDonald`s, подтвердив высокий уровень соответствия стандартам ключевых клиентов.
       
      «Мираторг» последовательно увеличивает продажи основных видов мяса на розничном рынке и в сегменте HoReCa. Завод по производству полуфабрикатов и готовых блюд «Мираторг Запад» мощностью 80 тыс. тонн на 5 технологических линиях выпускает более 200 наименований продукции, в том числе для крупнейших международных сетей ресторанов: McDonald`s, Burger King, Carl`s Jr, Papa John`s и других. Уровень организации производственных процессов и санитарно-гигиенического состояния предприятия соответствует международным стандартам безопасности и качества: предприятие сертифицировано по схеме FSSC 22000, что является необходимым условием для поставок ряду клиентов. Кроме того, «Мираторг Запад» регулярно проходит аудиты на соответствие требованиям ключевых клиентов, у каждого из которых есть свои стандарты.
       
      В сентябре-октябре 2017 года завод посетили эксперты, уполномоченные провести аудиты для компаний Burger King и McDonald`s. Проверки проходили в течение нескольких дней и включали в себя инспекцию производства - от получения сырья до отправки готовой продукции, контроль деятельности лаборатории предприятия, оценку системы менеджмента качества на всех этапах, систему прослеживаемости.
      «Аудиты международных сетей ресторанов являются важным звеном контроля внедренной системы менеджмента качества. «Мираторг Запад» в очередной раз подтвердил высокий уровень соответствия стандартам ключевых клиентов: эксперты высоко оценили уровень предприятия и качество выпускаемой продукции. В связи с заключением крупных контрактов мы значительно нарастили производство полуфабрикатов для корпоративных клиентов в этом году и продолжим поставки для международных сетей ресторанов» - сказала генеральный директор ООО «Мираторг Запад» Жанна Малькова.
       

       
      Источник: www.miratorg.ru
    • Автор: Служба новостей
      Летом этого года следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово возбудило уголовное дело по ст. 201 ч. 2 УК РФ (злоупотребление полномочиями) против бывшего коммерческого директора ТК «Мираторг» Юлии Аксеновой. Аксенова проработала в «Мираторге» 12 лет, из них последние семь – в должности коммерческого директора ТК «Мираторг», и занималась оптовой продажей мяса, в том числе сторонним мясокомбинатам и на экспорт. В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится, что Аксенову подозревают в том, что с конца 2015 г. по 1 апреля 2017 г. она продавала мясо по цене ниже рыночной четырем компаниям. Они не были напрямую связаны c Аксеновой, но имели отношение к нескольким бывшим сотрудникам «Мираторга», которые ранее работали под руководством Аксеновой, но потом уволились, рассказывает человек, знакомый с материалами следствия. Компании покупали мясо по заниженной цене на эксклюзивных условиях, получая преференции в логистике и объемах. Затем товар перепродавался действующим клиентам «Мираторга», говорит собеседник «Ведомостей». Согласно постановлению УМВД, ущерб «Мираторга» составил 11,6 млн руб.

      Адвокат Аксеновой Вадим Логинов подал домодедовскому городскому прокурору жалобу на незаконное и необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела. «Ведомостям» удалось ознакомиться с этой жалобой и получить комментарии у Аксеновой и ее адвоката. Представитель прокуратуры Московской области подтвердил получение письма адвоката Логинова, но от дальнейших комментариев отказался.

      Кто виноват

      Судя по жалобе адвоката, первые признаки злоупотреблений появились в компании еще в ноябре 2016 г. и заметила их сама Аксенова. Она обнаружила, что один из сотрудников предоставлял необоснованные скидки клиенту, и сообщила о случившемся службе безопасности. В жалобе говорится, что после этого случая в оптовом отделе ТК «Мираторг» был введен усиленный контроль, и аналитический отдел начал ежедневно отчитываться по результатам контроля над ценами, установленными менеджерами. По словам Аксеновой, ни она, ни служба безопасности не усмотрели в действиях сотрудника попытки обмануть работодателя в целях личной выгоды – менеджер лишь пытался выполнить план продаж. К тому же из пяти вакансий в отделе продаж было заполнено на тот момент только три, рабочих рук не хватало. Но семь месяцев спустя, в июле 2017 г., тот же сотрудник снова проштрафился. Компании, которые он вел, и в сговоре с которыми Аксенову обвиняют, нарушили обязательства по оплате товара. Аксенова менеджера уволила, а работу с этими компаниями приостановила.

      Это надолго

      Следствие по этому делу может затянуться, говорит управляющий партнер юридической фирмы «Демин и партнеры» Виктор Демин. Следователю понадобится проводить финансово-экономическую экспертизу, поднимать множество документов, проанализировать все банковские выписки по проведенным сделкам и опросить большое количество свидетелей. Иначе невозможно будет доказать, что компании, которым Аксенова продавала мясо со скидкой, были аффилированными и она торговала с ними не на тех же условиях, что с другими клиентами, говорит Владимир Китсинг, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». По оценкам Китсинга, в России за неимением достаточных доказательств на стадии предварительного расследования закрывается примерно 40% уголовных дел. Если же дело дошло до суда, вероятность оправдательного приговора мала – по статистике российские суды выносят обвинительные приговоры в 99% случаев.

      Со слов Логинова, еще до возбуждения уголовного дела, в июле этого года, «Мираторг» провел внутреннее расследование по факту продажи продукции ниже базовой стоимости четырем компаниям, у которых было одно и то же контактное лицо при сделках с «Мираторгом». Аксенову обвиняют в том, что она не соблюдала регламент ценообразования на продукцию «Мираторга», в котором записано, что продажа ниже базовой цены возможна только после письменного согласования с вице-президентом «Мираторга», а в его отсутствие – с гендиректором. Аксенова рассказала «Ведомостям», что не помнит, что подписывала документ, который обязывал бы ее согласовывать как скидки, так и наценки с руководством холдинга. Она продавала мясо со скидками и наценками всем контрагентам без какого-либо согласования, а лишь исходя из конкретной ситуации на рынке в день продаж, остатков на складах и выполнения планов по продажам.

      Представитель «Мираторга» сообщил, что компания не может комментировать подробности дела на этапе следствия. Он сказал, что «Мираторг» сотрудничает с правоохранительными органами и предоставляет всю необходимую информацию по делу.

      Без скидки не продать

      По словам Аксеновой, каждую субботу на совещании в компании обсуждались скидки и текущие остатки на складах. За последний год «Мираторг» увеличил количество складов и в Петербурге, и в Москве, поэтому остатков стало больше и продавать без скидок в условиях профицита на российском рынке мяса было невозможно. Она добавила, что по цене ниже базовой продавалось 50% мяса в отделе оптовых продаж.

      В жалобе адвоката сообщается, что Аксенова объяснила следствию, что решения по ценам на российскую продукцию принимаются в «Мираторге» на семь дней вперед, а текущие цены в онлайновом режиме рассылаются всем менеджерам по продажам. Цена зависит от объема, региона и условий оплаты.

      Проверяют, но недостаточно
      97% российских компаний, опрошенных PwC, проводят проверку благонадежности и аффилированности контрагентов 51% респондентов считают, что процедура проверки благонадежности и аффилированности контрагентов соответствует потребностям их компании 49% респондентов за последние два года выявляли связи сотрудников с контрагентами, говорится в исследовании PwC по вопросам соблюдения требований антикоррупционного законодательства в России за 2017 г. Согласно жалобе адвоката, с ноября 2016 г. все скидки, включая и те, что были предоставлены компаниям, которым Аксенова якобы оказывала преференции, фиксировались аналитиком по ценообразованию. Кроме того, как утверждает сама Аксенова, все скидки должны были проверяться службой безопасности и службой внутреннего аудита.

      Прибыль вместо убытка

      Кто бы ни был виноват в сложившейся ситуации, компании, которые заподозрили своего менеджера в хищениях, чаще всего пытаются поймать недобросовестного сотрудника именно на нарушении регламента и превышении полномочий, говорит партнер консалтинговой компании KPMG Иван Тягун. По его словам, доказывать, что менеджер продавал по нерыночным ценам, никто, как правило, не берется, потому что это более сложный путь.

      В беседе с «Ведомостями» Аксенова рассказала, что тем четырем компаниям, которым она якобы давала преференции, она продавала мясо не только со скидками, но и с наценками. И в результате ТК «Мираторг» от торговли с этими компаниями получил не убыток, а дополнительную прибыль примерно в 21,5 млн руб.

      Независимый эксперт по борьбе с корпоративным мошенничеством Урал Сулейманов считает, что уличить Аксенову в нанесении ущерба компании на много миллионов рублей крайне сложно, потому что цена товара на рынке меняется каждый день в зависимости от конъюнктуры и большого количества обстоятельств. Речь может идти разве что об упущенной выгоде. Он говорит, что на игре со скидками и наценками менеджеры по продажам могут неплохо заработать – между базовой ценой и наценкой в 2–3% может быть зашит миллион рублей. Сулейманов рассказывает, что службы безопасности знают это и, как правило, наблюдают за деятельностью отдела сбыта. Если менеджеры по продажам воруют, но приносят компании прибыль, их не трогают. До увольнения дело доходит лишь тогда, когда продавцы начинают причинять компании убытки.

      Риски для карьеры

      Аксенова утверждает, что «Мираторг» возбудил против нее уголовное дело, потому что она сообщила руководству о том, что хочет уволиться и может перейти на работу к конкурентам. Аксенова в условиях профицита сбывала продукцию «Мираторга» по вполне конкурентным ценам, кроме того, она знала стратегию развития «Мираторга» на несколько лет вперед, размышляет Сулейманов. По его мнению, такого работника действительно могли не отпустить к конкурентам. Версия о том, что компания решила помешать бывшему коммерческому директору уйти к конкурентам вместе с ключевыми клиентами, вполне имеет право на жизнь, полагает он.

      Как реагируют
      48% компаний и организаций в России столкнулись с экономическими преступлениями за последние два года, по данным PwC. Это выше общемирового показателя (36%) 67% респондентов, столкнув­шихся с экономическими преступлениями, в которых участвовали третьи стороны, обратились в правоохранительные органы 56% респондентов прекратили с нарушителями деловые отношения (мировой показатель – 25%) Представители «Мираторга» уверяют, что незаменимых сотрудников нет. Часть бывших топ-менеджеров «Мираторга» работает у конкурентов, но уголовное дело о злоупотреблении полномочиями заведено именно против Аксеновой, говорят представители компании.

      Зачем прикладывать столько усилий всего лишь для того, чтобы помешать ценному сотруднику устроиться к конкурентам, недоумевает Константин Борисов, гендиректор Support Partners. На узком рынке, где все друг друга знают, можно сделать проще: обзвонить конкурентов и попросить их не переманивать человека или дать ему плохие рекомендации.

      Если топ-менеджер работает на узком рынке, он должен быть готов к тому, что компания не даст ему беспрепятственно уйти к конкурентам, говорит Арамис Каримов, гендиректор хедхантинговой компании Mr.Hunt. Работодатель может позвонить хедхантеру или компании-нанимателю и сознательно оболгать бывшего работника. Однако у менеджера всегда есть возможность оправдаться, предоставив рекомендации контрагентов, с которыми он работал долгие годы. Если же дело дошло до уголовного расследования, человеку придется оставить мысли о карьере наемного топ-менеджера – разве что открыть собственный бизнес, объясняет эксперт.
        Мария Подцероб Источник:  www.vedomosti.ru
  • Топ авторов

  • Темы

  • Изображения

  • Записи блога

  • Предстоящие события

    Предстоящих событий не найдено