Интервью с председателем совета директоров ГК "Дамате" Наумом Бабаевым

   (0 обзоров)


Бизнесмену Науму Бабаеву потребовалось 10 лет, чтобы пройти путь от топ-менеджера крупного агрохолдинга до владельца самого большого в стране производителя индейки. Двоюродный брат основателя группы «Черкизово» впервые попал на настоящее производство еще студентом, в начале 90-х: в то время группа только приобрела мясоперерабатывающий комбинат в Пензе, и он отправился туда на практику. Тогда Бабаев еще не подозревал, что поездка станет судьбоносной. Именно там он познакомился с будущим партнером Рашидом Хайровым (см. врез), начал свой первый крупный проект: построил с нуля крупного производителя молока – Русскую молочную компанию («Русмолко»), контрольный пакет которой пять лет назад приобрела за $75 млн сингапурская Olam International. Здесь же, в Пензенской области, еще до кризиса 2008 г. компания «Евросервис» задумала построить крупное предприятие по выпуску индюшатины, однако из-за финансовых проблем не смогла осуществить задуманное. 

 

Это сегодня Бабаев признает: «Если бы все можно было повернуть вспять, то индюшиный проект мы бы строили сами и с нуля – вышло бы дешевле». А тогда он после долгих переговоров с кредитором проекта, Россельхозбанком (РСХБ), купил долг «Евросервиса» – несколько недостроенных фундаментов и арестованные на таможне коробки, в которых оказались израильские сэндвич-панели, более тонкие, чем положено по климатическим условиям в России, инкубатор, давно снятый с производства, и проч. «В лучшем случае мы из этого использовали половину», – продолжает бизнесмен. При этом Бабаев категорически отказывается называть проект авантюрным: «Это был осознанный шаг – мы не сомневались в рынке». 

Позднее Бабаев купил в Пензе молокоперерабатывающий комбинат, а затем начал в Тюменской области второй после «Русмолко» молочный проект. Сегодня эти бизнесы вместе с производством индейки объединены в группу «Дамате», которой на паритетных началах владеют Бабаев и Хайров. По итогам 2016 г. выручка группы почти достигла 61 млрд руб., прибыль до вычета процентов, налогов и амортизации (EBITDA) – 1,3 млрд руб. (см. график). Кроме того, последние два квартала компания вышла в плюс. О будущем группы и отрасли, о господдержке и санкциях Бабаев размышляет в интервью «Ведомостям». 

– Как ГК «Дамате» переживает столь непростые времена? 

– Все неплохо: мы растем как по выручке, так и по EBITDA. Кроме того, в IV квартале 2016 г. мы получили первую чистую прибыль и I квартал этого года тоже закрыли с прибылью. Также мы вышли на проектную мощность в 60 000 т индейки в год, запущены и все сопутствующие производства: инкубатор, комбикормовый завод, элеватор, завод по утилизации отходов. Технологический цикл замкнут. 

– Вы в прошлом году заявили о расширении производства. 

– Мы подписали соглашение с РСХБ и выйдем на 105 000 т к 2019 г. Банк одобрил кредит на 12 млрд руб., часть из них уже выбрана. Наш комплекс – один из лучших в стране по организации производственных процессов, по пониманию рынка, но и мы делаем ошибки. То, что мы строим сейчас, сделает нас лучшими по всем параметрам, возможно, не только в России. При этом мы останемся верны себе и продолжим охлаждать мясо исключительно воздухом – это ключевой фактор, влияющий на качество продукта. Охлаждение водой требует добавлять в нее различные препараты, которые не дают мясу созреть, и продукт становится дубовым. 

– Как расширение проекта позволит сократить сроки доставки готовой продукции до конечного потребителя? 

– Мы достраиваем перерабатывающий завод, где сможем ежеминутно выпускать 36 разных видов продуктов при стандартном заказе не больше 14–15 позиций. Таким образом, мы сможем грузить [для] двух клиентов одновременно. Через восемь часов наш продукт в самом свежем виде будет доставлен потребителю. Такого завода нет ни у кого в стране.

 

38.jpg

 
Ирина Скрынник
Источник:  www.vedomosti.ru
Изменено пользователем Служба новостей

0


Обратная связь от пользователя

Нет обзоров для отображения.


  • Похожий контент

    • Автор: Главный технолог
      Ни для кого не секрет, что когда-то я работал главным технологом в компании, которая занималась натуральными оболочками, и занимался вопросами качества и рекламациями.  Хоть в данный момент и прошло много лет, но меня до сих пор просят порекомендовать какого-нибудь надежного поставщика натуралки.
      А почему бы и нет? Давайте порекомендую!
       
      За последнее время на российском рынке натуральной оболочки значительно увеличилось количество новых поставщиков-производителей, как правило, это небольшие фирмы, проводящие в борьбе за клиента демпинговую ценовую политику. Для некоторых это заканчивается плачевно и их экономия «на итого» приводит к убыткам.
       
      Низкая цена на натуральную оболочку формируется в первую очередь за счет недостающего метража пучка и длины отрезка, а также сырья низкого качества. При соотношении фактически полученного метража натуральной оболочки с так называемой, выгодной ценой, получается, среднерыночная стоимость, а в ряде случаев, и завышенная. Если добавить к этому низкокачественное сырье, которое приводит к порывам при наполнении, непривлекательному внешнему виду готового продукта и высокому проценту брака, такая «экономия» может привести к дополнительным издержкам.
       
      Чтобы снизить риски в работе с натуральной оболочкой, при выборе поставщика необходимо учитывать, какого качества сырье используется, уровень и безопасность производства, а также соответствие техническим условиям на выпускаемую продукцию, таким как: метраж пучка, плотность стенок оболочки, длина и количество отрезков в пучке.
       
      Я решил обратиться в компанию «Логос» за разъяснениями.  Реклама подумаете вы? Нет! Я обращался в несколько компаний, и где-то про мой запрос забыли, где-то «забили», а где-то чего-то испугались, а компания «Логос» сразу согласилась ответить на все мои вопросы.  Уверен, что на запросы клиентов они отвечают так же быстро со всей ответственностью. Кстати, у них есть официальный аккаунт на портале ( @logos ) и вы можете им писать и спрашивать – они с радостью помогут и проблему с натуралкой решить и совет дадут. Обратите внимание, совсем недавно @logos
      давал правильные ответ по поводу подбора цифры для петли Мебиуса.
       
      Кратко о компании «Логос» - это один из ведущих российских поставщиков и производителей натуральной оболочки. В ассортименте компании присутствуют все виды натуральных оболочек, а часть из них выпускается на собственной производственной базе в г.Санкт-Петербург. Я попросил рассказать о преимуществах ассортимента руководителя направления натуральных оболочек компании «Логос» Полину Архангельскую.
       
      Владимир Романов: Полина, расскажите о развитии производства натуральных оболочек. Когда я еще занимался «натуралкой»,  у «Логоса» же не было собственного производства. Что произошло за последние 5 лет?
       Полина Архангельская: Мы уже более 10 лет занимаемся поставками натуральных оболочек, а в 2013 году по причине высокого спроса открыли собственную производственную линию по сортировке, калибровке и предпродажной подготовке натуральных оболочек, в 2015 году мы увеличили мощности в несколько раз и, помимо, свиной черевы, стали выпускать и говяжью синюгу.
       
      В.Р.: Полина, давайте сразу к качеству перейдем, так как этот вопрос иногда стоит выше цены.
      П.А.: Сегодня мы предлагаем свиные черевы категории качества Экстра в пучках по 90 метров. Хочу отметить, что для поддержания низкого уровня цен, ряд недобросовестных производителей сознательно занижают метраж пучка или же включают в пучки отрезки длиной менее 3-х метров, что конечно, не будет соответствовать заявленной категории качества ЭКСТРА. В точности нашего метража Вы можете убедиться, просто взяв и перемерив любой пучок из партии, его длина составит не менее 90 метров. Выпускаемые калибры свиной черевы: 30/32; 32/34; 34/36; 36/38; 38/40; 40/42; 42/45; 45+  Ассортимент говяжьих синюг представлен в двух категориях качества А и АВ и охватывает все возможные калибры: -/95, 95/115, 115/125, 125/+.
       

       
      В.Р.: Полина, Вы все-все калибры перечислили, что я поймал себя на мысли, что я нахоложусь на торгах на бирже, где обсуждается цена барреля нефти. Как известно, баррель – это бочка, а натуральную оболочку везут тоже в бочках. Откуда плывут ваши баррели?
      П.А.: Для своего производства мы закупаем только высококачественное импортное сырье из Южной Америки и Европы, а также российское сырье от лучших отечественных производителей. Характерной особенностью отечественного сырья является преимущественно узкие калибры, получаемые на выходе, в свою очередь, импортное сырье обеспечивает нам наличие больших калибров, таким образом, работая с российским и импортным сырьем, мы можем предложить своим клиентам более широкий диапазон калибров. В независимости от страны производителя закупаемое нами сырье отличается прочностью стенок, ровной и гладкой поверхностью оболочек.
       
      В.Р.: Как обстоят дела с тубированием? Делаете сами или возите уже тубированную? Сейчас это важно для крупных производств. Скорость набивки при использовании тубированной натуральной оболочки увеличивается более чем в два раза.
      П.А.: Так же на своем производстве мы осуществляем тубирование натуральных оболочек и поставляем оболочку на мягких тубах. Это позволяет нашим клиентам существенно увеличить производительность при сохранении прежнего количества оборудования и штата персонала.
       

       
      В.Р.: Полина, что у «Логоса» с компартментом?
      П.А.:  Наше производство сертифицировано по системе безопасности HAССP ISO 22000-2007  и в недавнем времени мы получили Компартмент УРОВЕНЬ III
       
      В.Р.: Молодцы! Какую стратегию на рынке избирает «ЛОГОС» последние годы? Чем компенсируете увеличившуюся цену оболочки связанную с курсами валют. Что предлагаете вашим клиентам?
      П.А.:  Подводя итоги я бы хотела сделать акцент на том, что еще в начале кризиса 2014 г. мы приняли решение не участвовать в демпинге цен за счет снижения качества свой продукции, так как считаем, что этот подход не только не снизит расходы наших клиентов, а наоборот создаст им ряд проблем, из-за которых себестоимость продукта может только вырасти. Мы отвечаем за качество своей продукции и стараемся держать стабильный адекватный уровень цен, оптимизируя издержки за счет собственного производства. Еще раз подчеркну - метраж пучка гарантировано 90 метров - точность достигается за счет использования метровочных машин, и исключения на этом этапе человеческого фактора.
       
       
      ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
      «ЛОГОС» («ЛОГО Трейд», ООО)
      Один из ведущих российских поставщиков и производителей упаковочных материалов для пищевой промышленности: колбасных оболочек, гибкой упаковки и расходных материалов.
      Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, 150. Тел.: (812) 334-21-21. E-mail: logos@logosltd.ru. Cайт: www.logosltd.ru.
       
      P.S. И еще раз, если кто не понял - это не реклама. Это интервью.
    • Автор: Служба новостей
      – Сельскохозяйственная продукция бывает контрабандной, фальсифицированной, контрафактной. Это полный перечень или его можно продолжить?
       
      – В последнее время государство, общественные организации обращают большое внимание на качество продуктов питания, поэтому часто говорят о некачественной продукции. Мы слышим об этом в быту, узнаем из средств массовой информации. При этом нигде не определено, что же это такое. Неслучайно и законодатели, и потребители нередко подменяют одно понятие другим.
       
      – Что же такое некачественная мясная продукция?
       
      – Понятие качества предусмотрено Федеральным законом «О качестве и безопасности пищевых продуктов», рядом других документов, однако вопрос о некачественной продукции остается дискуссионным. Целая наука – теория качества – пытается найти ответ.
       
      «Вопрос о некачественной продукции остается дискуссионным»
       
      С точки зрения теории качества, если продукт соответствует требованиям документации, согласно которой разработан, то он считается качественным.
       
      – Даже если это мясные изделия, скажем так, не самого лучшего качества?
       
      – Да. Например, в состав продукта входит мясо механической обвалки. Но если производитель не утаил и указал, что в этом продукте есть такой ингредиент, то он никого не обманул, нормативные требования не нарушил. Правда, и цена на мясные изделия такого качества должна быть иной.
       
      – Получается, качественная продукция формально отличается от некачественной только тем, что она соответствует документации…
       
      – Конечно, термин требует уточнения, его нужно доработать, чтобы стратегия повышения качества пищевой продукции развивалась в правильном русле – в интересах потребителей. Важно четко сформулировать, что же такое качественная продукция. Из этого определения можно будет сделать вывод, какую продукцию мы вправе называть некачественной. Термин качества, который приведен в Федеральном законе «О качестве и безопасности пищевых продуктов», тоже требует корректировки.
       
      «Термин качества требует корректировки»
       
      – Чем именно эта формулировка не устраивает представителей мясной индустрии?
       
      – Толкование в большей мере соотносится с удовлетворением физиологических потребностей человека, имеет, я бы сказала, медицинскую направленность.
       
      «Мы же хотим питаться не только безопасными, но и вкусными продуктами»
       
      Но мы же хотим питаться не только безопасными, но и вкусными продуктами. Так ведь?
       
      – Трудно не согласиться...
       
      – Как говорят специалисты, мы едим глазами, потом языком, и только затем наш организм принимает либо не принимает продукт.
       
      – Из упомянутого списка продукции НИИ мясной промышленности занимается в первую очередь исследованиями фальсификата?
       
      – Не только, мы работаем во многих направлениях. Например, продолжаем искать научные подходы, которые позволили бы определять страну происхождения. Но работа на начальном этапе.
       
      «По куску мяса без маркировки пока невозможно узнать страну его происхождения»
       
      Например, виноделы могут определить, откуда поступила продукция. В мясной промышленности по куску мяса без маркировки пока невозможно точно сказать, что страна его происхождения, допустим, Бразилия. Но исследования в этом направлении проводятся, хотя и не все получается.
       
      – Это решаемая задача?
       
      – Думаю, да. Есть несколько подходов, которые помогут нам это сделать. Но анонсировать их не могу. Там, где сейчас получается, возможно, дальше дело застопорится. Так что пока о чем-то конкретном говорить преждевременно.
       
      – На какие методики опираетесь при организации работы в этом направлении?
       
      – На ДНК-анализ и другие высокоточные аналитические методы.
       
      – По некоторым оценкам, доля фальсификата в сегменте колбасных изделий и полуфабрикатов на российском рынке доходит до 80%. Можно доверять этим данным?
       
      – С начала работы по поручению Президента РФ над стратегией повышения качества пищевой продукции наш институт придерживается точки зрения, согласно которой сегодня ни одна организация не может точно оценить уровень фальсифицированной и некачественной продукции на рынке.
       
      – Что мешает?
       
      – Ни один контролирующий орган не наделен в полной мере такими полномочиями.
       
      – А как же регулярные исследования и оценки, например Роспотребнадзора, Роскачества, на основе которых не без помощи СМИ время от времени возникает переполох?
       
      – Не берусь комментировать данные исследования и точность оценки. Но в них, к слову, речь идет преимущественно только о несоответствии, связанном с пищевой ценностью. Кроме того, подобный анализ проводится на очень небольшом объеме продукции, исследования касаются в лучшем случае одного региона.
       
      «Анализ проводится на небольшом объеме продукции, исследования касаются одного региона»
       
      Поэтому неправильно результаты, полученные, например, в Московской области, распространять на другой регион, а тем более на всю страну. В Красноярском крае, любом другом субъекте России ситуация может кардинально отличаться. Поэтому оперировать конкретными цифрами, утверждать об уровне качества или количестве фальсифицированной продукции сложно. В отчетах Россельхознадзора или региональных управлений ветеринарии, которых, кстати, в открытом доступе нет, не содержится подобной информации.
       
      – Что нужно предпринять, чтобы такая информация появилась, и желательно точная? За что ратует НИИ мясной промышленности?
       
      – За то, чтобы на государственном уровне осуществлялся мониторинг качества продукции. Это необходимо, чтобы понимать, какая продукция и по каким критериям, показателям не отвечает современным требованиям, каков объем фальсификата.
       
      – Кто, на ваш взгляд, должен осуществлять мониторинг?
       
      – Это могут быть уполномоченные органы контроля, имеющие разветвленную сеть лабораторий. Но важнее вопрос о том, куда будет стекаться собранная информация. По нашему мнению, это должны быть центры компетентности. В таком качестве могут выступать научные институты или организации, которым доверяет государство. Сотрудникам этих центров нужно уметь анализировать большой объем информации и выявлять на ее основе тенденции в сфере мясопереработки и качества продукции.
       
      «Качеством продукции нужно управлять»
       
      Это необходимо для разработки новых методик, своевременного обновления нормативных актов, например, введения или исключения отдельных критериев, показателей оценки и т. д. Качеством продукции нужно управлять, то есть понимать, что сделать, чтобы его обеспечить, повысить или сохранить в процессе срока годности продукции.
       
      Не менее важным остается вопрос информирования и повышения грамотности потребителей. Покупатель может приобрести качественный продукт, например мясной полуфабрикат, и нести его по жаре несколько часов, заходя в другие магазины. Понятно, что в таком случае продукт портится, и вина в этом уже не производителя, а потребителя.
       
      – Какая мясная продукция сегодня может быть признана фальсифицированной?
       
      – Законодательно установлены два критерия. Первый – в составе продукта указан ингредиент, которого на самом деле в нем нет. Второй – на маркировке не указан компонент, который входит в состав продукта.
       
      «Законодательно установлены два критерия признания продукции фальсифицированной»
       
      В законе «О качестве и безопасности пищевых продуктов» говорится о неправильном декларировании информации для потребителя в маркировке.
       
      Но на практике мы сталкиваемся с продукцией, для которой характерно наличие так называемой технологической примеси. Нередко производитель физически не может гарантировать отсутствие данного компонента в продукте. Известны случаи, когда в продукции, изготовленной из мяса говядины, с помощью ПЦР-метода находят ДНК свинины.
       
      «Иногда производитель не может гарантировать отсутствие технологической примеси»
       
      Начинаем разбираться и выясняем, что предприятие использует свинину для производства изделий других видов. Проблема в том, что ему не удается разделить потоки настолько, чтобы исключить технологическую примесь. Высокочувствительный метод ПЦР позволяет определить фактически любое, самое минимальное, количество примесей.
       
      И этого достаточно для предъявления контролирующими органами претензий производителю, которого обвиняют в фальсификации продукта. Формально это обоснованно, поскольку в продукте есть ингредиент, не указанный на маркировке. Но по факту умысла со стороны производителя не было.
       
      – Как защитить добросовестных производителей?
       
      – Сейчас мы пытаемся разработать количественную методику ДНК-анализа видовой идентификации. Как ожидается, она позволит оценивать объем привнесенных, причем непреднамеренно, компонентов в мясную продукцию. И тогда удастся провести, условно говоря, границу, чтобы определить, какой объем технологической примеси можно будет считать преднамеренным внесением.
       
      Есть случаи, когда не только технически, но и технологически производителю сложно предупредить попадание компонента в продукт, которого в нем не должно быть.
       
      – Например…
       
      – Употребление сорбиновой кислоты в составе колбасных изделий запрещено – при определенных условиях обработки она может превращаться в канцероген. Однако во многих пищевых добавках и ингредиентах для колбасы, например в меланже, эта кислота разрешена. Налицо противоречие, которое оборачивается неприятностью для предприятия. Получается, что производитель, который добавил меланж в колбасную продукцию, нарушил установленные требования. Мы неоднократно поднимали этот вопрос везде, где только можно. Надеемся, нас услышат.
       
      «Неоднократно поднимали этот вопрос везде, где только можно. Надеемся, нас услышат»
       
      – И все же, по вашим оценкам, среди какой группы мясной продукции выше вероятность приобрести фальсифицированную?
       
      – Среди вареных колбас – традиционно большой по объему в нашей стране группы мясной продукции. В СМИ часто упоминаются консервы, но в связи с количеством фальсификата я на первое место ставлю все же вареные колбасы. Их покупают круглый год. А консервы – преимущественно сезонный продукт, который пользуется спросом, когда начинаются поездки на дачу, походы.
       
      – При выборе мясной продукции потребителям стоит ориентироваться на цену? Качественный продукт из мяса не может стоить дешево?
       
      – Конечно. НИИ мясной промышленности предлагает ввести такой опосредованный показатель, как минимальная стоимость разных видов продукции. Это своего рода маркер для покупателей.
       
      «Цена продукции – один из маркеров для покупателей»
       
      Все, что ниже определенной суммы, будет сигнализировать потребителю на то, что продукт, возможно, фальсифицирован. Кстати, идея родилась на основе зарубежной практики. Опыт коллег в других странах показался нам интересным и заслуживающим внимания.
       
      – Какие способы проверки мясной продукции сегодня используются?
       
      – Методик много, в том числе высокоточных, они постоянно совершенствуются. Видовая идентификация проводится с помощью ПЦР-диагностики, иммуноферментного анализа, хроматографических исследований. На их основе можно определить, что входит в состав продукта.
       
      В настоящее время мы подбираем метод, который позволит контролировать применение антибиотиков в ветеринарии, а точнее выявлять остаточное количество и их метаболиты в мясных продуктах. Поскольку организм животного перерабатывает лекарственные препараты, в мясной продукции нужно искать различные метаболиты, а не антибиотики в чистом виде. Такого мнения придерживаются специалисты разных стран.
       
      «В мясной продукции нужно искать метаболиты, а не антибиотики в чистом виде»
       
      – Существуют ли методики экспресс-тестирования, которые помогли бы дать ответ на «вечный» вопрос, сколько мяса в колбасе?
       
      – На основе электрофореза и хромотографии мы разрабатываем методику и, по сути, пытаемся ответить на этот «вечный» вопрос. Предпринимаются попытки создать экспресс-метод, но пока об этом говорить преждевременно. Между тем развивается направление выявления фальсификации с помощью инфракрасной спектрометрии. Быстрый и простой в исполнении метод.
       
      Продолжается работа по созданию прибора для оценки термического состояния мяса. Такое устройство по электропроводности позволит определить, было ли заморожено мясо. Прибор сконструировали, опробовали, осталось внести его в реестр средств измерения.
       
      «Устройство позволит определить, было ли заморожено мясо»
       
      Надеемся, он будет востребован, так как позволить выявлять отклонения в физико-химических характеристиках продукта.
       
      – Чем опасна фальсифицированная мясная продукция для потребителя?
       
      – Опасностей несколько. Первая заключается в том, что нет гарантии безопасности входящих в продукт ингредиентов, которые не указаны на маркировке, а значит, по сути, скрываются производителем. Вторая опасность связана с восприимчивостью потребителя к отдельным видам продукции, например, аллергией. Аналогичная ситуация с людьми, имеющими хронические заболевания. Им, как известно, могут быть противопоказаны те или иные виды продуктов или пищевых компонентов.
       
      – Как покупатель фальсифицированной продукции может защитить свои права?
       
      – Обратиться с претензией в Роспотребнадзор, который откликается на подобные сигналы. В таких случаях есть основания для проведения внеплановой проверки.
       
      – Какие пробелы в законодательстве или техническом регулировании позволяют такой продукции попадать на прилавки?
       
      – Выборочный и недостаточный контроль. В России принята концепция риск-ориентированного подхода к госконтролю. При этом важно разработать правильную матрицу анализа рисков. Нужно учитывать, какая история у предприятия, знать, какие виды фальсификации бывают, какая продукция наиболее часто фальсифицируется, и какими компонентами злоупотребляют производители. Но для этого нужен мониторинг, о котором я говорила выше. Без него правильно оценивать риски невозможно.
       
      «В новых условиях госконтроля важно разработать матрицу анализа рисков»
       
      – Насколько актуальна проблема фальсификата на рынках других стран?
       
      – На мероприятиях в рамках международного мясного конгресса, в работе которого мы участвуем, одна из самых актуальных тем – инструментальные методы выявления фальсифицированных продуктов. Для многих стран важны вопросы недекларируемых компонентов, остаточных ветеринарных средств, применяемых в лечебных целях. В США тема, связанная с аллергенами, – одна из самых дискуссионных. Эксперты выступают за ужесточение контроля, предлагают новые методы выявления фальсификатов.
       
      – Кто инициирует проверку мясной продукции специалистами вашего института?
       
      – К нам часто обращаются производители, особенно в спорных случаях. Мы много работаем с общественными организациями. Стоит заметить, что к специалистам ВНИИМП им. В.М. Горбатова с простыми вопросами не обращаются.
       
      «К специалистам ВНИИМП им. В.М. Горбатова с простыми вопросами не обращаются»
       
      Привозят продукцию на исследование в рамках программы производственного контроля. У нас хорошо оснащенный испытательный центр. Специалисты рассматривают конкретные случаи по итогам контрольных мероприятий, помогают выяснять причины того или иного решения, анализируют программу производственного контроля. Иными словами, эксперты ищут слабые места, чтобы дать ответ на вопросы о том, что послужило причиной претензии к производителю, и как исправить ситуацию.
       
      – Как в НИИ мясной промышленности поступают с результатами исследований мясной продукции?
       
      – Если в результате исследования выясняется, что продукт небезопасен, мы уведомляем об этом соответствующие органы.
       
      «Если продукт небезопасен, мы уведомляем об этом соответствующие органы»
       
      По вопросам ветеринарного контроля и надзора работаем вместе с ветеринарной службой, некоторые показатели заводим в информационную систему «Веста». При выявлении фальсификата оснований для уведомления нет, поскольку сложно доказать преднамеренность действий производителя.
       
      – Электронные информационные системы будут содействовать уменьшению фальсифицированной продукции?
       
      – На мой взгляд, нужна информационная система, устроенная не по принципу учета недобросовестных поставщиков и производителей фальсифицированной продукции. Таких электронных ресурсов много. Кроме того, черные списки ведут и общественные организации.
       
      «Черные списки ведут и общественные организации»
       
      Нужна система, в которой будут зарегистрированы, условно говоря, продукты хорошего качества. Это поможет потребителю ориентироваться в мясной продукции. Но это должна быть не маркетинговая система, а именно инструмент, который помогает покупателю делать выбор в пользу хороших продуктов. Думаю, и производители захотят, чтобы их продукция была представлена в такой системе.
       
      – А не появятся ли желающие «приплатить» за попадание в такую базу данных?
       
      – В том и состоит задача, чтобы создать честную систему. Базы данных, в которые заносят производителей за нарушения, мало помогают покупателю. Кстати, иногда в них попадает продукция добросовестных производителей, и только потому, что ее исследовали с нарушениями, например, пробы отбирали неправильно.
       
      «Базы данных, в которые заносят производителей за нарушения, мало помогают покупателю»
       
      Но доказать это предприятию бывает сложно. Поэтому предлагаем от черных списков в мясной индустрии переходить к белым.
       
      – Такую систему действительно можно создать?
       
      – Можно, но это будет сложное мероприятие.
       
      «Репутацией не торгуют»
       
      – Кто должен участвовать в ее создании?
       
      – Тот, кто готов нести ответственность перед производителями. Кто понимает, что репутацией не торгуют. Она либо есть, либо отсутствует. Запятнанная репутация восстановлению не поддается.
       

       
      Источник: www.ветеринария.рф
    • Автор: Служба новостей
      В интервью The DairyNews Рустем Бетляев рассказал о региональной программе «Пять плюс», созданной для развития малых форм хозяйствования в Тюменской области. 
       
      DN: Программа «Пять плюс» это Ваше ноу-хау?
       
      РБ: Да, это ноу-хау. Мы с коллегами разработали ее в процессе обсуждения темы: «Как изменить негативные тенденции по развитию малых форм хозяйствования в молочном животноводстве». Пришли к выводу, что малые предприятия предложат продукт, востребованный на рынке, его купят. Основное конкурентное преимущество молока-сырья, производимого небольшими предприятиями, включая ЛПХ — невысокая цена. Если мы добьемся нормального качества и приемлемых объемов, которые интересны для переработчика молока, то этот продукт будет гарантированно востребован. Второй вопрос – если он интересен и конкурентоспособен, то почему бы переработчику не войти деньгами, чтобы усилить этот сектор и создать себе устойчивую сырьевую базу, с хорошим объемом, приемлемым качеством и невысокой сезонностью производства и при этом «интересной» всем участникам цене.  Мы же не можем постоянно повышать розничные цены на молоко и молочные продукты из-за роста стоимости сырья.
       
      DN: Почему выбрали такое название?
       
      РБ: Название должно быть узнаваемым. Люди часто не знают суть программы, но само  словосочетание известно многим.
       
      DN: То есть, это своего рода оценка?
       
      РБ: Да, и еще тот факт, что если у хозяйства больше 5 коров, то это уже товарное предприятие, способное сдавать достаточно излишков, чтобы это было интересно семье, с точки зрения дохода. В этом случае можно зарабатывать больше, чем работая на сельском предприятии, а если ты поголовье значительно превышает 5 коров, то доход получается сопоставимый с уровнем высокооплачиваемого работника. Однако, на селе высокооплачиваемых мест либо нет, либо их недостаточно. Что греха таить, зарплата в сельском хозяйстве существенно ниже, чем в городе.
       
      DN: В программе могут участвовать только КФХ?
       
      РБ: Таких ограничений нет. Личные подворье активно учитывают в программе «Пять плюс». По правилам у нас в ЛПХ может быть до 25 коров. У нас в силу многих обстоятельств сокращается число хозяйств, занимающихся молочным животноводством. В том числе, потому что у части руководителей душа не лежит к животноводству. Кто почувствовал особенности хозяйствования без молочного животноводства назад в отрасль не возвращается, как правило. Можно говорить и об экономических вопросах или еще чем-то. Мы этой программой выращиваем будущих руководителей сначала ЛПХ, затем КФХ, а потом может ООО и так далее, которые будут потихоньку уходить на большее поголовье. То есть, это люди осознанно пошли животноводство, любят свое дело, поднялись с низов. Надеемся, Программа «Пять плюс» создаст условия для подготовки руководителей молочной отрасли животноводства.
       
      DN: Сколько было поставлено скота по этой программе за 2 года?
       
      РБ: По Вагайскому району уже больше 300 голов поставлено. По Исетскому и Упоровскому -  более 350 голов. Работа продолжается с учетом наработанного опыта.  Консалтинговая группа проехала всех участников программы, и дало заключение по каждому участнику. Проблемы конечно есть, но они не фатальны. Кто-то получил сертификат на управления стадом, но не доучился, нужны дополнительные знания. Кто-то неправильно ведет хозяйственную деятельность, или не расплачивается вовремя. Появилась потребность в обеспечение участников программы сочными кормами, и мы пошли по пути создания кормовых центром. Уже есть возможность предоставить людям объемистые корма, в счет будущего молока.
       
      DN: Вы говорили, что финансирование программы обеспечивается кредитными ресурсами и средствами переработчиков. В каком соотношении они находятся? 
       
      РБ: На первом этапе участвует только переработчик. Мы сейчас задействовали и кредитную кооперацию. Создали единый кооператив, который объединяет и закупочные, и кредитные кооперативы. У них появилась взаимосвязь и один руководитель. Задача кредитного кооператива – выделить деньги, чтобы развивался потребительский кооператив, то есть создать ему сырьевую базу для закупки мяса, молока, других продуктов, производимых малыми формами хозяйствования. К программе «Пять плюс» подключились переработчики, заинтересованные в закупке скота на мясо. Организована поставка бычков на личные подворья с последующим выкупом откормленного поголовья. Такого раньше не было. Мы поставляем хозяйству несколько бычков молочного периода. Он их доращивает, откармливает и либо сдает, если он их выкупил, либо по договору за определенную сумму возвращает переработчику. То есть, уже мясники почувствовали интерес к этой программе. Понимаете, там нет больших цифр. Когда говоришь о комплексе в 6 тысяч голов дойного стада, все восхищаются. А здесь – две-три головы. Допустим, две головы есть, мы ему три ставим. Такой принцип. Если он вовремя расплачивается, то может рассчитывать на в два раза большее число животных. Если он показал, что нормально работает, мы даем ему следующую партию скота.
       
      DN: Есть ли информация, сколько всего денег вложили в программу?
       
      РБ: На первом этапе более 40 млн рублей.
       
      DN: Как выстроено руководство программой?
       
      РБ: Есть областные и районные группы воспроизводства, как мы их называем. Областная группа с привлечением кооперативов и молокозавода определяет, какой район входит в программу. Потом Управление ветеринарии проводят оценку распространения лейкоза КРС: куда можно поставить скот, где создать карантинные стада, потому что на неблагополучной по лейкозу территорию мы не работаем в рамках «Пять плюс». После этого районная группа собирает информацию о желающих участвовать. Следующий этап за консалтинговой группой, которая на месте проверяет условия и дает заключение. Областная группа проводит заседание и выносим окончательное решение о том, кому и сколько дать коров.
       
      DN: На конференции «Продуктивное долголетие коров 5.0» Вы говорили, что DeLaval вам помогает. В чем эта помощь заключается?
       
      РБ: У нас больше двухсот заготовительных пунктов, они укомплектованы в том числе оборудованием DeLaval. Там была большая программа на уровне области.  У нас есть соглашение с компанией, они выступают как стратегический партнер в молочном животноводстве. Все-таки DeLaval – это «монстр», в хорошем смысле. Им интересно что-то очень крупное. Я говорил об этом, может быть стоит корректировать свои подходы в плане большего внимания небольшим предприятиям. Это же устойчивость сельских территорий, рабочие места, социальное благополучие.
       
      DN: По Вашему мнению, каковы главные факторы обеспечения продуктивности коров, актуальные прежде всего для Тюменской области?
       
      РБ: Первое – это квалификация кадров. Второе – качество корма, прежде всего энергетическая ценность объемистых кормов. Важна заготовка кормов по самым современным технологиям. У нас солнца мало, и энергии накапливается недостаточно. Любая ошибка в технологии заготовки корма – это фатально с точки зрения обеспечения здоровья и продуктивности. Третий очень важный вопрос, на который я бы обратил внимание – это ответственность поставщиков, прежде всего ветеринарной продукции. К сожалению, мы иногда сталкиваемся с недобросовестностью, отчего несем очень большие потери, особенно в сохранности молодняка, да и в воспроизводстве тоже. Малым формам необходима широкая кооперация – по одиночке не устоять. А кооперация основана на доверии и здесь пока не все на пять с плюсом.
        Источник: www.dairynews.ru  
    • Автор: Служба новостей
      — Как развивалось мясное скотоводство в прошлом году? Какие итоги можно подвести?
       
      — По данным Единой межведомственной информационно-статистической системы, в ноябре прошлого года в нашей стране было произведено 27,3 тыс. т говядины, включая субпродукты, что на 4,4 процента больше, чем в аналогичный период 2015 года. Всего за 11 месяцев 2016 года было изготовлено почти 263,3 тыс. т продукции КРС с субпродуктами, в то время как в предыдущий год этот показатель составлял 243,96 тыс. т. При этом с 2008 года по 2016 год совокупный выпуск продуктов мясного скотоводства увеличился в восемь раз, и уже составляет 16 процентов от производства всей говядины, изготавливаемой в стране, с учетом мяса от молочных пород. Вообще, в последние два года отрасль получила новый импульс для дальнейшего развития. Изменение курса валют и введение российских ответных санкций стали естественным барьером от импортных поставок говядины, что упростило процесс замещения отечественной продукцией. За этот период были введены в строй и запущены крупные перерабатывающие комплексы и откормочные площадки, что резко увеличило спрос на молодняк специализированного и помесного скота. Сейчас для отечественных переработчиков открылись экспортные возможности поставок своей продукции. Несмотря на подобные достижения, темпы сокращения дефицита мяса крупного рогатого скота от специализированных мясных пород оставляют желать лучшего. При формальном достижении всех показателей скотоводства, указанных в отраслевой Программе развития сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы и ее подпрограммах, в этом направлении остается ряд вопросов и проблем.
       
      — Некоторые аналитические компании по итогам года отмечают снижение поголовья КРС. На ваш взгляд, с чем это связано?
       
      — Действительно, подобная тенденция наблюдалась в прошлом году — общая численность коров упала ниже 19 млн голов. По данным Росстата, на конец 2016 года поголовье крупного рогатого скота в сельскохозяйственных предприятиях всех категорий составляло 18,9 млн голов, что на 300 тыс. голов, или 1,7 процента, меньше по сравнению с соответствующей датой предыдущего года. Однако необходимо отметить, что количество мясного и помесного скота не снижалось. По этим показателям отрасль выполнила установки Программы развития сельского хозяйства, чего нельзя сказать про молочное направление. При этом пока ни одна из подотраслей не может предложить экономически успешную модель широкого применения для положительной динамики развития и увеличения в целом поголовья крупного рогатого скота.
       
      — Каким образом обстоит сегодня ситуация в сфере племенного КРС?
       
      — Вопрос развития племенного дела в нашей стране заслуживает отдельного разговора, и, на мой взгляд, изменения в данной области со временем обязательно наступят. Без сомнения, дальнейшее улучшение ситуации в этом направлении мясного скотоводства важно, однако не является приоритетным, поскольку с налаживанием динамики роста маточного поголовья в целом по отрасли вопросы племенного развития и задачи в других сферах будут обязательно решены.
       
      — Какие проблемы существуют в российском мясном скотоводстве?
       
      — В отрасли наблюдается ряд негативных тенденций, свидетельствующих о необходимости пересмотра самих подходов к развитию данного направления животноводства. Одна из подобных проблем — дисбаланс между производимым товарным поголовьем скота и наличием незаполненных действующих скотомест на откормочных предприятиях. Наращивание маточного стада значительно отстает от созданных мощностей на подобных площадках, что не позволяет осуществлять системный сбор и интенсивный откорм качественного молодняка и приводит к снижению конкурентоспособности ведущих предприятий отрасли. Большое влияние на мясное скотоводство оказывает отсутствие условий для развития инфраструктуры рынка живого скота и административные барьеры, которые ограничивают поставку молодняка для откорма из регионов с развитым пастбищным животноводством на территории, благоприятные для организации промышленного откорма. При этом действующий механизм государственной поддержки не позволяет реализовать потенциал КФХ в качестве массовых производителей живого скота для его последующих поставок в целях дальнейшего откорма. Не менее важная проблема состоит в том, что практикующиеся подходы законченного цикла выращивания и откорма товарного скота в рамках одного среднего предприятия не обеспечивают отраслевую кооперацию в должной мере, что существенно снижает качественные показатели производимой продукции.
       
      — На ваш взгляд, какие меры помогут изменить ситуацию?
       
      — Прежде чем говорить о возможном решении качественного изменения отрасли и преодолении кризиса, необходимо подумать о поиске самой экономической модели и ее привлекательности. По данным Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ, экономическая эффективность существующей модели в мясном скотоводстве сегодня составляет –34,6 процента, и она никак не может стимулировать привлечение инвестиций и сокращать дефицит продукции. Поэтому наш союз при непосредственном участии и руководстве Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России, при поддержке Национальной ассоциации скотопромышленников и Национальной мясной ассоциации разработал интеграционную модель, которая может лечь в основу коренных изменений в отрасли. Она предполагает создание агропромышленного линейного кластера с участием фермерских хозяйств и их кооперацию на инновационной основе. То есть была предложена концепция объединения предприятий на базе глубокой специализации и разделения технологических процессов.
       
      — В чем состоит суть предложенной модели?
       
      — Основная идея кластерного подхода заключается в том, чтобы относиться к развитию территорий с позиций выстраивания на них максимально высокой плотности деятельности с минимальными издержками. Отлично характеризуют модель три определения: глубокая специализация, системный интегратор, или опорный фермер, и вокруг него — линейный кластер мясного скотоводства. Именно эти понятия позволят построить системный стандартизированный, то есть воспроизводимый в разных регионах и масштабах, подход, позволяющий в различных условиях быстро решить задачу создания эффективных фермерских хозяйств на вновь осваиваемых сельских территориях, занятых разведением маточного поголовья КРС по мясному направлению продуктивности. В данном случае принципиальной является роль отраслевого сообщества и интегратора, поскольку последний представляется компанией, которая берет на себя функции диспетчера, оператора, малого селекционного центра, технолога, позволяющего фермерам выстроить свою работу, и продавца, реализующего полученный от хозяйств скот. Подобный подход — прообраз возможного кооператива, который можно создать в будущем, если участники кластера сочтут это необходимым. Ключевая позиция применения кластерного подхода — резкий спрос на основные средства производства, то есть маточное поголовье, и масштабное освоение сельских территорий, включая неудобье для пастбищ.
       
      — Какие преимущества дает организация бизнеса по этой модели?
       
      — Применение подобного подхода позволяет не только успешно решать коммерческие задачи участников линейного кластера, но и путем его экстенсивного развития и улучшения качества жизни сельского населения решать задачи государственного масштаба. На операционном уровне агропромышленный кластер — комплекс мероприятий, направленных на создание и совершенствование процесса эффективного развития социального предпринимательства и занятости на селе, включающего в себя передовые технологии, принципы глубокой специализации и кооперации. Это позволяет снизить тяжелый физический труд и одновременно существенно повысить доходы сельских тружеников, сделав работу в аграрной отрасли технологичной, престижной и привлекательной.
       
      У предложенной бизнес-модели существует несколько особенностей. Первая из них — сервисное сопровождение участников кластера интегратором. Именно это опорное предприятие осуществляет поддержку кормами и ветеринарными товарами, проводит зоотехнический учет и селекционную работу, регулирует специализированную площадку для работы с молодняком, в том числе процесс подготовки ремонтных нетелей. Сама модель помогает реализовать готовую продукцию фермерским хозяйствам-партнерам с площадки кластера, а также обеспечивает формирование бизнеса под ключ благодаря пакетным технологическим, организационным и финансовым решениям в системе контрактационных экономических связей. При этом образовывается сама отраслевая цепочка от кормозаготовки до производства готовой продукции. Она делает востребованными ученых и консалтинговые центры, рождает спрос на программы социальной поддержки и повышает привлекательность отрасли для молодежи.
       
      Можно привести небольшой пример. Параметры одного кластера могут быть примерно равны масштабам одного муниципального района или располагаться в радиусе 50 км вокруг центральной площадки интегратора. Подобная площадь предполагает наличие 40 тыс. га земель и более, что делает возможным размещение на этой территории 15 тыс. голов маточного стада с оборотом в 1,1 млрд рублей в год только от мясного скотоводства. При этом средний размер поголовья у фермера может составлять всего 100–200 голов. Окупаемость зависит от стартовых условий конкретных площадок.
       
      — На ваш взгляд, насколько достижимо внедрение подобной модели в российских реалиях?
       
      — По прогнозам Высшей школы экономики, дальнейшее научно-техническое развитие АПК России в долгосрочной перспективе предусматривает возникновение крупных компаний-интеграторов в аграрном секторе и смежных областях. В будущем будет наблюдаться создание больших холдингов с широкой географией присутствия, внедрение систем интегрированного контроля происхождения и биобезопасности продукции по всей цепочке поставок, включая ветеринарный контроль. В этой связи создание кластеров весьма актуально.
       
      Наш союз проводил работу в различных регионах страны — вТюменской, Томской, Самарской, Смоленской, Калужской, Пензенской, Вологодской, Ярославской областях, Красноярском крае, республиках Мордовия и Башкортостан. Результаты нашей деятельности говорят о том, что предложенная бизнес-модель находит интерес и положительный отклик у руководителей хозяйств, фермеров, чиновников, а также у некоторых крупных финансовых институтов. Пилотной площадкой по созданию подобного проекта может стать любой из регионов России, поскольку практически в каждом из них, особенно в нечерноземной части и северных субъектах, более чем достаточно сельхозземель. К примеру, только на территории Центрального ФО можно разместить порядка 70 кластеров в объеме до одного миллиона голов скота в течение 5–7 лет.
       
      — Каким образом внедрение подобной модели отразится на доступности говядины для населения? Ведь в последние годы уровень потребления этого мяса неуклонно падает в связи с низкой покупательной способностью.
       
      — В этом вопросе следует избавиться от шаблонов и стереотипов. Безусловно, в нашей стране доля потребления населением мяса, тем более говядины, значительно отстает от показателей в других государствах и рекомендованных медицинских норм — вместо необходимых 24–25 кг в год на душу населения в России эта цифра доходит лишь до 15 кг в год. Поэтому низкий уровень потребления мяса россиянами — одна из причин, по которой не следует снижать производственные показатели по говядине. Однако именно невысокая покупательная способность и относительная дороговизна мяса крупного рогатого скота перед другими видами аналогичных продуктов существенным образом формируют данное соотношение. Но другого не следует ждать. Говядина всегда будет оставаться более дорогим продуктом по ряду объективных причин, и никакой производственной оптимизацией вопрос ее стоимости не решить.
       
      — В таком случае стоит ли сегодня предприятиям развивать это направление бизнеса?
       
      — Сегодня многие аграрии упускают целый ряд факторов, которые появились в течение последних двух лет и наглядно демонстрируют отличные перспективы развития отрасли мясного скотоводства. Первый из них — необходимость разделения технологических и производственных процессов, а также формирования отраслевых связей. В самой промышленной цепочке следует выделить производителя основного товара — молодняк, который одновременно является и потребителем главного средства производства, то есть коровы, производящей этот же молодняк. Другая тенденция — существование спроса на сырье мясного животноводства среди крупных игроков в производственной отраслевой кооперации. Таким образом, работать в этой отрасли выгодно, поскольку есть рынок сбыта в виде переработчиков, готовых оплачивать и выкупать полученный молодняк. Именно современные предприятия по производству мяса КРС и субпродуктов из него открывают для себя экспортные возможности, в чем государство им активно помогает, и новые рынки сбыта. Более того, внутренний растущий спрос на качественную говядину, в том числе как импортозамещающую продукцию, тоже показывает положительную динамику. Сейчас уже многие рестораны достаточно спокойно вводят в свое меню российскую говядину, которая конкурирует и вытесняет мясо из Аргентины, Бразилии, Уругвая и других стран. Однако большинство современных перерабатывающих заводов сегодня декларируют острую нехватку сырья для своих производств, то есть дефицит скота. Таким образом, для удовлетворения уже существующего спроса в условиях еще не освоенного в полной мере потенциала экспортной составляющей необходимо уже сегодня создавать эффективные и рентабельные предприятия по производству мясного КРС, при этом не изменяя внутреннюю потребительскую способность, потому как более доступная молочная говядина с прилавков не исчезнет. Одновременно с развитием этого направления будут осваиваться и использоваться сельхозземли, создаваться новые рабочие места, сформируется спрос на маточное поголовье и так далее. То есть будет наблюдаться синергетический эффект разных смежных отраслей для формирования насыщения спроса на сырье в отрасли мясного скотоводства.
       
      — На ваш взгляд, каковы перспективы развития мясного направления животноводческой отрасли и сельского хозяйства в целом?
       
      — Работа по развитию АПК сегодня активно продвигается. Так, Президент РФ поручил Правительству страны совместно с Торгово-промышленной палатой России и ведущими общественными объединениями предпринимателей подготовить план действий на 2017–2025 годы, в котором необходимо предусмотреть меры, обеспечивающие достижение не позднее 2019–2020 годов темпов роста экономики нашей страны, превышающих показатели развития мировой экономики. При этом должны быть учтены меры по улучшению делового климата, повышению результативности крупных инвестиционных проектов, наращиванию объемов несырьевого экспорта, развитию малого и среднего предпринимательства, увеличению эффективности государственной поддержки сельскохозяйственных отраслей. В этой связи поиск и формирование точек роста для экономик регионов является актуальной задачей. Для ее решения, а также социально-экономического развития АПК, ТПП РФ уже сформулированы и предлагаются к реализации различные национальные проекты: развитие мелиорации, льняного комплекса и другие, причем список постепенно расширяется.
       
      Однако в существующих условиях ни одна отрасль сельского хозяйства не способна предложить быстрых и готовых решений. Тем не менее все преимущества развития мясного скотоводства, в отличие от молочной, птицеводческой, свиноводческой и зерновой отраслей, как парадигмы выхода из кризиса экономики страны достаточно очевидны. Именно это направление способно стать локомотивом для развития смежных отраслей: машиностроения, агрохимической, кожевенной, переработки и других. Поэтому крупный бизнес и центральная власть заинтересованы в создании предложенной союзом модели развития мясного скотоводства и готовы ее поддерживать, поскольку синергетический эффект предлагаемого проекта благоприятным образом отразится на сельском хозяйстве в целом, а также на жизни потребителей, сделав более доступной качественную говядину отечественного производства.
        беседовала Анастасия Кирьянова Источник: agbz.ru
    • Автор: Служба новостей
      Группа компаний «Дамате», производственные мощности которой расположены в Пензенской и Тюменской областях, начала поставлять продукцию в Объединенные Арабские Эмираты.

      Как сообщили ИА «PenzaNews» в пресс-службе ГК «Дамате», первой была отправлена партия продукции «Индилайт» весом 3,2 тонны.

      «Экспортный ассортимент представлен ветчинами и деликатесами из мяса индейки. К отгрузке готова следующая партия — 7 тонн полуфабрикатов в ассортименте», — пояснили в холдинге.

      В пресс-службе отметили, что молочная продукция поставляется в ОАЭ под двумя брендами — «Молком» и «Дамате».

      «В марте была отправлена первая партия продукции, вызвавшая наибольший интерес у торговых сетей в Дубае: творог мягкий в ассортименте, сметана, масло, сыр, обезжиренные питьевые йогурты под брендом «Молком», а также премиальная линейка термостатных йогуртов «Дамате» в стеклянной упаковке», — уточнили в компании.

      В пресс-службе «Дамате» отметили, что компания прошла аттестацию и получила разрешение на экспорт продукции в Объединенные Арабские Эмираты еще в 2016 году.

      «Процесс занял почти год. На первом этапе Россельхознадзор проверил предприятия на соответствие требованиям ОАЭ и включил его в реестр одобренных. Затем представители страны посетили объекты ГК «Дамате» с инспекцией — группа врачей и экспертов подробно изучила процесс производства, осмотрела предприятия. Специалисты высоко оценили уровень организации производства и его соответствие самым высоким мировым требованиям. Важную роль сыграло наличие сертификата на выпуск халяльной продукции, который компания подтверждает на протяжении нескольких лет», — сказали в холдинге.

      В компании отметили, что вся поставляемая продукция является халяльной и отправляется исключительно под контролем сертифицированных специалистов.

      «Предприятия, на которых выпускаются продукты, успешно прошли проверку международного центра стандартизации и сертификации «Халяль», — подчеркнули в пресс-службе.

      Группа компаний «Дамате» — российский сельскохозяйственный холдинг, развивающий три направления деятельности: выращивание и переработка индейки, переработка молока и молочное животноводство.

      Производственные мощности расположены в Пензенской и Тюменской областях.

      В Пензенской области группе компаний принадлежит комплекс по производству мяса индейки. В 2016 году предприятие вышло на заявленные мощности — 60 тыс. тонн в убойном весе в год. Было принято решение о расширении существующих мощностей до 100–110 тыс. тонн. Общий объем инвестиций в проект составляет 25,6 млрд. рублей.

      С 2012 года в состав «Дамате» входит крупнейший переработчик молока в Пензенской области — ОАО «Молочный комбинат «Пензенский» («Молком») с сырным подразделением в городе Белинском. Благодаря масштабной реконструкции производства суммарная мощность переработки предприятия достигла 500 тонн в сутки.

      В 2012 году компания увеличила количество направлений деятельности за счет появления в портфеле проекта по молочному животноводству. ГК «Дамате» при участии компании Danone ведет строительство молочно-товарного комплекса на 4 тыс. 600 голов в Тюменской области. После выхода на полную мощность новый комплекс будет производить примерно 40 тыс. тонн молока в год.

      ГК «Дамате» начала отгружать продукцию на экспорт осенью 2015 года. Компания уже осуществила ряд поставок в страны Европейского союза и Евразийского экономического союза, Сербию, Вьетнам, Гонконг и Габон.
        Источник:  penzanews.ru
  • Топ авторов

  • Кто онлайн   0 пользователей, 0 анонимных, 66 гостей (Смотреть полный список)

    В настоящий момент нет зарегистрированных пользователей онлайн

  • Темы

  • Изображения

  • Записи блога

  • Предстоящие события

    Предстоящих событий не найдено