Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображает публикации с лучшей репутацией с 22.09.2017 во всех приложениях

  1. 3 балла
    Мы все идем в тупик. Все завязаны на продаже добавок. От технолога на нормальном производстве требуется лишь соблюдать рецептуры, и иногда их разрабатывать для расширения ассортимента. Но все мы знаем практически все о пищевых добавках, технологи кочуют с фирм на производство и обратно, но по сути мало об откорме, забое и первичной переработке скота. Потому что мы стали не технологами в полном смысле а "торговцами водой". Вы говорите что падает производство колбас. На мой взгляд такие колбасы должны исчезнуть. И такие заводы должны исчезнуть. Или перестроиться. Не врите себе. Вы продаете не добавки, вы продаете своим близким воду, обман, и кормите своим трудом импортеров этих хим.препаратов. Я за то, чтобы ввести жесткие штрафы торгующих организаций за нахождение на их полках колбас, с отличающимся от заявленного составом. Если ГОСТ - не ГОСТ, оплати полугодовой оборот. Производство тут не при чем, диктуют рецептуру сети. Тогда у нас есть шансы не стыдиться своей профессии. Не врите себе. Единицы из нас могут гордиться своей продукцией и я им завидую. Остальные зарабатывают на здоровье людей. Не врите.
  2. 2 балла
  3. 2 балла
    – Компания «Атлантис-Пак», с одной стороны, активно развивает производство полиамидных оболочек, которые вытесняют с российского рынка европейские аналоги, и таким образом следует курсу на импортозамещение. С другой, материалы, которые используются для производства оболочек, – всё равно импортные. С чем связана такая двоякая ситуация? Расскажите, где вы закупаете сырье? – Мы сотрудничаем с поставщиками сырья из разных частей света – это и европейские производители, и поставщики из Юго-Восточной Азии, и, в том числе, российские компании. Нельзя сказать, что в последнее время российские поставщики как-то особенно динамично развиваются, но еще 10 лет назад у нас вообще не было сырья отечественного производства. Если считать в тоннаже, то порядка 50% используемого нами сейчас сырья – отечественное. Говорить об импортозамещении, привязываясь только к сырью, – не очень корректно. Ведь импортозамещение состоит не в том, чтобы вместо дорогого зарубежного мы начали использовать такое же дорогое или даже еще более дорогое отечественное сырье. Импортозамещение состоит в том, что мы создаем продукты, которые замещают импортную оболочку. И делаем это достаточно успешно. Подтверждением тому являются наши показатели продаж и замещение импортных оболочек на рынке. Генеральный директор ПКФ «Атлантис-Пак» Игорь Переплётчиков – Как вы оцениваете ситуацию на российском рынке пластиков? Стоит ли ожидать появления в РФ заводов по выпуску компонентов, необходимых для выпуска пластиковых оболочек, плёнок и пакетов? – Основная проблема отечественного рынка пластиков, с которой сталкиваемся мы как производитель оболочек, заключается в том, что в России производится очень мало полимеров, обладающих специальными свойствами. У нас много производится полипропилена, полиэтилена – мы практически импортонезависимы, если брать отрасль в целом. Но у нас почти не производится специальных полимеров, например таких как сополимеры. – О каких специальных полимерах идет речь? – В качестве примера приведу классическую многослойную барьерную оболочку, состоящую из пяти слоев. Это реальные слои, которые можно увидеть через электронный микроскоп. Каждый слой имеет чётко-выраженную функциональную нагрузку. Первый слой – если считать от фарша – это тонкий слой полиамида. Его основная задача – обеспечить адгезию к фаршу. Далее следует слой клея, так называемого адгезива. Его основная задача – приклеить полиамид к следующему слою. Этот следующий слой – полиэтилен. Основная задача полиэтилена внутреннего слоя оболочки – обеспечить высокую влагозащищенность, чтобы влага из внешней среды не проникала внутрь, а влага из колбасы не выходила наружу. Затем снова слой адгезива, приклеивающий внешний более толстый слой полиамида. Его основная задача – создать запас прочности оболочки. Хотя за прочность в результате «отвечают» все слои, но этот слой, самый толстый, обеспечивает барьер по кислороду, препятствуя его проникновению в продукт, и придаёт оболочке высокую прочность на прокол. Данная комбинация пяти слоев – это необходимый минимум для барьерных оболочек сегодня. Так вот, полиамиды, которые входят в её состав, мы можем купить в России, а межслойный клеевой материал – адгезив – в России не производят. К тому же, кроме этих материалов в состав оболочки входят всевозможные красители, которые различаются по цвету, составу и назначению. Как правило, эти красители в основном импортные, потому что в России их практически не производят. И это только один пример, описывающий стандартный продукт – пятислойную барьерную оболочку. Но «Атлантис-Пак» сегодня позиционирует себя не только как производителя оболочки, но и как компанию, которая выходит на рынок плёнок. Для производства плёнок мы используем девятислойные линии. Соответственно, каждый из слоев обладает определенными свойствами. По этим продуктам мы ещё сильнее зависимы от импортного сырья. Так что в России нужно развивать производство специальных полимеров, а базовые полимеры у нас и так уже производятся. – Кто создает новые продукты и технологии их производства в компании? Научились ли мы делать чисто русские продукты или же технология всё равно зависит от производителей линий оболочки? – Секрет успеха «Атлантис-Пака» в том, что он всегда придумывал что-то новое и продолжает это делать. И очень часто эти разработки получаются настолько успешными, что многие конкуренты начинают их копировать, и постепенно эти продукты становятся стандартом на рынке. Эта функция компании не существует сама по себе, просто потому, что есть какая-то группа инициативных сотрудников, которые время от времени что-то придумывают. Данная функция реализована в виде отдельного структурного подразделения, основной задачей которого является изобретение новых продуктов. Это подразделение называется «Дирекция по развитию», и у них в штате 46 человек. Из них более 20 – это кандидаты наук. Так что мы всё придумываем сами: ни один из тех продуктов, которые мы сегодня производим, не был куплен как технология. Как правило, даже наши линии – это наши собственные разработки. Мы покупаем комплектующие, потом собираем их вместе, устанавливаем собственное программное обеспечение. И таким образом наша продукция – это некий сплав наших «ноу-хау» в области «железа» и наших «ноу-хау» в области технологий и рецептур. – «Атлантис-Пак» сотрудничает с зарубежными специалистами? Насколько наши разработчики, специалисты по полимерам, сильнее западных? Кто задает тренды? – Да, с зарубежными компаниями мы сотрудничаем, они хотят нам помочь, чему-то нас научить, но больше, наверное, самим научиться. Как правило, наше сотрудничество с зарубежными специалистами исчерпывается взаимодействием с представителями наших поставщиков. Они презентуют какой-то материал, но на наше производство не допускаются. Поэтому мне сложно сказать, насколько в целом сильны российские специалисты в полимерах, но, во всяком случае, в некоторых областях специалисты нашей компании не имеют равных себе в мире. В частности, когда речь идёт о смешивании разных полимеров, которые в обычной практике не смешиваются. – Что это значит: смешать полимеры, которые не смешиваются в обычной практике? – В качестве примера приведу проницаемые пластиковые оболочки – это одна из наиболее сильных компетенций нашей компании. При создании этих оболочек мы «заставляем» барьерный в обычной жизни полимер быть высокопроницаемым. В итоге наши пластиковые оболочки вполне сопоставимы и с коллагеновыми, и с целлюлозными оболочками. По уровню дымо- и влагопроницаемости они уже находятся примерно на одном уровне. Понятно, что сделать это непросто и для этого барьерный полиамид добавляется очень много разных материалов, в том числе и на органической основе. – Каким образом в компании происходит запуск новых видов упаковки? – Запуск новых продуктов – это чётко регламентированная процедура. Недостаточно просто создать идею продукта и разработать прототип, который будет более-менее работоспособен. Придумать идею и создать продукт, который потом можно вывести на рынок, – это совершенно разные вещи. За время своего жизненного цикла наш продукт проходит несколько стадий. Для каждого этапа есть чётко прописанные критерии того, что является его успешным завершением и условием перехода на следующую стадию. Всё начинается с пилотной стадии, когда у нас появляется образец. После успешных испытаний образцов, продукт переходит в экспериментальную стадию, где мы начинаем ограниченными партиями продавать его некоторым потребителям и изучаем его свойства, получаем обратную связь от клиентов. Если продукт востребован, объёмы заказов растут, то наступает промышленно-экспериментальная стадия. Когда мы понимаем, что продукт достоин того, чтобы мы производили его в массовом объеме, он переходит в стандартную категорию. К этому моменту мы уже уверены, что способны его стабильно производить, у нас нормированы все показатели его производства: нормы выработки, количество отходов и так далее. Как правило, от пилотной стадии до стадии стандартного производства проходит от полутора до двух лет. – Бывает ли такая ситуация, когда приезжают зарубежные специалисты по полимерам с новыми пластификаторами, красками, растворителями и помогают отрабатывать технологии (по аналогии с технологами, которые приезжают со специями на колбасные заводы)? – Мы бы с удовольствием таких специалистов пригласили, но мы таких не знаем. Когда появляется какой-то новый материал, мы получаем предложение с полным описанием новинки: характеристики, предназначение. И дальше в зависимости от наших потребностей мы решаем, где мы могли бы его применить. Так как производство пищевой упаковки – это всё-таки нишевый и узкоспециализированный сегмент химической промышленности, то, как правило, здесь не бывает универсальных решений. Сырье одного и того же поставщика, одной и той же марки разные производители могут использовать для разных целей – это своего рода творчество. – Мы видим, что у многих производителей примерно в одно и то же время появляются одинаковые решения. К примеру, пакеты для запекания в духовке появились сразу у нескольких поставщиков в течение года. В чем причина: участники рынка копируют друг друга или просто поставщик технологии один? – Я не думаю, что здесь возможен такой трансфер технологий. Как правило, все подобные производства достаточно закрытые. Так же как и мы практически не допускаем поставщиков сырья в цеха и не раскрываем технологию производства, так и наши конкуренты не допускают к себе поставщиков. Поэтому трансфер технологий здесь минимален. Я думаю, что просто все условия созревают для того, чтобы несколько компаний предложили решения для той потребности, которая возникла на рынке объективно. Если говорить о пакетах под запекание, то в России этим первым начал заниматься «Мираторг». Однако к тому моменту, когда «Мираторг» представил свою продукцию под запекание, у нас уже был пакет АМИВАК МВС, который мы представили вне зависимости от деятельности «Мираторга». Но когда «Мираторг» вышел на рынок с таким продуктом, другие мясопереработчики тоже начали искать соответствующие решения. У нас оно к тому времени уже было готово. Как я уже говорил, разработка нового продукта занимает не один месяц, поэтому невозможно сегодня увидеть решение на прилавке магазина, а уже завтра предложить клиентам что-то аналогичное. Так что процесс по разработке пакетов под запекание проходил в разных компаниях параллельно. Хотя бывают и другие причины, объясняющие одновременное появление похожих продуктов у разных производителей. Например, наша проницаемая оболочка АйЦел Премиум и похожая оболочка другой известной компании. Разработки, которые мы вели у себя на производстве, были благополучно транслированы нашим бывшим сотрудником, который ушел работать к этому производителю. В этом случае уже можно говорить о трансфере технологий. Однако этой оболочке такой поворот событий пошёл только на пользу. Ведь если крупная компания начинает производить из пластиков замену собственным фиброузным оболочкам, то это свидетельствует о формировании устойчивого тренда на активизацию развития класса проницаемых пластиковых оболочек и замене оболочек на основе целлюлозы. – Какие ещё производственные направления находятся сейчас в фокусе ваших интересов? – Мы очень активно работаем над развитием направления производства плёнок. В нашем случае это не просто обычные барьерные плёнки, а высокотехнологичные решения. Мы работаем над плёнками, которые за счёт двухосной ориентации материала и своих термоусадочных свойств обладают дополнительными ценностями для потребителя. И уже сейчас имеем в своём арсенале целый спектр таких плёнок. В частности, у нас уже есть очень удачное решение плёнки для запайки лотков, с драм-эффектом и антифогом. Мы разработали плёнки для упаковки продукции по технологии «форм-шринк», для упаковки продукции методом термоформования, для упаковки под вакуум с последующей термоусадкой. И это только начало. – Однажды Владимир Романов («Мясной Эксперт») на заводе в Испании видел применяемые на колбасном производстве оболочки «Атлантис-Пак». Мы знаем, что вы открыли собственные представительства за рубежом. Насколько оболочки «Атлантис-Пак» технологичны и отвечают задачам, которые перед ними ставят европейские мясопереработчики? В чём состоит сложность выхода российского производителя на европейские рынки и специфика работы? – С точки зрения соответствия качества нашей продукции требованиям европейских потребителей, то по многим объективным показателям наши оболочки, пакеты и плёнки превосходят ту продукцию, которая производится в Европе. Есть сложности ментального характера, есть сложности с поиском партнеров, которые имеют доступ к ключевым клиентам на этом рынке. То есть сложности, с которыми мы сталкиваемся в Европе, связаны не с качеством самого продукта, а с правильной организацией процесса продаж. Для повышения уровень сервиса, который мы оказываем нашим европейским потребителям, мы приняли решение открыть собственное промышленное производство в Европе. И начиная с текущего года, у нас есть полноценный завод в Чехии, рядом с Прагой, на котором осуществляется полный цикл производства, в том числе экструзия и гофрация оболочки. Так что можно с уверенностью сказать, что на сегодняшний день «Атлантис-Пак» - на 100% международный производитель. Мы с удовольствием показываем эту площадку нашим клиентам, чтобы они понимали, что оболочка для них производится не где-то там в далекой России за много тысяч километров, а под боком, в Европе. При этом производится очень быстро и качественно. Так мы не только решаем задачу повышения уровня сервиса, но и нивелируем влияние несправедливых условий, которые существуют в отношении российских предприятий на ряде рынков. Например, в странах Северной Африки, пошлина на продукцию российских предприятий составляет в разных странах от 18 до 20%. Для продукции, которая сделана в Европейском Союзе, пошлина – 0. – Насколько удаётся потеснить европейских производителей на зарубежных рынках? – Мы еще не являемся доминирующим игроком на зарубежных рынках, но мы уже заметны, нас ощущают, на нас уже смотрят и, наверное, даже опасаются. Мы уже сейчас представлены, что называется, «worldwide», – по всему миру. И если в сегменте плёнок мы в первую очередь фокусируемся на российском рынке, то в области оболочек в целом и проницаемых в частности, мы сегодня работаем на всех рынках, где производят мясные продукты. Под каждый рынок мы стараемся адаптировать нашу продукцию: ведь рынки разные, продукты разные и наше преимущество в том, что мы умеем продавать продукты, которые подходят под требования абсолютно конкретных потребителей из конкретных регионов. – Когда выйдет первая российская биоразлагаемая полиамидная оболочка от «Атлантис-Пак»? Ведутся ли такие разработки в компании? – Никогда. Если посмотреть, что пишут и говорят в СМИ на темы экологии и биоразложения, то можно заметить, что тон прессы по отношению к этим вопросам начал меняться. Всё меньше и меньше говорят о биоразлагаемых материалах, а говорят всё больше о материалах, которые можно вторично перерабатывать. Это связано с тем, что в мире начинают понимать, что биоразложение в области производства пластиковой упаковки не является однозначно благим делом. Просто представьте себе ситуацию – полиэтиленовый пакет валяется где-то под кустом. Он оскорбляет наш взор, он раздражает. Но тем не менее, его вред экологии заключается только в том, что он искусственного происхождения и где-то лежит. Он мешает нам и нашему восприятию окружающей среды как экологичной. А теперь представьте, что он биоразлагаемый. Он валялся, а потом вдруг взял и сам исчез. Но он же не исчез бесследно. Что с ним произошло? Под воздействием солнца, окружающей среды, влаги и кислорода в нём произошли какие-то химические изменения, разорвались молекулярные связи в длинной молекулярной цепочке полиэтилена, в результате чего он превратился в какие-то другие химические вещества, которые обладают меньшей длиной молекулярной цепочки. За счёт этого пакет как целое распался и исчез из поля нашего восприятия. Но при этом он же не разложился до исходных материалов: углерода и водорода. Каким образом дальше эти остаточные химические вещества, до которых разложился пакет, будут взаимодействовать с окружающей средой – никто не знает. Они могут образовывать какие-то новые связи, попадать в воду, распространяться на большие пространства. И этот процесс не предсказуем. Ещё 10 лет назад любили говорить, что к 2015 или 2025 году все небиоразлагаемые упаковочные материалы будут запрещены, можно будет использовать только биоразлагаемые материалы. Сейчас таких разговоров больше нет. По крайней мере, европейские законодатели и органы, которые формируют соответствующую политику, всё больше сфокусированы на вопросах производства упаковочных материалов с возможностью их вторичной переработки. Мы тоже в будущем собираемся построить собственное производство, для того, чтобы перерабатывать те полимерные отходы, которые у нас образуются в процессе производства нашей продукции. Атлантис Пак с высоты птичьего полета – Всю ли пластиковую упаковку можно перерабатывать? – Нет, не все упаковочные материалы сегодня подходят для вторичной переработки. Например, материалы, которые содержат поливинилхлорид (ПВХ) или поливинилиденхлорид (ПВДХ), нельзя перерабатывать. И с этой точки зрения они наносят окружающей среде огромный вред. Особенно опасны они в сжигаемом мусоре, поскольку при горении образуют тетрахлдордиоксин – одно из самых сильнодействующих канцерогенных соединений. Мы в своём производстве не используем такие материалы. Те продукты, которые мы производим, в той или иной степени поддаются вторичной переработке. Подготовила Виктория Загоровская
  4. 2 балла

    Версия

    224 скачивания

    Отеки колбасных изделий – одна из наиболее часто встречающихся проблем в производстве вареных и варено-копченых колбасных изделий. Изделия с такими дефектами не подлежат реализации, а если попадают на прилавок, то уже в урезанном виде в вакуумной упаковке. Статья рассказывает о причинах возникновения отеков в колбасных изделиях, где делается особый акцент на отек вызванный ударом щёчек клипсатора. Еще раз выражаю огромную благодарность статьи за работу над материалом, практические опыты и предоставленные фотографии: Василию П., Владиславу Б., Елене П., Ивану К., Павлу А., Максиму Л., Евгению Н., Дмитрию Ш., Максиму К., Денису К., Александру Г., Владимиру К., и другим специалистам портала «Мясной Эксперт». Статью можно прочитать в августовском номере журнала "Мясные технологии", а также скачать с портала "Мясной Эксперт".

    Бесплатный

  5. 1 балл
    Написал сегодня в редакцию журнала "Мясная Индустрия" следующее. Уважаемая редакция, на странице сайта в разделе история ( http://meatind.ru/about/history/ )есть текст: В истории журнала "Мясная Индустрия" не указано спонсорство и помощь журналу от АОО Росмясомолпром возглавляемого Бандуркиным Николаем Гавриловичем. Данная организация в 90-е годы помогла возродить журнал Самковой Т,В., как финансово, т так по административной линии. Считаю, что это стоит отметить. Исключительно для Истории. Потому, что некоторые перечисленные компании еще не существовали, когда Росмясомолпром помогал Самковой.
  6. 1 балл
    Баранья черева 24-26, коллагеновая прямая и кольцевая, коллагеновая пленка, формовочная сетка
  7. 1 балл
    Добрый день! Измельчит куриные кости можно. Но боюсь обслуживание данного аппарата для поддержания остроты режущего комплекта будет накладым. Профмясорубка? Именно проф-мясорубка нужна. Не для кафе, не на 5 кг по фаршу. Только им не говорите, а то посчитают это каннибализмом и будут бойкотировать еду
  8. 1 балл
    Никак не пойму, неужели у нас столько мяса, что свои не покупают, а мы экспортируем его зарубеж...
  9. 1 балл
    Прекрасный стеб над "обличающими" производителей передачами!
  10. 1 балл
    Это портал для специалистов. Профессиональное сообщество. За 12 лет уже поняли что из себя представляют воинствующие кулинары и журналисты. Поэтому, если Вам что-то надо от портала, то пожалуста пройдите верификацию по удобому для вас способу: https://meat-expert.ru/verify/
  11. 1 балл
    Форум и выставка «ПротеинТек-2017» состоится 26 сентября 2017, а Форум и выставка «ПроПротеин-2017» 27 сентября в Москве в отеле "Холидей Инн Лесная". Организатором выступает Российская Биотопливная Ассоциация (РБА) и Центр Новых Технологий. Слово «протеин» происходит от греческого protos - первый. И действительно, это вещество занимает первостепенное значение в питании человека и кормлении животных, так как его нельзя ничем заменить. Сегодня в мире существует дефицит пищевого белка, и недостаток его в ближайшие десятилетия сохранится. Протеину принадлежит особая роль и в питательности кормов. В России растет производство комбикормов и спрос на высокобелковые кормовые добавки, дефицит российского животноводства в протеине оценивается в 1 млн тонн. Для развития отрасли и проводятся Форумы, которые является площадкой для диалога бизнеса с органами власти, обмена опытом, укрепления связей, взаимодействия между наукой и бизнесом. В Форумах и выставке примут участие: · Производители, импортеры и переработчики сои, подсолнечного шрота, гороха, рапса и других растительных протеинов. · Производители концентратов и изолятов соевого белка, подсолнечника, гороха. · Производители сухой барды, пивной дробины. · Производители кормовых дрожжей. · Производители белков для функционального питания. · Производители протеинов из насекомых. · Производители и переработчики мяса и птицы. · Производители, импортеры и переработчики рыбной и мясной муки. · Переработчики пера, производители перьевой муки. · Производители искуственного мяса («мясо из пробирки»). · Убойные цеха и заводы мясокостной муки. · Рыбные комбинаты и рыбхозы. Форум проводится для дальнейшего развития государственных программ, ведущие специалисты выступят на различные темы, включая обсуждение рынков растительных и животных протеинов, тенденций их развития в России и в мире; технологии производства растительных и животных протеинов через глубокую переработку сырья; технологии производства и применения протеинов в питании и кормлении животных; биотехнологическое производство кормового белка из метана и другого сырья; технологии производства искуственного мяса («мясо из пробирки»); перспективные протеины, в том числе из насекомых. В рамках Форума пройдет выставка. Свои экспозиции представят компании: Flottweg, Vogelbusch, Alfa-Laval, НПК «Экология», ГосНИИГенетика и другие. Дополнительная информация о Форуме: www.proteintek.ru, www.proprotein.org Об Ассоциации: Российская Биотопливная Ассоциация (РБА) объединяет участников отрасли топлив и химию из возобновляемого сырья в России. Главная цель РБА – обеспечить наилучшие законодательные, коммерческие и другие условия для роста отрасли промышленных биотехнологий в России. Контакты: +7 (495) 585-5167 или www.biotoplivo.ru Источник: www.proteintek.ru, www.proprotein.org
  12. 1 балл
    «Клюкву надо запретить, в ней передоз консервантов» Почему химия в еде и пищевые добавки не должны пугать людей, рассказывает химик-флейворист Сергей Белков Применительно к еде химия сегодня употребляется как ругательство. Но ведь химия – это фундаментальное свойство нашего мира, из химических веществ состоит все на свете, включая самого человека. И еда – не исключение. Первый миф состоит в том, что может быть еда без химии. Не может. Химии в еде – 100%. Другой вопрос в том, взяты ли эти химические вещества в продуктах питания из природы или синтезированы человеком. Второй миф – все натуральное полезно, а искусственное вредно. На самом деле натуральное отличается только тем, что оно встречается в природе, и только этим. Натуральное не есть полезное. Вот пример: лесные пожары – это натуральное явление, такое же как и смерть от оспы, а паровое отопление – искусственное явление. И что из этого полезно, а что вредно? Еще один миф состоит в том, что всякого рода искусственные добавки к пище – это изобретение недавнего времени. Первый в мире искусственный ароматизатор придумал человек, который стал жарить мясо, потому что запаха жареного мяса не существует в природе. Запах и вкус жареного мяса – это результат взаимодействия веществ, которые существуют в сыром мясе, при его нагревании. Причем химического взаимодействия. Запах и вкус сыра тоже искусственный, так как в природе не существует сыра. Но человек научился изготавливать этот продукт довольно давно, причем целью создания было вовсе не улучшение вкуса, а желание законсервировать химические вещества молока. Многие растительные вещества, которые мы склонны считать полезными потому лишь, что они натуральные, на самом деле являются химическим оружием растений. Они отобраны эволюцией с целью нанесения максимального вреда любому, кто захочет съесть растение. Многие являются ядами. Например, кофеин в растении выполняет роль инсектицида: защищает его от насекомых. Вообще кофе можно смело считать смесью инсектицидов и ароматизаторов, ведь и аромат кофе, по сути, искусственный. Зеленый кофе не пахнет, а «натуральный» запах кофе есть результат искусственных химических реакций, происходящих в зернах при нагревании. А что такое, например, ванилин, который мы добавляем во всевозможные кондитерские продукты как натуральный ароматизатор? С химической точки зрения ванилин является ароматическим фенолом и ароматическим альдегидом одновременно. В знаменитых ванильных стручках ванилина от природы нет, он появляется в них только после созревания и опадения. Ванилин не нужен растению, его цель – защита семян от вредных плесеней и бактерий. Это вещество, защищающее растения от поедания, и лишь волей случая его вкус понравился человеку, что не говорит о его полезности. То же и с горчицей. Основная функция аллилизотиоцианата, которому обязана своей жгучестью горчица, – отпугивать насекомых и травоядных покрупнее. Как такового его нет в растении: он начинает образовываться только лишь при повреждении тканей растения. Его синтез запускается в момент повреждения листьев или семян, чтобы нанести максимальный ущерб вредителю. И лишь человек научился есть то, что придумано в качестве токсина, и называть это полезным. При этом называть вредным то же самое вещество, полученное методами химического синтеза. Токсичные вещества для защиты от насекомых содержатся и в пупырышках огурца. А человек, ничего, ест. В миндале и абрикосе содержится очень сильный яд цианид, синильная кислота. И это не мешает человеку с удовольствием употреблять их. Молекулы, создающие запах апельсина, расположенные в цедре и по своей формуле больше похожие на бензин, чем на еду, служат для защиты сочной мякоти и так привлекают нас своим запахом. Говоря о пищевых добавках, наиболее часто упоминают глутамат натрия: он и в бульонных кубиках, и в колбасе, и в сосисках. Но именно это вещество определяет вкус мяса – так называемый вкус умами, по сути, вкус белка. Это открыл японский профессор Икеда и еще в 1909 году запатентовал способ его получения. Но задолго до этого глутамат был самой распространенной химической молекулой в нашей еде. Именно это вещество придает вкус колбасе, ветчине и любым другим мясным продуктам. Глутамат дает вкус помидорам, и его концентрация увеличивается при созревании плодов. Красный помидор вкуснее зеленого отчасти потому, что в нем больше глутамата. Человек лишь научился получать глутамат натрия методом бактериологического синтеза. И этот искусственный глутамат, если верить атомно-молекулярной теории, ничем не отличается от натурального. Пищевые добавки на упаковке продукта обозначены буквой Е с различными цифровыми индексами. И эта буква часто пугает потребителя. Хотя это всего лишь обозначает, что продукт содержит строго определенные и проверенные вещества. Часто те же вещества в большом количестве присутствуют и в натуральных продуктах. Например, в яблоке имеется гораздо больший набор различных Е, чем в каком-либо готовом продукте. Хотя, по сути, это не важно: происхождение вещества не определяет его свойства. Клюква содержит бензоата натрия больше, чем разрешено применять при консервировании продуктов. Если клюкву прогнать по допускам на содержание консервантов, ее надо запретить, в ней передоз консервантов. Для чего они ей нужны? Чтобы защититься, не дать плесени и бактериям съесть ягоду и семена. Но никто на этой планете не догадается заподозрить клюкву в том, в чем подозревают пресервы или напитки. Наоборот, многие употребляют клюкву из-за ее полезных антимикробных свойств, которые, впрочем, преувеличены. Парабены (сложные эфиры парагидроксибензойной кислоты) – тоже природные вещества, растения их используют, чтобы защитить себя от вредителей. Их используют в основном в косметике. И их тоже боятся. Часто можно встретить рекламу так называемого крема без парабенов. Но возможно это только в трех случаях: 1) если вместо безопасных и проверенных парабенов в крем добавлен какой-то менее известный и изученный консервант; 2) крем стухнет сразу после открытия; 3) производитель не дурак и все же добавил парабены, но, следуя моде, соврал. Нитрит натрия – еще один предмет страшилок. Найти его в колбасе очень легко: модная колбаса серого цвета не содержит нитрита натрия. Но не покупайте такую колбасу. До того как нитрит натрия стали добавлять в колбасу, так называемая колбасная болезнь – ботулизм – была достаточно рядовым явлением. Само слово «ботулизм» ведет свое начало от древнеримского «колбаса». Нитрит натрия надежно убивает бактерию, производящую смертельный токсин. А если говорить о количествах, то 1 кг шпината или брокколи вам даст столько же нитрита, сколько 50 кг докторской колбасы. А вот история про икру, деликатесный продукт, который в силу ряда причин очень подвержен порче. Для консервации икры еще недавно использовали вещество уротропин (Е 239), который с 2010 года в нашей стране запретили. Но это единственный консервант, который работал в икре. И теперь икра либо тухнет, либо в ней много других консервантов, больше, чем разрешено. Либо она все же хорошая и безопасная, но с запрещенным уротропином. Запрещен уротропин был, потому что он при хранении разлагается с образованием формальдегида, а это яд. Но никто не задумался о количествах. Образуется его мизер. Да и икру мы ложками не едим. К тому же такое же количество формальдегида, которое можно получить с баночкой икры с уротропином, можно получить, съев один банан. Очередной миф связан с вредностью подсластителей, которые люди, желающие снизить вес, используют вместо сахара. Например, аспартам – это абсолютно понятная молекула, с понятным эффектом, и есть сотни исследований, подтверждающих его безопасность. Очень распространенный миф состоит в том, что «натуральный продукт известно какой, а что вы там насинтезировали, сплошные примеси!». Это полная ерунда. Например, если сравнивать траву тархун и газировку на ароматизаторах, то в натуральном тархуне примесей больше. При этом в газировке они все известны, а в траве мы не знаем, какие могли образоваться. В натуральном кофе химических веществ гораздо больше (без малого тысяча), и свойства их изучены гораздо меньше, чем в искусственном ароматизаторе кофе. Всего на сегодняшний день в продуктах питания обнаружено более 8 тыс. душистых веществ. Из них около 4 тыс. разрешено к использованию в качестве ароматизаторов, их свойства изучены, они признаны безопасными. Около сотни таких веществ запрещено: они оказались вредными. И еще около 4 тыс. никакой проверки никогда не проходили. Таким образом, потребляя ароматизатор, вы гарантированно потребляете только вещества из проверенных 4 тыс. Потребляя натуральное, вы едите все: и проверенные безопасные, и непроверенные, и обязательно проверенные вредные. Наконец, любители всего натурального в магазине выберут колбасу или окорок натурального копчения, а не копченую с помощью жидкого дыма. И с точки зрения безопасности выберут гораздо более опасный продукт. Ни то ни другое не есть лучший выбор с точки зрения здоровья. Но натуральный дым содержит множество смол, канцерогенов, которые при производстве жидкого дыма отделяются. Фактически искусственное копчение намного безопаснее естественного. Пусть и не так вкусно. «Мы хотим знать правду о еде!» – под такими лозунгами выступают защитники натуральной еды и противники химической. Это очень здорово, когда человек хочет знать правду. Только вот лучше искать эту правду не в телевизоре и не на женских форумах. А начать хотя бы с учебника по пищевой химии. Правда о еде состоит в том, что любая еда состоит из химии. Правда в том, что если человек сам делает еду, то он знает, из чего он ее делает, и проверяет это на безопасность. Правда в том, что пищевая химия – это тоже наука, которая делает наш мир лучше. И еще одна правда в том, что, потребляя только натуральную еду, полагаясь на природу, вы совершаете ошибку. Природа совершенно не обязана заботиться о нашей безопасности. Об авторе: Сергей Белков родился в 1978 году. В 2000 году закончил Химический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова. Работал технологом пищевых производств на нескольких предприятиях, с 2004 – флейворист (создатель пищевых ароматов). В настоящее время возглавляет отдел разработки пищевых ингредиентов (ароматизаторов, подсластителей и красителей) одного из крупнейших российских предприятий пищевой отрасли. Мастер делового администрирования. Член Британского сообщества флейвористов. Постоянный автор нескольких российских научно-популярных изданий. Источник: vechnayamolodost.ru
  13. 0 баллов

    Версия

    1 032 скачивания

    Проблема, связанная с пустотами в колбасных изделиях, казалось бы, не самая сложная из тех, с которыми можно столкнуться на производстве, но почему-то она остается актуальной для многих. На практике такое явление встречается часто, примером этому может служить любой колбасный прилавок, на котором обязательно можно встретить колбасы многих производителей с порами разных размеров. Статья рассказывает о способах определения источника пор в продукции и причинах их возникнования

    Бесплатный