Jump to content
НЕЗАВИСИМЫЙ ПОРТАЛ
ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ МЯСНОЙ ИНДУСТРИИ

Search the Community

Showing results for tags 'сельское хозяйство'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • МЯСНОЙ ЭКСПЕРТ ПРЕДСТАВЛЯЕТ
    • Urgent technological help
  • Производство и Технологии
    • Стандартизация: Регламенты и Нормативы, ГОСТ, ТУ, СТО, декларирование
    • Технология мясопродуктов
    • Управление и организация производства
    • Проектирование предприятий
    • livestock
    • Мясо: убой, разделка, обвалка, жиловка
    • Качество и Санитария
    • Ингредиенты и Добавки
    • Рецептуры мясопродуктов
    • Термообработка, копчение и сушка
    • Холодильная обработка
    • Упаковка, Пакеты, Пленки, МГС и Маркировка
    • Искусственные колбасные оболочки
    • Натуральные колбасные оболочки
    • Оборудование Машины и Инструмент
    • Спецодежда и защита
    • Человеческий фактор на производстве
    • Статьи: теория и практика
    • Ликбез для новичков
  • События и жизнь мясной отрасли
    • Выставки, Семинары, События отрасли
    • Конкурсы, соревнования, загадки
    • Юмор и шутки про мясо и колбасы
    • История и Философия мясного дела
    • Мир вокруг нас: разговоры на любые темы
    • Развлечения и конкурсы
  • Работа в мясной индустрии
    • Вакансии
    • Кандидаты
  • Специализированные информационные источники
    • Каталог Книг по мясу и мясопереработке
    • Периодические издания
    • Полезная литература
    • Видеоновости, видео
    • Интернет: сайты про мясопераработку
    • Журналисты о Мясе и Мясопродуктах (обзоры "желтой" прессы и телепередач)
  • Обучение и Научная деятельность
    • Учебные заведения
    • Ученые умы в науке
    • Студенту в помощь
  • Реализация и торговля мясом и мясопродуктами
    • Маркетинг и реклама в мясопереработке
    • Сбыт: магазины и витрины
    • Дегустационный зал
  • Бесплатные объявления и реклама
    • Бесплатная реклама на "Мясном Эксперте"
  • Мясная кулинария. Готовим дома!
    • Колбасы, сосиски и купаты
    • Инвентарь и оборудование
    • Деликатесы: копченые, варёные, вяленые
    • Шашлыки и Гриль (BBQ)
    • Запеченое мясо, рулеты, мясные хлеба
    • Пельмени, манты, бозы, позы и прочее.
    • Блюда, рецепты, и всякое разное..
  • Рыбный эксперт
    • Технология переработки рыбы.
  • Клуб Кулинаров's Есть ли у вас куттер дома?

Blogs

There are no results to display.

There are no results to display.

Categories

  • Мясная индустрия
    • События отрасли
    • Экономика
    • Происшествия
    • Маркетинг
    • Новые продукты
    • Животноводство
    • Мясо
    • Технологии
    • Оборудование
    • Мясопродукты
    • Ингредиенты
    • Упаковка
  • Статьи и обзоры
    • Аналитика
  • Медиа
    • Видео
    • Фотографии
    • Аудио
  • РАБОТА
    • Резюме
    • Вакансии

Categories

  • Книги, статьи и пр.
    • Технология мяса
    • Ингредиенты и Добавки
    • Упаковка и оболочки
    • Оборудование
  • Отраслевые журналы
  • Фотографии
  • Other

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


Skype


ICQ


Facebook


Сайт


Whatsup


Интересы и увлечения


ФАМИЛИЯ


ИМЯ


ОТЧЕСТВО


Страна


Город


Место работы.

Found 69 results

  1. Свинина, говядина, мясная продукция, крупы, выпечка, пирожные, сыры, молоко, творог, фрукты...Сложно найти продукты, которые бы не импортировала Хорватия, что является следствием низкого уровня внутреннего производства, зависимости фермеров от господдержки, отсутствия долгосрочной сельскохозяйственной стратегии и ряда других факторов. Заброшенные сельскохозяйственные угодья давно стали привычной картиной для жителей страны.Хотя экспорт сельскохозяйственной и пищевой продукции в Хорватии за первые десять месяцев прошлого года увеличился на 12 процентов, отрицательный торговый баланс в пользу импорта составил 903 млн евро, по данным данным Торговой палаты Хорватии. Только импорт мяса составил 307,9 млн евро, что почти на 40% больше, чем годом ранее.Как отметил министр сельского хозяйства Хорватии Томислав Толушич, при рекордном потоке туристов в страну гостей приходится кормить импортными продуктами, хотя в стране есть огромный потенциал для собственного производства. На данный момент в местный агросектор внедряются проекты по строительству новых ферм и перерабатывающих предприятий, строительство которых финансируется из фондов ЕС. В приоритете — развитие органического животноводства. Источник: www.agroxxi.ru
  2. 21 декабря в Минсельхозе России прошло заседание Комиссии по координации вопросов кредитования агропромышленного комплекса, на котором обсудили план мероприятий на 2018 год по поддержке сельхозпредприятий, реализующих инвестиционные проекты. Заседание провел первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов. Джамбулат Хатуов отметил ключевое значение для отрасли сельского хозяйства поддержки перспективных инвестиционных проектов, которые повышают производительность сельхозпредприятий и обеспечивают рост объемов производства сельхозпродукции в целом. Первый замминистра указал, что одной из первостепенных задач ведомства является создание условий для дальнейшего поступательного развития российского агропромышленного комплекса. Для достижения этого необходимо оказывать всестороннюю поддержку реализации инвестиционных проектов. Также он отметил, что при принятии решений по кредитованию сельхозпредприятий Комиссии необходимо учитывать мнение региональных властей, которые лучше погружены в ситуацию на местах. «Региональные органы управления АПК как никто иной владеют полной картиной ситуации на местах. Необходимо привлекать их к отбору и сопровождению инвестиционных проектов, что повысит эффективность работы по данному направлению», - сообщил Джамбулат Хатуов. Директор Департамента экономики и государственной поддержки АПК Наталия Чернецова сообщила о результатах селекторного совещания с регионами, по итогам которого 37 отобранных ранее приоритетных инвестпроектов получат в 2018 году дополнительное финансирование. Источник: mcx.ru
  3. 7 декабря в Польше стартовала забастовка работников сельского хозяйства, сообщает Tvn24.pl. В эти часы у здания Министерства сельского хозяйства в Варшаве проходит манифестация, в которой принимают участие около 500 человек с флагами и транспарантами.Акция протеста, в которой, по словам организаторов, могут принять участие до 3 тыс. фермеров, является ответом на кризисную ситуацию, сложившуюся в области животноводства из-за африканской чумы свиней. Полное бездействие властей в этом вопросе привело к многомиллионным убыткам крестьян, на грани банкротства оказались сотни предприятий.- Двух лет переговоров вполне достаточно, чтобы в министерстве нас, наконец, услышали и помогли. Мы предложили проект спасения отрасли, предусматривающий отслеживание и уничтожение диких кабанов с дронов, - говорит председатель аграрного отделения Всепольского соглашения профсоюзов Славомир Издебский. - Так поступили в Чехии, решив вопрос АЧС ровно за три недели. Фермеры не могут больше ждать, их терпение лопнуло...В письме, направленном накануне премьер-министру страны Беате Шидло, аграрии требуют: отставки министров сельского хозяйства и окружающей среды Кшиштофа Юргеля и Яна Шишко; объединения упомянутых министерств в одно ведомство; выработки эффективной кредитной политики для фермерских хозяйств, ликвидации АЧС в Польше путем санитарного отстрела диких кабанов, отказа от массовой ликвидации семейных свиноводческих предприятий, создания платформы закупок готовой продукции животноводов...По словам Славомира Издебского, общенациональная акция протеста продлится до 15 декабря и будет носить предупредительный характер. Если правительство не выполнит выдвинутые профсоюзом требования, у здания министерства будет разбит "зеленый" палаточный городок и организован традиционный "звездный" марш на Варшаву - сотни тракторов заблокируют все подъезды к столице. Источник: solidarnost.org
  4. В конце октября 2017 года подведомственный Россельхознадзору ФГБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» с рабочим визитом посетила делегация представителей Министерства сельского хозяйства Республики Ирак с целью ознакомления с принципами регионализации территории Российской Федерации по заразным болезням животных. Стороны обсудили эпизоотическую ситуацию по особо опасным болезням животных и высокопатогенному гриппу птиц в РФ. Сотрудниками ФГБУ «ВНИИЗЖ» была представлена информация по регионализация РФ по особо опасным болезням животных. Учитывая опыт работы ФГБУ «ВНИИЗЖ» по разработке и осуществлению комплекса диагностических и профилактических мероприятий, обеспечивающих контроль и ликвидацию эпизоотий, представители Республики Ирак выразили заинтересованность в совместной лечебно-профилактической деятельности в области здоровья животных и профилактики экономически значимых болезней. Источник: Пресс-служба ФГБУ «ВНИИЗЖ»
  5. Благодаря высокому урожаю пшеницы Россия обошла в экспорте зерна США и укрепила свой статус «сельскохозяйственной сверхдержавы», пишет The Wall Street Journal. Большую роль в этом сыграла хорошая погода для урожайного сезона в России, а также слабый рубль, из-за которого американцы не могут конкурировать с Москвой на зарубежных рынках, отмечает издание.В этом сезоне российские фермеры собрали 83 млн тонн пшеницы, что укрепило статус России как «сельскохозяйственной сверхдержавы», оказало давление на фермеров США и сильно понизило цену на зерно, пишут журналисты The Wall Street Journal Джесс Ньюман и Бенджамин Паркин.Масштабные инвестиции и слабый рубль помогли России обойти Америку в качестве лидера мирового экспорта пшеницы. По словам Американской пшеничной ассоциации, возможно, в декабре будет закрыт её офис в Египте, главном мировом импортёре пшеницы.«Мы в буквальном смысле не можем соперничать с Россией по ценам на пшеницу на этих рынках», — заявил представитель компании Стив Мерсер. Дополнительным негативным для США фактором в этом году стала плохая погода. В то время как в России был холодный и влажный урожайный сезон, в США были засуха и длительные снегопады.Ожидается, что урожай в США сократится на четверть по сравнению с предыдущим сезоном. Другие страны также сокращают господство США на рынке пшеницы, например, в Европе и Индии фермеры начинают выращивать её более активно.Несмотря на некоторые негативные прогнозы, связанные с возможным понижением цен на пшеницу из-за её переизбытка, в настоящее время российские фермеры получают от своего урожая выгоду. «Аналитики сообщают о том, что во многих российских фермерских хозяйствах появляются роскошные автомобили», — резюмирует автор The Wall Street Jorunal. Источник: russian.rt.com
  6. Вице-премьер России Аркадий Дворкович заявил, что правительство в следующем году намерено принять долгосрочную программу развития сельского хозяйства. Об этом сообщает «Интерфакс». «Мы уже в следующем году примем программу на долгосрочную перспективу. Надеюсь, что до 2030 или 2035 года», — сказал Дворкович. Он подчеркнул, что некоторые проекты имеют срок окупаемости, выходящий даже за 10 лет. Ранее сообщалось, что премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил стратегию научно-технического развития АПК на 2017–2025 годы. Источник: www.gazeta.ru
  7. В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы с вами сегодня собрались в Воронежской области для обсуждения вопросов дальнейшего развития агропромышленного комплекса России. Хочу отметить в начале нашей встречи, что Воронежская область является одним из безусловных лидеров по темпам роста сельхозпроизводства – они впечатляют: за девять месяцев текущего года рост составил 9 процентов. Я даже не знаю, будет ли такой рост где‑то ещё.В целом Воронежская область входит где-‑то в пятёрку, но темпы, конечно, серьёзные. Кроме растениеводства активно развивается животноводство, молочное производство – по молоку вообще номер один. Просто молодцы, поздравляю!Реплика: (Без микрофона.)В.Путин: Есть возражения? У вас побольше?Реплика: (Без микрофона.)В.Путин: Будет обязательно, если будете так работать, как прежде, то точно будет.В этой связи хочу поблагодарить всех работников отрасли, всех, кто трудится на селе, за весомые результаты, которые достигнуты в этом году.В текущем году, несмотря на сложные погодные условия в ряде регионов, мы вновь ожидаем высокий урожай зерновых. Более того, он обещает стать рекордным за всю историю России, составит порядка 130 миллионов тонн. Об этом мы уже неоднократно говорили, но не могу отказать себе в удовольствии повторить это ещё раз. Напомню только, что в 2016 году у нас было 120,7 миллиона тонн, но это было всё-таки меньше, чем урожай 1978 года, когда в РСФСР было собрано 127,4 миллиона тонн.Прогнозируется хороший урожай сахарной свёклы, овощей, масличных и других культур. В 2017 году прогнозируется сбор: 52 миллиона тонн сахарной свёклы, а в 2016 году было 51,4; 16,4 миллиона тонн овощей, а было 16,3; так же по другим культурам.Продолжается рост производства продукции животноводства. За восемь месяцев текущего года он составил 4,4 процента.Сельское хозяйство в целом демонстрирует устойчивую, качественную положительную динамику. Сегодня это действительно современная, привлекательная для инвестиций отрасль, один из локомотивов развития экономики страны. Я вспоминаю в этой связи дискуссии начала 2000‑х годов, когда тут и там слышалось одно и то же, что сельское хозяйство – это «чёрная дыра»: сколько денег ни давай, они бесследно исчезают, и результата никакого. Теперь кардинально ситуация поменялась. Средний темп роста в 2014–2016 годах составил 103,6 процента.Наши производители не только укрепляют позиции на российском рынке, но и наращивают свой экспортный потенциал. По данным Федеральной таможенной службы, за первые семь месяцев этого года экспорт продукции АПК увеличился на 18,8 процента, до 10 миллиардов долларов.Пока основным экспортным товаром является зерно. При этом важно, что структура экспорта становится всё более разнообразной. Россия активно наращивает поставки за рубеж мяса, сахара, подсолнечного масла. Хорошие перспективы есть для продвижения продукции глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью. Этим вопросом нужно предметно, безусловно, заниматься.Тоже очень приятно отметить, что нам теперь в наших международных контактах и переговорах приходится значительное место уделять вопросам продвижения нашей животноводческой продукции на внешние рынки. Прямо напрямую, как отдельный вопрос в наших переговорах, – это вопрос продвижения, скажем, свинины, мяса птицы, того же зерна и так далее.Например, за семь месяцев 2017 года экспортировано уже 18 миллионов тонн зерна, это на 15,4 процента выше уровня прошлого года. Но есть и цифры совсем впечатляющие. За аналогичный период экспорт сахара вырос в 52 раза, свинины – на 83 процента, мяса птицы – на 32 процента, подсолнечного масла – на 34 процента.В целом следует продолжить работу по поддержке экспорта, в том числе по устранению инфраструктурных, логистических барьеров, в частности на зерновом рынке. Поставлять зерно на экспорт из многих регионов пока нерентабельно из‑за большого транспортного плеча, мы сейчас с Министром сельского хозяйства говорили об этом, я в конце вернусь к тому, что предлагается. Разумеется, это происходит из‑за высоких тарифов на перевозки. Знаю, что сейчас этой проблемой занимаются и Минсельхоз, и Правительство в целом. Мы сегодня договоримся о том, что и как мы должны сделать в этой области.Хотел бы обратить особое внимание и на решение вопросов, связанных с обеспечением ветеринарной безопасности. От этого зависит здоровье граждан, успешное продвижение отечественной продукции на внутреннем и внешнем рынках.В том числе необходимо постоянно держать на жёстком контроле ситуацию с африканской чумой свиней. Это важнейшее условие доверия к нашим производителям как со стороны российских, так и зарубежных потребителей.Далее. Во многих секторах АПК мы добились значительного роста за счёт импортозамещения. Вместе с тем здесь сохраняются и проблемы. Так, по-прежнему высока наша зависимость от зарубежного семенного и племенного материалов. Понятно, что сразу такую проблему не решить. Потребуется время, многолетняя, именно многолетняя научно-исследовательская работа.Необходимо реализовать чёткий план действий, сконцентрировать усилия и ресурсы на развитии отечественной селекции и генетики. Это основа продовольственной безопасности страны. Работа по созданию собственной селекционно-генетической базы будет проводиться в рамках Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы.И конечно, серьёзный резерв для отрасли – увеличение производства продукции глубокой переработки. Это и новые рабочие места, и дополнительные доходы, и налоговые поступления, которые остаются в нашей стране.Сегодня отдельно обсудим вопросы развития сельскохозяйственной кооперации. На 1 января 2017 года в стране действует 5839 кооперативов. Наибольшие успехи отмечаются в Липецкой, Тюменской области, в Республике Саха (Якутия).Кооперация открывает для небольших предприятий возможность наращивать производство, получить помощь в технике, обработке земли, сбыте продукции. В конечном итоге всё это прямо влияет на повышение доходов и уровня жизни людей, служит важным фактором обеспечения занятости, развития сельскохозяйственных территорий, решения насущных социальных проблем.Вместе с тем уровень вовлечения малых форм хозяйствования в сельхозкооперацию всё ещё остаётся низким, и хотелось бы сегодня услышать, что конкретно планируется сделать для того, чтобы ситуацию поменять к лучшему.Теперь, как в таких случаях говорят, о главном. Это к вопросу о том – надеюсь, мы сегодня об этом поговорим поподробнее, – что мы, радуясь большому урожаю, хорошему урожаю, рекордному урожаю, должны понимать экономические последствия того, что происходит в таких случаях. В таких случаях что? Избыток предложения порождает снижение цены. Нам нужно над этим подумать.Есть конкретные предложения, мы сейчас с Министром и с замминистра финансов обсуждали. Напомню, я просил Правительство увеличить расходы на поддержку сельского хозяйства плюсом дополнительно к тому, что ранее было заложено в бюджет, – 20 миллиардов рублей. Правительство это поручение исполнило, в бюджет 2018 года эти деньги заложены, поэтому их нужно будет направить на решение двух задач.Нужно продолжить субсидирование ставок банковского кредитования и, второе, субсидировать тариф на перевозку зерна по железной дороге, с тем чтобы это зерно, где бы они ни было произведено на территории Российской Федерации, было рентабельным на внутреннем рынке и на внешнем. Как Министр сельского хозяйства отметил, он сейчас в своём выступлении, думаю, тоже скажет об этом, этих денег будет достаточно для решения двух этих задач.Прошу Министра поподробнее об этом рассказать. С этого давайте и начнём.Александр Николаевич [Ткачёв], Вам слово.: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!На самом деле я хочу обратиться к Вам, поблагодарить от всего крестьянского, аграрного сообщества за ту поддержку, которую оказываете Вы лично и Правительство Российской Федерации. Конечно, эти 20 миллиардов, которые Вы выделили, Правительство поддержало, безусловно, очень востребованы, нужны. Мы можем на эти деньги сделать очень много хороших, добрых и правильных дел на всей территории нашей страны.Что касается успехов Воронежской области, безусловно, они впечатляют. Здесь действительно всерьёз занимаются глубоко сельским хозяйством, Вы правильно отметили. Но должен сказать, что и Белгород, и Липецк – действительно наши флагманы аграрного производства. Здесь многие равняются, учатся. В этом регионе практически 40 процентов всего поголовья свинины нашей страны.Благодаря этой поддержке, прежде всего глав, губернаторов и бизнеса, мы решили эту задачу – через инвестиционные проекты, национальные проекты – накормить нашу страну мясом свинины, никогда этого не было, и, более того, можно думать серьёзно об экспорте.По итогам года мы ожидаем, что рост АПК составит около 2,5–3 процента, прежде всего за счёт рекордного урожая зерновых и сохранения темпов роста в животноводстве на уровне примерно 4 процентов.Ожидаемые 130 миллионов тонн зерна – это абсолютный рекорд не только современной, но и, как Вы сказали, советской России. Вы привели пример 1978 года – да, действительно 127 миллионов тонн. Но хочу напомнить, что площадь озимых и зерна, посева была в два раза больше.Сегодня у нас 47 миллионов, а тогда эта цифра была 78 миллионов, и урожайность сегодня выше в два раза. За счёт урожайности, за счёт интенсивных технологий мы практически вышли на уровень 1978 года, но, хочу напомнить, площадь была в два раза меньше сегодня.То есть если мы восстановим эту площадь, увеличим её в два раза, то мы дополнительно получим ещё 100 миллионов тонн зерна, а, значит, ни много ни мало через 10–20, максимум 30 лет Россия будет собирать 150–170 миллионов, а значит, вопросы – то, о чём мы говорили сейчас, – экспорта и снятия с рынка излишков зерна станут самыми актуальными. Поэтому нам нужно активно выходить на азиатские, восточные, западные рынки, что, собственно, мы и делаем.Мы торгуем сегодня в 140 стран мира. Условно, десять лет назад количество было 40 стран, объём экспорта продовольствия десять лет назад был 5 миллиардов, в прошлом году – 17 миллиардов, в этом году – 20 миллиардов, и мы не намерены останавливаться. Мы экспортируем сахар, зерно, растительное масло, кондитерские изделия, рыбу, а у нас, Вы правильно сказали, мясная продукция, мы только делаем первые шаги, и у нас и китайский рынок, и индийский, и азиатский, и ближневосточный, то есть огромное количество возможностей, для того чтобы удвоить-утроить поставки и на этом зарабатывать валюту.Не обошлось и без чрезвычайной ситуации. К сожалению, 15 регионов пострадало – на общую сумму порядка 2 миллиарда рублей. Рассчитываем, что в ноябре при корректировке бюджета во втором чтении в Госдуме Минфин нас поддержит и внесёт поправку, компенсации смогут получать все пострадавшие территории, не только застрахованные. Это было Ваше поручение, и мы надеемся, что вместе с Минфином мы его исполним.Что касается цен на зерно, сегодня как они складываются? Допустим, на юге четвёртый класс – 8170 рублей, то есть 8 рублей за килограмм. Себестоимость порядка 5–5,5 рубля, то есть 2–3 рубля – это прибыль.Центральная Россия, это здесь, где мы находимся с вами. Цена – 6,5 рубля. Себестоимость – 5,5–5,8, то есть 12 процентов рентабельность. То есть она есть, но не такая аховая, как раньше это было, тем не менее не в убыток.Поволжье, Урал, Сибирь: цена – 6–5,5–5 рублей. А себестоимость такая же почти – шесть и выше. Получается, что на грани или убытка, или без абсолютной прибыли. Значит, конечно, мы не стимулируем дальнейшее развитие этой отрасли, и, понятно, крестьяне останутся без доходов и так далее.Поэтому та мера, о которой Вы сказали сейчас, мы очень надеемся, что в целом сработает на повышение цены, и значит, на экспорт будут уходить не только с южных территорий, но прежде всего с Центра, Урала, Сибири. И, конечно, мы не будем хранить на элеваторах зерно; значит, это не будет давить на внутренние цены, мы не будем обслуживать это зерно – я вам говорил уже, порядка 10 миллиардов в год, это тоже деньги, которые мы могли бы потратить на совершенно нужные вещи и так далее. Поэтому мы намерены очень активно применять этот инструмент. Спасибо, и Дмитрий Анатольевич, и Аркадий Владимирович нас поддержали в этом движении, и, надеюсь, этот инструмент очень серьёзно нас всех поддержит.Что касается экспорта зерна, то, конечно, хочу сказать об этих цифрах. Мы планируем продать за рубеж порядка 45 миллионов тонн. Хочу напомнить, в прошлом году эта цифра была 35 миллионов. То есть мы продаём больше зерна.Рекордный урожай сахарной свёклы. Мы получаем 6,5 миллиона тонн сахара и сохраняем мировое лидерство. Мы обошли по сахару и Германию, и Соединённые Штаты Америки, и Францию. Они всегда были королями на этом рынке – мы впервые это сделали.Сегодня мы полностью обеспечиваем своим сырьём свои заводы и в десятки раз увеличили экспорт. В этом сезоне экспортный потенциал отрасли в два раза выше, до 700 тысяч тонн. Недавно я побывал в Узбекистане и в Марокко, и в других странах, мы обсуждали возможность поставок в том числе и нашего сахара.В то же время некоторые наши партнёры по ЕАЭС, а именно Казахстан и Беларусь, беспошлинно завозят импортный сахар-сырец для дальнейшей переработки и недобросовестно конкурируют на нашем рынке готовой продукции. То есть они изготавливают кондитерские изделия, сладкие безалкогольные напитки, что подрывает, естественно, маржинальность нашей сахарной отрасли. То есть я говорю о том, что Беларусь и Казахстан завозят на свои рынки сахар-сырец, и, конечно, это во многом давит на нашу цену.Хочу привести пример. Условно в июле цена была около 40 рублей за килограмм, сегодня она 23–25 рублей. То есть мы почти в два раза упали. И конечно, недобросовестно, я считаю, поступают наши партнёры по ЕАЭС: завозят в свои страны беспошлинный сахар-сырец – значит, у них получается дешёвый сахар, они сбрасывают нам подешевле, на собственном рынке цену держат повыше, и, конечно, происходит обрушение цены. И наша промышленность, целая отрасль недополучает огромные средства. Это заводы, это люди, это целые посёлки сахарного завода, которые были созданы ещё в советское время. Понятно, убытки составляют десятки миллиардов рублей.Я очень надеюсь, 25 октября на встрече этот вопрос мы будем регулировать. Я недавно встречался с министрами в том числе, но очень надеюсь, что они меня услышали.В сельхозпредприятиях и фермерских хозяйствах опережающими темпами идёт уборка овощей, уже собрано более 2,5 миллиона тонн овощей. Хорошая динамика и по тепличным овощам, рост сбора плюс 21 процент – представьте себе, мы растём 21 процент по тепличным овощам, 21–25, то есть это небывалый рост, никогда такого не было.И конечно, это объёмы томатов и другой продукции. Мы благодаря той инвестпрограмме и субсидиям одновременно заложили сейчас 50 тепличных комплексов, это полмиллиона тонн томатов, то есть ещё 4–5 лет – и мы полностью закроем дефицит потребления и будем думать об экспорте, это тоже очень хорошая ниша.У нас полмира не могут произвести в силу разных погодных условий и так далее. Прогнозируем, что за счёт строительства новых тепличных и закладки новых садов мы выйдем на показатели прошлого года. Для полного обеспечения населения тепличными овощами, как я уже говорил, нам необходимо построить более одной тысячи гектаров теплиц, и, собственно, идя такими темпами, мы такую задачу выполним.Мы приступили к осенней закладке садов и виноградников. Весной сельхозтоваропроизводители высадили на 24 процента больше новых садов заложили и в 1,5 раза больше виноградников. По итогам года площадь закладки садов превысит 15 тысяч, а виноградников – 5 тысяч, то есть в следующем году важно сохранить достигнутые темпы закладки, чтобы через пять лет мы смогли заместить полностью импорт, особенно яблок, груш и винограда.Если такими темпами поддержки и субсидий, и других форм через пять лет мы тоже будем продавать яблоки, как это делали в своё время поляки, которые у нас под носом, можно сказать, рядом с Беларусью, создали огромный комплекс, индустрию производства: холодильники, переработка, – и, в общем‑то, насытили российский рынок, они жили за счёт нас и, в общем‑то, богатели. Сегодня мы этим занимаемся, мы перехватим эту инициативу и будем захватывать и другие рынки.Что касается хорошего урожая зерновых, кормов: динамично развивается животноводство, в том числе и производство свинины увеличилось почти на 5 процентов. То есть мы не стоим на месте, мы наращиваем производство свинины. Мы наращиваем производство птицы – почти 7 процентов, мы не стоим на месте и по яйцу – почти 4 процента, молока – 0,6 процента.По молоку ситуация сложнее, потому что у нас выбывает ЛПХ, то есть личные подсобные хозяйства, коровы, которых традиционно имело население, но в силу понятных причин, демографических, молодёжь не хочет заниматься. Поэтому, конечно, если брать структуру экономики молока любой европейской страны, там, конечно, 40 процентов – это фермеры, и 60 процентов – это сельхозтоваропроизводители, крупные фермы.Я думаю, что к такой модели мы в принципе и должны стремиться. Поэтому нам ни много ни мало нужно в России произвести в течение 7–10 лет 15 миллионов тонн молока дополнительно, чтобы заместить выбывание и обеспечить рост. Мы сегодня имеем дефицит порядка 7 миллионов.Владимир Владимирович, спасибо огромное за поддержку по АЧС. Главное здесь нам не останавливаться, и мы, безусловно, настроены очень решительно. Я хочу привести в качестве примера экспорта Германию – казалось бы, близкая, понятная страна. Половину свинины они продают на экспорт. Допустим, Германия 5,5 миллиона тонн в год производит свинины, из них почти 3 миллиона – на экспорт. Во все страны, и прежде всего Китай, Индонезия, часть – Япония, Корея и так далее. Поэтому, конечно, нам ни в коем случае нельзя останавливаться и по свинине. Нам нужно наращивать объёмы, и на Дальнем Востоке, вы знаете, комплекс строится серьёзный.В.Путин: Индонезия – это мусульманская страна, свинину не едят.А.Ткачёв: Южная Корея, какая разница. Рост производства – это результат увеличения… Что касается фермеров, что касается малых форм, то, конечно, грантовая поддержка очень серьёзная. Мы действительно занимаемся активно молочным скотоводством, повышением продуктивности животных. Но мы не только помогаем грантами. Благодаря выданным в этом году льготным кредитам будет построено более 90 молочных ферм почти на 100 тысяч голов коров, и конечно, увеличим производство очень серьёзно. То есть на только молочную отрасль мы потратим в этом году коммерческих кредитов порядка 66 миллиардов рублей. Также молоком мы будем заниматься активно и в фермерских хозяйствах.Конечно, как Вы отметили, вопросы генетики, селекции, они у нас тоже, активно мы этим занимаемся. На протяжении последних двух лет государство возмещает затраты на строительство селекционных центров. Первые десять центров и четыре селекционно-генетических и селекционно-семеноводческих уже получили поддержку.Это позволит к 2020 году снизить поставки импортных семян почти в два раза, семян сахарной свёклы – до 50 процентов будем иметь отечественного производства, кукурузы и подсолнечника – до 25 процентов, картофеля – до 40.В секторе животноводства первоочередная задача – решить проблемы с высокой долей импорта в птицеводстве, где зависимость достигает 80 процентов. Очень надеюсь, что к 2025 году мы тоже выйдем на собственное производство.Системным драйвером роста здесь служит утверждённая федеральная научно-техническая программа развития АПК. Организацию основ мы видим в создании центра на базе лучших аграрных вузов.И в принципе, вузы активно подключились к этой работе.Важным стимулом для производства качественной продукции станет активное внедрение электронной ветеринарной сертификации. Это снизит процент фальсификата, исключит реэкспорт продукции, это поможет бороться с «серым» импортом и ввозом санкционной продукции. Минсельхоз создал оперативный штаб, он уже работает активно, это непростой процесс с большим числом участников.Задача штаба – помочь участникам рынка безболезненно и поэтапно перейти на оформление ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде. Мониторинг показателей демонстрирует позитивную динамику: если в августе количество оформленных электронных ветсертификатов было около 8 миллионов, то уже за сентябрь их 9 миллионов.Особенно активно в этом направлении работают Поволжье, Сибирь, за Уралом, в лидерах Челябинск, Кубань, Башкортостан, Татарстан, Новосибирск. К сожалению, есть и регионы, где власти бездействуют или даже тормозят внедрение системы электронной сертификации. Но мы активно работаем, хочу поблагодарить в Вашем присутствии и Андрея Рэмовича Белоусова, и Аркадия Владимировича [Дворковича]. Я надеюсь, мы поставленные задачи к сроку выполним, это действительно во многом оздоровит рынок продуктов питания.Проблемы «серого» импорта касаются не только рынка молока, то же можно сказать и про тепличные овощи, и про остальную сельхозпродукцию. Объёмы поставок санкционной и запрещённой продукции, по оценкам экспертов, составляют 700 тысяч тонн в год на сумму 700 миллионов долларов.По данным Россельхознадзора и ФТС с момента введения ответных мер задержано и уничтожено порядка 25 тысяч [тонн] санкционных продуктов. Я хочу поблагодарить Вас, на самом деле мы во многом выстроили заградительный отряд и не пускаем некачественные санкционные продукты.Но, к сожалению, у нас есть попытки объезжать наши посты лесными дорогами, и мы готовы, понимая и говоря о будущем, открыть свой рынок томатов и для турецких партнёров. Они официально заявляются и готовы в небольшом количестве зайти на российский рынок.Для этого мы, безусловно, должны проделать серьёзную работу, чтобы турецкие помидоры не попадали через Белоруссию контрабандой, через Азербайджан и, понятно, не разрушали все наши посылы и инвестиции в эту отрасль.Поэтому я хочу ещё раз сказать о том, что мы видим, что, запретив ввоз европейских и турецких овощей, к сожалению, вырос в три раза экспорт из Белоруссии. Представьте себе, импорт картофеля из Белоруссии в 2016 году был 40 тысяч, сегодня – в три раза выше, то есть он уже 120 тысяч. Свежие овощи сегодня 231 тысяча, а был – 109 тысяч. Томатов рост в полтора раза, огурцов – в два раза, капуста – в три с половиной раза, морковь и свекла – на 40 процентов выросла. То есть о чём говорить?И кстати, Белстат специально закрывает данные, закрывает свою отчётность, для того чтобы мы не знали, по каким причинам – не знаю. То есть мы вводим ограничения, санкции, понятно, что эти продукты заходят через Белоруссию, через несанкционные страны.Понятно, что Белоруссия, наверное, на этом наживается, наверное, на этом получает сверхдоходы. Но мне кажется, с этим надо заканчивать, потому что это разрушает наш внутренний рынок. И те сигналы, которые мы подаем бизнесу, – «стройте, инвестируйте», – конечно, это всё очень неэффективно.Необходимо закрыть этот канал «серого» импорта. Мы вчера собирали совещание и с ФТС, и по поручению Аркадия Владимировича. Досматривать каждую грузовую машину. Если нет фитосанитарных и ветеринарных документов, то надо не возвращать груз обратно – к сожалению, мы сейчас это делаем, потому что у нас нет такой нормы закона, – а предлагаем уничтожать на месте: нет документов, нечего разворачивать, он поехал, через мост переехал, и лесными дорогами опять завёз в Россию. Тем самым мы процентов 70 ещё дополнительно уничтожим, а, значит, наши горе-контрабандисты понесут потери, и, понятно, забудут дорогу к нам.Сегодня наша законодательная база и в КоАП, и в УК, естественно, не позволяет привлекать к адекватной ответственности нарушителей закона, тех, кто ввозит санкционку. Фактически предприниматели не боятся этого делать. Необходимо ужесточить административную ответственность за ввоз санкционной продукции, а также предусмотреть изъятие не только самой продукции, но и транспортных средств, которые её перевозят.Кроме того, в соответствии с Вашим поручением о безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами надо предусмотреть в нём наделение Россельхознадзора полномочиями в части контроля за содержанием пестицидов и агрохимикатов производимой и импортируемой сельхозпродукции.Законопроект на согласовании у Минэкономразвития и Роспотребнадзора, то есть для того, чтобы Россельхознадзор мог выезжать непосредственно на участки производства томатов, овощей, картофеля, мяса на места, и, естественно, в растениеводстве тоже в том числе наводить порядок. Конечно, о чём мы говорили, Владимир Владимирович, необходимо расширить полномочия Россельхознадзора по контролю за деятельностью региональных ветеринарных служб. Это позволит не только успешно бороться с «серым» импортом, но и будет способствовать устранению АЧС.Африканская чума свиней не только угрожает развитию отечественного свиноводства, но и ограничивает экспортные возможности данной отрасли, притом что АПК обладает существенным экспортным потенциалом. Здесь важна диверсификация и в плане географии, и в плане товарной структуры, а также по привлечению к участию фермеров и сельхозкооперативов. В рамках приоритетного проекта экспорта продукции АПК планируем приступить к компенсации части затрат на транспортировку сельхозпродукции на экспорт и распространить этот вид поддержки в том числе на сельхозкооперативы.Владимир Владимирович, что касается развития сельхозкооперации, с 2005 года сельхозкооперативы получают грантовую поддержку на развитие материально-технической базы, чтобы фермеры могли вместе покупать технику и оборудование для поддержки, подработки, переработки и сбыта продукции. В этом году в полтора раза увеличилось количество регионов, участвующих в программе поддержки кооперативов. В два раза вырос объём поддержки – почти до двух миллиардов. По итогам года средний размер гранта кооператива вырастет на 60 процентов – до 12 миллионов рублей. За 8 месяцев текущего года создано более 740 новых кооперативов.Действительно, как Вы обратили внимание, особенно успешно развивается сельхозкооперация в Липецкой области, они номер один. Я уже говорил, мы сюда свозим делегации, и они обмениваются опытом. Нас поддерживает и корпорация малого и среднего предпринимательства. В результате уже в этом году 10 регионов запускают свои программы поддержки сельхозкооперации, основанные на том, что они увидели в Липецке.Важную поддержку фермерам оказывает и льготное кредитование. Как Вы уже говорили, в этом году мы запускаем новый инструмент льготного кредитования в сфере АПК по ставке не более пяти процентов. Упростились условия для заёмщиков: конкуренция среди 100 уполномоченных банков приводит к снижению процентной ставки.Малые формы хозяйствования получили льготные кредиты на 50 миллиардов рублей. На федеральном уровне мы закрепили положение, что не менее 10 процентов от общего объёма субсидий должно приходиться на льготные инвесткредиты для малых форм хозяйствования.Кроме того, 72 миллиарда уже в будущем году уйдут, одобрены на кредит на переработку сельхозпродукции, переработку. На покупку сельхозоборудования, машин 115 миллиардов будет привлечено коммерческих кредитов. Субсидированных, подчёркиваю.В результате в этом году одобрены льготные кредиты на 700 миллиардов рублей, 500 из них – инвесты, и краткосрочные – 200. Это беспрецедентно, впервые за всю историю работы ведомства нам удалось удовлетворить все заявки сельхозпроизводителей на инвесты прежде всего. Да, это потребует в следующем году направить на их обслуживание порядка 100 миллиардов рублей. То есть федеральный бюджет несёт огромные издержки, но тем не менее мы понимаем, что за этим стоят новые заводы, фабрики, производства, высокотехнологичные, конкурентные и так далее.Чтобы не тормозить наметившиеся в отрасли позитивные процессы, в 2018 году господдержка отрасли сохранится в сегодняшних объёмах, на уровне 242 миллиардов рублей.Ещё раз хочу сказать, Владимир Владимирович, слова признательности. Те дополнительные 20 миллиардов на село – за это отдельные слова благодарности от аграриев.Спасибо.В.Путин: Спасибо, Александр Николаевич.Пару вопросов хотел бы отметить. Первое: мы говорим о продолжении субсидирования, из вот этих 20 дополнительных миллиардов, и тарифа на перевозки РЖД, и ставки по банковским кредитам. Есть ещё одна составляющая, на которую хотел бы обратить внимание.Вы видели, что мы вчера с коллегами, некоторыми здесь присутствующими, встречались с представителями немецкого бизнеса, некоторые из них уже вполне на законных основаниях считают себя российскими производителями, потому что по производству, скажем, сельхозтехники они достигли требуемого от них Правительством Российской Федерации уровня локализации.Они от лица всех российских сельхозпроизводителей поставили вопрос о продолжении субсидирования производства сельхозтехники. Аркадий Владимирович предложил два миллиарда из этих двадцати, и я считаю, что это правильно, просто чтобы Вы имели это в виду. Мы знаем, что эти субсидии находятся не в Вашем министерстве, а в Министерстве промышленности, но, чтобы здесь не было разночтений, это тоже сельхозотрасль, тоже нужная для сельхозпроизводства, поэтому об этом давайте не забудем. Вот это первое. Спасибо большое.Теперь второе: по поводу селекции, генетики. Программа, я сам о ней упомянул, там и по семенам, и по генетике, почему до 25‑го года? Чего так долго-то?А.Ткачёв: До 20‑го года чисто в растениеводстве мы порешаем эту проблему, а в птицеводстве – это инкубационное яйцо, здесь сложный процесс, более длительный, мы поэтапно. Но, к сожалению, нам придётся потрудиться, другого выхода нет.В.Путин: То есть вы посчитали?А.Ткачёв: Посчитали, да. Технологически мы быстрей не можем.А.Дворкович: Картофель и сахарную свёклу, это критически важно, мы успеем сделать существенно быстрее, а птица и свиноводство требуют больше времени.В.Путин: Ладно.И по поводу этого «серого», или «чёрного», импорта к нам из санкционных стран. Самый эффективный способ – это расширение использования электронных сертификатов. Сегодня оформляется, к сожалению, очень мало, 9 миллионов электронных сертификатов в месяц, а нужно 300 миллионов. Возникает две задачи, или два вопроса.Первое. Нужно, имея в виду, что система эта федеральная, чтобы и ёмкости хватило, мощности хватило. И об этом заранее нужно подумать. И если необходимо превентивные сделать шаги, то они должны быть сделаны сейчас, чтобы потом мы не столкнулись с тем, что объёмы нарастают, а сама система не справляется.И вторая составляющая – региональная. Хочу обратиться к руководителям регионов Российской Федерации: от вас многое здесь зависит, на вас большая часть работы возложена, в некоторых регионах работа идёт, а в некоторых – почти нет. Прошу вас обратить на это внимание и ускорить решение этой задачи.И теперь Королёв Олег Петрович, пожалуйста, Липецкая область.О.Королёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!Признаюсь, что выступать мне трудно по одной причине: как бывшему председателю колхоза. Как бывший председатель колхоза, выросший в труднейших условиях, я, находящийся со своими коллегами в безвременье, в котором мы находились до 2000 года, не мог даже мечтать о том, чего сегодня Россия в целом и наша Липецкая область вместе с Россией достигли. Мечтать не мог.И я всё думаю: ну почему так получилось, что начиная с 2000 года, когда у людей появилась надежда, потом переросшая в веру, так удалось сделать это дело? Один ответ у меня напрашивается, я позволю его себе сказать.Дело в том, уважаемый Владимир Владимирович, что сельскому хозяйству как сектору экономики Вы помогали не столько финансово, экономически, а Вы помогали как укладу жизни, как тому сектору жизни, который вместе с лесным хозяйством на 85 процентов занимает территорию России, и он её обустраивает. Можно отстроить несколько городов, но Россия будет убогой, если не будет сельского хозяйства. И начиная с 2000 года удалось вложить такую душу и подставить плечо укладу жизни и экономике по всем отраслям.Дорогие друзья, Александр Николаевич, Вы выступали правильно, но наряду с тем, что Вы правильно отметили, сколько сделано для социума! Больницы, фельдшерско-акушерские пункты, сплошная газификация природным газом, дороги, благоустройство, в целом сельский уклад. Именно это комплексное решение позволило добиться того, о чём Вы сказали.Я просто несколькими цифрами скажу, что же с 2000 года удалось сделать на примере Липецкой области. Я не буду говорить о 300 миллиардов рублей инвестиций. Я только скажу так: начиная с 2000 года валовой сбор зерновых и зернобобовых культур увеличился в три раза, сахарной свёклы – в пять раз, это вместо удвоения, масличных культур – в 13 раз, картофеля – в три раза, производство скота и птицы возросло в четыре раза, сахара – в шесть раз, растительного масла – в 30 раз.Сегодня мы уверенно докладываем, что, поддерживая ту цель, которую Вы поставили по импортозамещению, мы к 2020 году закончим комплекс по тепличному овощеводству, который позволит увеличить в 30 раз объёмы производства высококачественных овощей пятого поколения. Дорогие друзья, пятое поколение – это когда хозяином теплицы является шмель и энтомолог как специалист по насекомым, а не опрыскивающий всё это.И даже если кто‑то из Турции или Польши захочет вернуться на наш рынок, уже трудно, потому что люди раскушали наш, российский, качественный, неканцерогенный, не способствующий аллергии продукт. Особое развитие получили, повторяю, целые комплексы, которые позволили так развиться.Уважаемый Владимир Владимирович, у монеты есть орёл, но есть и решка. Дело в том, что высокие технологии обусловили прежде всего резкое повышение производительности труда. Это очень хорошо. Но это одновременно и обеспечило высвобождение многих людей от трудовых ресурсов.Как у председателя колхоза у меня было полторы тысячи механизаторов и животноводов, а сейчас в этом моём бывшем колхозе 28 человек. Коров доит робот, а 28 человек работают на широкозахватной технике. А остальным как жить?И тогда жизнь подсказала, что нужно взяться за то, что служит надежной гарантией, поддержать людей и дать им развитие. Такой гарантией, как мы почувствовали, может и должна стать, наряду с нашими комплексами мер, сельскохозяйственная кооперация, основанная на простых и понятных для рядовых селян принципах.Добровольность участия, объединение усилий, равные возможности для управления и распределения прибыли. Как иногда звучит: кооперация – прибыль для всех. Позволяет сохранить человеческий потенциал, укрепить его, обеспечить людям высокое качество жизни, предоставить им возможность стабильно получать дополнительный, и немалый, очень достаточный для жизни доход.Уверенность в жизнеспособности сельскохозяйственной кооперации вытекает из следующих простых аргументов. Сельскохозяйственная кооперация вовлекает неиспользованные сегодня ресурсы: как человеческие, так и земельные.Дорогие друзья, даже в нашей высокоинтенсивной с промышленной точки зрения области личные подсобные хозяйства, а это почти 50 тысяч гектаров чернозёма, расходуются, используются неэффективно.Бабушки состарились, а молодёжь, как они говорят, не хочет гнуть спину на перекупщиков: «Была бы система, мы бы это делали». И она создана теперь, эта система. Так вот сельскохозяйственная кооперация позволяет вовлечь дополнительные ресурсы: человеческие, земельные, иные ресурсы.Далее. Этому способствует и пока не преодолённая ёмкость сельскохозяйственного рынка, на котором, как на сельскохозяйственном рынке, резко нарастает спрос на экопродукцию. А экопродукция – это прежде всего продукция мелкотоварного производства, фермерского, кооперативного. И сельскохозяйственная кооперация, таким образом, для государства – это…Дорогие друзья! Вообще‑то главная цель государства одна – обеспечение социального мира. И кооперация как могучий метод, как способ социального трудоустройства, коллективного хозяйствования во многом позволяет сделать это.Это решение проблемы занятости, это дополнительный валовой продукт, это ресурс огромный для роста валового внутреннего продукта. По нашим расчётам, если кооперация займёт достойное место в целом по России, это 30‑процентный рост валового внутреннего продукта.Одним словом, это очень много возможностей. Доверие сельского населения к кооперации растёт, процесс набирает обороты. Сегодня только в нашей области более 900 сельскохозяйственных кооперативов. Сегодня в них вступило уже более 50 процентов собственников личных подсобных хозяйств. До весны 2018 года вступят все, все поняли пользу от этого.Благодаря кооперации нам удалось поднять эффективность земельных ресурсов. Сегодня кооперативы закупают сельскохозяйственную продукцию на шесть миллиардов рублей. Дорогие друзья, можно я себя самого переведу на русский язык: это шесть миллиардов рублей, отданных вот этим бабушкам-дедушкам, вот этим людям, которые остались преданными селу и никуда не уехали. А они производят уже готовую продукцию на сумму более пяти миллиардов рублей, готовой экопродовольственной сельскохозяйственной продукции. И таких примеров можно привести бы много.Не одиноки кооперативы в вопросах сбыта своей продукции, создаются сети, особенно эффективно заработала интернет-торговля – «Кооп48», 48 – это регион. Я посмотрел, постоянно на онлайн-связи москвичи, крупные города. Напрямую, минуя торговые сети, минуя надбавки, чтобы было снижение стоимости и цены продукции кооперативов, сегодня эта продукция идёт в Москву, в близлежащие крупные населённые пункты, да и самим себе.Но я особенно хотел бы подчеркнуть, уважаемый Владимир Владимирович, один пример. Вы представляете, на три четверти потребительская кооперация кредитуется сегодня самими кооперативами за счёт кредитных кооперативов граждан.Наши все бабушки и дедушки, спрятавшие деньги в банки, я имею в виду стеклянные банки, закопав их под яблони, узнав, что создались кредитные кооперативы граждан, принесли и выдали кредитов на эту же сумму – на шесть миллиардов рублей, за счёт кредитных кооперативов граждан, доступных, развивающихся сегодня.Это получается как перпетуум мобиле: сами себя кредитуют, у них нет проблем с кредитованием, когда есть система кредитной кооперации. Естественно, кооперативам оказывается всесторонняя помощь и поддержка. У нас трёхуровневая система, хорошую помощь оказывают федеральные структуры власти, Министерство сельского хозяйства, корпорация малого и среднего бизнеса, ряд других структур, за это спасибо.Но, уважаемый Владимир Владимирович, сегодняшние основы законодательные дают основание развивать кооперацию, но с течением времени она нуждается в пересмотре некоторых законодательных актов. Уверен, что в течение максимум двух лет мы придём к целесообразности единого федерального закона о кооперации. Мы придём к необходимости совершенствования целевой федеральной программы поддержки кооперации.Уважаемый Владимир Владимирович, года два тому назад Вы приняли меня, когда я имел возможность Вам доложить о возможности пилотного проекта по развитию кооперации. Вы поддержали это предложение, Вы поручили Андрею Рэмовичу Белоусову.Андрей Рэмович Белоусов подключил Министерство сельского хозяйства, Корпорацию по развитию малого и среднего бизнеса, другие правительственные структуры. И в целом за эти два года сделано то, о чём я уже отчасти сказал: мы уже 19 регионов России проучили на примере Липецкой области.Одним словом, сельскохозяйственная кооперация как метод социального трудоустройства, как форма коллективного хозяйствования, обеспечивающая прибыль для всех, состоялась. Она заслуживает того, чтобы стать одним из национальных приоритетов России.В.Путин: Спасибо большое.Олег Петрович, Вы правильно отметили, безусловно, позитивные сдвиги: они есть, в области сельского хозяйства они очевидны. Об этом говорит результат работы сельхозкомплекса за последние годы. Очевидная вещь. Но по очень многим показателям ситуация, к сожалению, ещё далека от того, чтобы назвать её хорошей.По дорожной сети – недавно я приводил эти данные – в нормативном состоянии федеральных дорог уже где‑то за 80 [процентов], по‑моему; региональные – меньше, а муниципальные, а это как раз в основном сельские дороги, в самом плохом состоянии находятся до сих пор.Я не говорю, что в советское время было лучше – может, ещё хуже было, я уже не помню, но сегодняшняя ситуация в этой сфере на селе, безусловно, нуждается в повышенном нашем внимании и в исправлении.То же самое касается количества коек на селе в ФАПах и больницах, даже районных. В городе примерно 100 на 10 тысяч человек, а на селе – 40 всего на 10 тысяч человек. Вот вам и разница.Как результат: продолжительность жизни в стране у нас на сегодняшний день 72,5 года, а на селе – 70,5. Вроде бы немного, но это показатель.По уровню доходов то же самое. Я уже не говорю по количеству учреждений культуры на одного человека или на 1000 человек, или на 10 тысяч человек. На селе значительно меньше, что там говорить.Уровень доходов – то же самое. Поэтому здесь, что касается социалки, нам ещё ого‑го как надо поработать всем вместе.Но то, что происходит в сфере экономики на селе, конечно, настраивает на позитивный лад, потому что если сельская экономика работает с таким хорошим результатом, это, безусловно, предпосылки к тому, чтобы развивать и социальную сферу.Нужно только не забыть о том, что это нужно делать обязательно, нужно уделять этому внимание и на региональном уровне, и на федеральном. Источник: www.kremlin.ru
  8. Президент России Владимир Путин в пятницу в Липецкой области обсудит проблематику сельского хозяйства, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. "Завтра по графику президент рано утром вылетает в Воронеж, из Воронежа вылетает в Липецкую область, в городе Усмань позанимается проблематикой сельского хозяйства", — сказал журналистам Песков. Он пояснил, что речь идет о "потребительских кооперативах, взаимодействии с потребительскими кооперативами, в целом все вопросы, которые связаны с развитием сельского хозяйства, подведение итогов уборочных работ". Источник: ria.ru
  9. В Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) будет создан Совет по агропромышленной политике. Соответствующее решение было принято по итогам встречи министров сельского хозяйства государств ЕАЭС, прошедшей в рамках 19-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень», сообщается на сайте ЕЭК. По мнению члена Коллегии (министра) по промышленности и агропромышленному комплексу. Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Сергея Сидорского, создание Совета позволит определить стратегию, направления и перспективы развития АПК и аграрного рынка Союза. В первой в истории ЕАЭС встрече министров сельского хозяйства государств Союза также приняли участие члены Коллегии ЕЭК (министры) Сергей Сидорский, Вероника Никишина и Валерий Корешков, к компетенции которых относятся вопросы промышленности и агропромышленного комплекса, торговли и технического регулирования в Союзе. Открывая мероприятие, Сергей Сидорский дал положительную оценку интеграционной работе в сельскохозяйственной сфере ЕАЭС. «Аграрный сектор Евразийского союза демонстрирует положительную динамику. В прошлом году рост составил 4,5%, в этом году производство продукции сельского хозяйства уже приросло на 1,5%. Импорт агропродовольственных товаров за 2014-2016 годы сократился на 45%, активно идут процессы импортозамещения. В результате порядка 20 млрд долл. США остались в экономике ЕАЭС», – сообщил министр ЕЭК. Сергей Сидорский подвел итог выполнения первого этапа согласованной агропромышленной политики в Союзе. «В этом году мы успешно завершаем выполнение Плана мероприятий по реализации согласованной агропромышленной политики и переходим ко второму этапу интеграционной работы – созданию нового документа, который содержит мероприятия по устойчивому развитию отраслей АПК, рынка органической продукции, по разработке стратегических документов в сфере продовольственной безопасности и углублению интеграции в АПК». Участники встречи обсудили вопросы формирования подходов Союза к переговорам по заключению преференциальных соглашений с третьими странами. Министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина отметила, что для повышения конкурентоспособности и создания благоприятных условий для инвестиций в сектор переработки сельскохозяйственной продукции «важно заключать полноценные соглашения о свободной торговле с максимальным включением в охват таких соглашений основных экспортных товаров Союза, не забывая при этом о балансе интересов ЕАЭС и партнеров». К первоочередным вопросам, решение которых стимулирует взаимную торговлю, относятся вопросы ветеринарно-санитарного контроля. «Необходимо определить четкий порядок взаимодействия надзорных органов при выявлении небезопасной продукции, обеспечить оперативность принятия решений по спорным вопросам, сформировать общесоюзную систему прослеживаемости сельхозпродукции, согласовать единые требования к обращению ветеринарных препаратов и кормовых добавок», - отметил Сергей Сидорский. Источник: soyanews.info
  10. На встрече с губернатором Курской области Александром Михайловым премьер-министр отметил, что в стране завершается сбор урожая Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сообщил, что планирует в эту пятницу, 22 сентября, провести совещание по сельскому хозяйству. На встрече в среду с губернатором Курской области Александром Михайловым премьер-министр отметил, что в стране завершается сбор урожая. "Я собираюсь в пятницу провести совещание [по этой теме]", - сказал он. Медведев попросил главу региона доложить о том, как обстоят дела в Курской области со сбором урожая. Михайлов отметил, что несмотря на некоторые неблагоприятные климатические условия этого года, системная работа, которая велась в отрасли, дала возможность получить хороший урожай. Регион рассчитывает в этом году собрать порядка 5 млн тонн крупяных культур, что превысит рекордные для Курской области показатели 2016 года. Михайлов подчеркнул, что Курская область на протяжении пяти - шести лет сохраняет за собой шестое место в стране по сбору крупяных культур. По словам главы области, здесь завершается работа по севу озимых культур, ведется активная уборка урожая сахарной свеклы. Губернатор добавил, что в области в этом году планируется собрать порядка 5 млн тонн сахарной свеклы и произвести порядка 500 тыс. тонн сахара. "Мы готовы снабжать другие регионы России и поучаствовать в поставках на экспорт", - сказал Михайлов. Премьер-министр согласился, что экспорт сахара является также важной экспортной позицией наравне с зерном. Глава региона рассказал о планах поставок из Курской области сахара и муки во Вьетнам, такие переговоры, по его словам, ведутся с вьетнамской стороной. Михайлов также рассказал Медведеву о том, что компания "Мираторг" запустила в области проект по производству мяса с объемом инвестиций 165 млрд рублей. Развитие проекта рассчитано на четыре года, к работе строители приступили накануне, добавил глава Курской области. "Еще не по всем мясным позициям достигнуты показатели, установленные Доктриной продовольственной безопасности, здесь есть куда развиваться", - ответил ему премьер-министр России. Источник: ТАСС
  11. Стратегия борьбы с устойчивостью к антибиотикам, разработанная Минздравом РФ, может быть внесена в правительство уже 1 сентября. Об этом сообщил журналистам во вторник заместитель министра здравоохранения РФ Сергей Краевой. Глобальный план преодоления антимикробной резистентности был представлен Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 2015 году. Два года спустя ВОЗ выпустила приоритетный лист патогенных возбудителей - рекомендации для специалистов, разделяющие антибиотики на три категории по условиям их применения. В соответствие с международными документами и рекомендациями ВОЗ страны- участники разрабатывают собственные стратегии противодействия устойчивости антибиотикам. "Если сегодня Сергей Анатольевич (Сергей Цыб, заместитель министра промышленности и торговли - прим. ТАСС) подпишет со своей стороны, то 1 сентября мы этот документ внесем", - сказал Краевой. По словам замминистра сельского хозяйства РФ Елены Астраханцевой, Минсельхоз разрабатывает подходы, которые позволят в будущем вообще отказаться от использования антибиотиков в сельском хозяйстве. Источник: tass.ru
  12. Павел Грудининдиректор "Совхоза имени Ленина", заслуженный работник сельского хозяйства России Константин Чуриков: Ну, это, в общем, можно сказать, что и новости. Сейчас была отбивка "Новости". "Тема дня". Вот сегодня, конкретно сегодня обсуждаем вместе с Павлом Грудининым. Павел Николаевич у нас уже в студии. Павел Николаевич (для тех, кто не в курсе) – директор "Совхоза имени Ленина". Вот в советское время был такой термин – "колхоз-миллионер". Наверное, как раз из этой области. Добрый вечер, Павел Николаевич. Павел Грудинин: Добрый вечер. Константин Чуриков: Вот сегодня будет то, что мы хотели назвать "со своей колокольни", – взгляд в данном случае Павла Грудинина на события в стране. Оксана Галькевич: И кстати, уважаемые друзья, мы напоминаем вам всегда, что мы интерактивные – а это значит, что вы можете позвонить и задать вопрос какой-то Павлу Николаевичу или, может быть, оппонировать Павлу Николаевичу. Правда? Высказываться по той или иной теме, которая… Павел Грудинин: Самое интересное, да. Оксана Галькевич: Да. Так вот, Павел Николаевич, какие темы мы сегодня будем с вами обсуждать? Ваш выбор? С чего начнем? Павел Грудинин: То, что "Сбербанк" объявил о том, что самые низкие… Оксана Галькевич: Очень громкая, кстати, история. Павел Грудинин: Да. Самые низкие ставки по ипотеке – это у них. Там, по-моему, 7 с чем-то процентов. Я считаю, что это абсолютно низкие ставки, потому что инфляция – 4%. А если сравнить с западными банками, то там вообще 1–1,5% годовых – это ставки по ипотеке. И это как-то стимулирует людей, чтобы они покупали квартиры. А у нас, к сожалению, 7% считается низкой ставкой. Хотя на самом деле я считаю, что это разорительная ставка для людей, которые… Как вы знаете, реальные доходы населения падают. И наоборот, нужно ставить ставку такую, какую "Сбербанк", кстати, ставил на Западе. 3–4% годовых у них была ставка. "Сбербанк" же имеет филиалы, в том числе… Оксана Галькевич: Я видела в Чехии, например, в Праге такие ставочки приятные. Павел Грудинин: Да. Поэтому я думаю, что сейчас, если бы ставки были такими, то тогда бы "Сбербанку" было чем гордиться. Константин Чуриков: А нельзя ли представить, что мы – это чехи, и как-то своим людям сделать 3–4%? Оксана Галькевич: Представить можно. Павел Грудинин: Понимаете, одновременно на этом фоне (по-моему, месяц назад, даже меньше месяца) прошла информация, что банки заработали прибыли 700 с чем-то миллиардов рублей. Им просто нужно поделиться прибылью с людьми, а то они всех загнали в кабалу долговую и как-то об этом храбро говорят: "Знаете, у нас такая ставка теперь по ипотеке – 7%!" Хотя недавно она до 12% доходила. А им нужно срочно, поскольку это государственный банк, снижать эту ставку, иначе люди просто перестанут покупать квартиры – и вся строительная индустрия задохнется. Оксана Галькевич: Как говорят, никогда так хорошо мы просто еще не жили. Мы таких ставок-то, собственно, и не помним. Говорят, что историческое снижение, так низко никогда еще не опускалось. Речь о том, что вслед за этим большим банком с государственным участием и другие банки должны будут как-то снижаться. И возможности взять ипотеку по этой ставочке больше будут у людей. Павел Грудинин: Понимаете, есть все-таки государственные банки и есть частные банки. Есть банки, которые оперируют средствами населения. Кстати, депозитные ставки у них гораздо ниже, чем ставки по ипотеке. Я думаю, что вот эти шаги, которые они делают в сторону снижения, – это правильные шаги. То есть нужно ходить более большими шагами – 3%, 4%. Тем более что инфляция, как вы знаете, по их мнению, где-то 4%. Оксана Галькевич: А по вашему? Павел Грудинин: Ну, давайте так: инфляция тоже бывает разная. Вы же знаете, что после того, как подчинили Росстат Минэкономики, сразу же… Константин Чуриков: Может быть любая инфляция. Павел Грудинин: Да. В стране как-то стало лучше жить почему-то. Оксана Галькевич: И веселее. Павел Грудинин: Да, и сразу отчетность, скажем так, у них поправилась. Но на самом деле, если брать ставки и по процентам по ипотеке, и ставки, которые дают предприятиям, то они, конечно, радикально должны быть снижены, потому что никакой конкуренции с другими нашими производителями, в том числе и сельхозпродукции, не выдержим, если ставки у нас будут такие запредельно высокие. Константин Чуриков: А ведь предприятия, о которых вы говорите, – это в том числе и те же застройщики, тот же самый строительный сектор, которому, казалось бы, вот сейчас тоже… С двух сторон же можно это дело удешевлять – не только со стороны ипотеки, но и со стороны прямых кредитов бизнесу. Павел Грудинин: Именно поэтому, поскольку ипотека все-таки очень высокая – несмотря на то, что говорит "Сбербанк". И у людей реальные доходы падают. Люди многие, к сожалению, получают меньше, особенно в долларах, чем получали три года назад, четыре года назад. И именно поэтому строительная отрасль, а за ней и все остальные отрасли останавливаются. Потому что производство цемента, кирпича, в общем, все строительные материалы, в том числе и металл, который мы, в общем-то, неплохо производим, – все это стагнирует. А это значит, что банковская система работает неправильно. Она не дает возможности инвестировать в реальное производство. Константин Чуриков: Павел Николаевич, вот каждый эксперт, который к нам приходит, ну, в зависимости от того, какую сферу он представляет, он говорит: "Так, – ну, например, вы или ваши коллеги, – вкладываться в сельское хозяйство – и тогда будет синергия, все отрасли экономики, весь этот маховик задвигается". Приходят строители и говорят: "Вот давайте сейчас снижайте кредиты бизнесу – и сейчас все задвигается. Дороги заодно, больницы начнут строить". Возникает естественный вопрос: все-таки с чего и с кого начать? Павел Грудинин: С людей. Вы знаете, когда 25 лет назад… А я был членом Коммунистической партии Советского Союза. Скажем так, в документах партии первым было написано: "Главная задача партии – обеспечение реальных доходов населения, материального благосостояния". Если реальные доходы населения начнут расти, то тогда будет смысл и строить, и производить качественные натуральные продукты, и шить одежду, ботинки, и все остальное делать. Поэтому главная задача власти – на мой взгляд, это повышение реальных доходов населения. Константин Чуриков: Власть с этой задачей как-то справляется, пытается справиться? Оксана Галькевич: Покупательная способность… Павел Грудинин: Пока не очень. Ну, вы же слышите, что даже закон о том, что нужно пенсии повышать на уровень инфляции, не выполняется. То есть у пенсионеров уже денег нет. Это означает, что реальных доходов у населения нет. А значит – какой смысл производить больше качественной продукции, если ее никто не купит? Именно поэтому стагнирует все, в том числе и строительная отрасль, и отрасль, которую я представляю – сельхозпроизводство. Оксана Галькевич: То есть вы говорите, что ваша отрасль тоже стагнирует? А как же тогда быть с заявлениями министра Ткачева, который говорит, подводя итоги трехлетних санкций… Он сказал, что все замечательно у нас, прекрасно, шикарные условия для рывка вперед, для развития нашего сельского хозяйства. Можно сказать, что это "локомотив экономики" сейчас. Павел Грудинин: Оксана, у министра, может, все и прекрасно, но на самом деле… Кстати, именем министра… ну, не его именем, а именем отца назван агрохолдинг. И у агрохолдингов, может быть, все неплохо. Хотя тоже не думаю, что у них все хорошо, потому что все мы находимся в одном экономическом пространстве. И если у людей нет денег, то производить продукцию, в общем, бессмысленно. О чем говорит министр? О том, что мы достигли так называемой продовольственной безопасности. Но министр же не говорит, каким образом мы достигли. Мы больше производить не стали, ну, если не считать зерно. А все остальное – мы стали производить либо столько же, либо меньше. Но люди стали меньше покупать, экономить на еде. И поэтому вроде бы как мы достигли, ну, в некоторых местах почти 100-процентного обеспечения себя собственной продукцией. Если бы у людей росли доходы так же, как и росли бы, допустим, 10 лет назад или 5 лет назад хотя бы, то нам бы точно своего продовольствия не хватило. Константин Чуриков: Но можно ли считать продовольственной безопасностью покупку вот этой "желтой резины"? Так я называю сыр, который у нас реализуется по 300–400 рублей. Страшно даже! Павел Грудинин: Продукты из пальмового масла. Константин Чуриков: Да-да-да. Павел Грудинин: Так вот, министр добился увеличения производства сыра путем ввоза в Россию больше пальмового масла. Вот и все. И поэтому особенно тут хвастаться нечем. Кстати, по тем же данным Минсельхоза, производство молока у нас в стране стагнирует, все меньше и меньше производится натурального молока. Ну, в сельхозорганизациях как будто больше, а на самом деле в общем – меньше. Также можно сказать, что… Знаете, мы почему стали крупнейшими поставщиками зерна на мировом рынке? Да потому, что мы просто не производим большого количества мяса. У нас сокращается поголовье крупного рогатого скота в общей массе. Мы, скажем так, путем иностранных технологий добились того, что теперь… Вы знаете, что такое конверсия корма? Это когда в Советском Союзе на 1 килограмм мяса мы тратили 9 килограмм зерна, а теперь – только 3 килограмма. Ну, это заслуги генетиков за границей, а также новых технологий в производстве мяса. Но если бы мы, скажем так, увеличивали собственное производство и дали бы деньги людям, то было бы совершенно по-другому. Потому что, смотрите, в среднем мире человек потребляет в год на душу населения 90 килограммов мяса и мясопродуктов, в Европе – 120, а у нас в России – 73. И поэтому, если мы бы довели потребление до нормальных… ну, до рекомендаций, которые дает Всемирная организация здравоохранения, то у нас бы гораздо больше мяса понадобилось. Вот тогда бы все зерно, которое мы производили, должно было бы остаться здесь. Константин Чуриков: Павел Николаевич, просто чтобы увидеть, почувствовать это сравнение: в Советском Союзе, в советское время, ну, возьмем докризисные времена (семидесятые, например), потребление мяса как отличалось? Павел Грудинин: Мясопродуктов употребляли 120–140 килограмм на душу населения. Оксана Галькевич: На уровне Европы получается. Павел Грудинин: Да. Кстати, чтобы вы знали, молока, например, в Советском Союзе потреблялось 400 литров на душу населения. Сейчас – 220. То есть мы за счет того, что мы хуже стали питаться и меньше потреблять, как будто бы достигли так называемой безопасности продовольственной. На самом деле это не так. Оксана Галькевич: Все-таки, Павел Николаевич… Константин Чуриков: Вот тут спрашивают… Оксана Галькевич: Прости, Костя. Павел Николаевич, все-таки, ну, вы не согласны с утверждениями Ткачева. Вы считаете, что все не так прекрасно, как формулирует наш министр. Но все-таки к чему стремиться? Я понимаю, что доходы населения только падают. Но вам-то нужно стратегию, тактику. Вам нужно смотреть куда-то вперед, понимать, куда вы идете. Я имею в виду сейчас вас как руководителя предприятия. Павел Грудинин: Поэтому мы и удивляемся. Например, мы производим землянику. В прошлом году мы продали 1000 тонн земляники за сезон. В этом году – только 880 тонн, потому что, к сожалению, был неурожай. Но мы продавали гораздо сложнее. Раньше у людей были деньги, и они покупали 5 килограмм, 10 килограмм, 20 килограмм. А теперь стоят за килограммом. Очередь сохраняется, но общее количество проданной земляники с одной точки уменьшается. Оксана Галькевич: Простите. А может быть, вы цены задираете? Извините. Павел Грудинин: Нет, вы знаете, цены оказались такие же, как и в прошлом году. Мы не поднимали цены ни на рубль, но в результате покупательная способность населения даже в Москве упала так, что люди стали покупать гораздо меньше этой ягоды. И везде… Кстати, министр тоже сам себе противоречит. Недавно совершенно, весной, он говорил, что нам не хватает льготных кредитов. Мы бы с удовольствием потратили гораздо большие деньги, инвестировали в сельское хозяйство гораздо больше денег, чем нам дали в бюджете. А это означает, что запрос на инвестиции есть, а денег ни от населения, поскольку реальные доходы падают, ни от государства, которое обещало инвестиции в сельхозпроизводство, не поступает. Если инвестиций нет, то развитие сельского хозяйства затормозилось. Константин Чуриков: А я вот не понимаю, какова здесь функция одного человека, который возглавляет тот же Минсельхоз. Она стопроцентная или нет? Потому что до Ткачева был Федоров. Федорова тоже все поносили, ругали: "Ввоз говядины из Бразилии, ничего не хочет развивать". Вообще у нас появится когда-нибудь тот человек, от которого будет зависеть судьба нашего сельского хозяйства – в хорошем смысле? Павел Грудинин: Давайте сразу: я не ругал Ткачева, потому что это элемент системы. К сожалению, в стране бюджет принимает не Министерство сельского хозяйства и даже не Правительство, а там комплекс – подписывает его президент, принимает его Госдума. А вот Правительство вносит предложения. Правительство может разные предложения внести – направить, например, ассигнования на поддержку сельского хозяйства и одновременно на повышение реальных доходов населения. А может сказать: "Нам нужно построить много стадионов, и мы потратим деньги на это". И поэтому приоритеты, которые расставляет не министр, а Правительство, приводят к тому, что инвестиции в сельское хозяйство падают. Другое дело, что у нас как говорят? Экономический блок Правительства обладает реальной силой и может сказать любому министру (я имею в виду – министру, скажем так, который отвечает за отрасли), а премьер-министр ведет себя так, как будто он ни за что не отвечает. Вы знаете: "Денег нет, но вы держитесь". Помните фразу, да? Константин Чуриков: Конечно. Павел Грудинин: Так вот, "Селяне, денег нет, но вы держитесь" – это как раз лозунг такой. Нам бы хотелось, чтобы Правительство вместе с Госдумой приняло такой закон, в котором бы приоритетным было сельское хозяйство и население. Тогда у нас, по крайней мере с едой, все будет нормально. Оксана Галькевич: Ну, понимаете, так или иначе здесь все равно нужен какой-то баланс интересов искать. Потому что приходите вы и говорите: "Хорошо, чтобы сельское хозяйство было бы в приоритете". Понятно, по каким причинам. Приходят люди от образования, от медицины, от каких-то сфер деятельности и говорят: "Нужно, чтобы вот эта сфера была в приоритете". Павел Грудинин: Подождите, не надо противопоставлять. Это неправильно. Оксана Галькевич: Вот. А как надо? Павел Грудинин: Мы за образование и за… Вы знаете, что государство… Оксана Галькевич: Вояки говорят про Минобороны. И прочее, и прочее. Павел Грудинин: Подождите. Со времен Древнего Рима было известно, что государство должно лечить, учить и защищать. И вот защита, я имею в виду – социальная защита, защита наших границ – это, в общем-то, скажем так, святое, это трогать не нужно. Но есть и другие возможности. Например, вы можете увеличивать ассигнования за счет собираемости доходов с различных, в том числе и государственных, корпораций. Потому что мы не совсем понимаем, почему государственная корпорация платит своему менеджеру 3 миллиарда… то есть 3 миллиона в день, а мы не можем найти 30 тысяч денег для работника сельского хозяйства. Это не совсем правильно. Оксана Галькевич: Да. Константин Чуриков: И даже если мы найдем эти деньги, у меня неизменно возникает вопрос: а каким образом они доходят до конкретного труженика, до конкретной фермы? Вот как? Я не понимаю. Система распределения грантов – вы понимаете, как она устроена и как это на практике работает? Павел Грудинин: Аграрное сообщество понимает, что это несправедливая система распределения дотаций, льготных кредитов. К сожалению, львиную долю получают агрохолдинги, которые, в общем-то, представляют различные группировки экономические, но никак не сельское хозяйство. Оксана Галькевич: Лоббистские, может быть? Павел Грудинин: Ну, может быть, и так, да. Другое дело, что хочется, чтобы если кредиты и получали или какие-то преференции от государства, то должны их получать все без исключения. И мы говорим: "Слушайте, не надо нам выделять огромные деньги. Вы просто возьмите и налоги снизьте на сельхозпроизводство". Ну, такой пример. Например, во всем мире для сельхозпроизводителей солярка, топливо гораздо дешевле, чем для других. И знаете, почему? Потому что в топливе в том числе дорожный налог заложен, так называемые акцизы на топливо. Но поскольку трактора не ездят по дорогам… Оксана Галькевич: По дорогам общего пользования. Павел Грудинин: …соответственно, они вроде как и не должны платить дорожный сбор. Несмотря на это, только в нашей стране мы почему-то тракторами платим дорожный сбор через топливо. Вот это уже давно решено в других странах. Но когда ты обращаешься в Правительство и говоришь: "Слушайте, сделайте что-нибудь такое", – говорят: "Мы не можем администрировать". Ну, если не можете администрировать – уйдите тогда, дайте тем, кто может. Но мы в любом случае переплачиваем во всем, без исключения. Если мы уменьшим налоговое бремя или, как сказал наш президент, административное давление на бизнес – соответственно, больше будем производить по меньшей цене. Соответственно, цена на рынках упадет – на оптовых, на различных. И тогда можно будет говорить о том, что наши жители меньше потратят денег и получат более качественную продукцию. Вот и все Константин Чуриков: Павел Николаевич, мы не сомневаемся в вашей компетентности в отношении агропроизводства и сельского хозяйства, но что еще у вас в топе ваших новостей? Павел Грудинин: Вы знаете, я тут прочел, что, оказывается, наша экономика растет семимильными шагами. Константин Чуриков: О, да! Я даже могу процитировать. Павел Грудинин: 2,5%. Константин Чуриков: 2,5%. Ну, это данные Росстата. Тут я читал, что эту тему поддержало немецкое одно издание… Оксана Галькевич: Да, немцы поражены нашими темпами, нашей жизнестойкостью. Константин Чуриков: …средней авторитетности, скажем так. Но все поражены и говорят, что это какой-то максимум за последние четыре года. Оксана Галькевич: Феномен. Павел Грудинин: Ну, есть такие, скажем так, издания, которым денег заплатили – и они сразу все это увидели. Не знаю, что там с немцами. Знаю точно, что мы пока не видим. Кстати, президент три года назад сказал, что на все санкции мы ответим свободой ведения бизнеса. Мы не видим свободы ведения бизнеса, улучшений. К сожалению, так получилось. Правительство, видимо, президента не услышало. Но мы видим, что, к сожалению, у партнеров наших (ну, мы много работаем в разных сферах), у всех кризис. И они даже не знают… Знаете, как реклама: "А мужики не знают, что на самом деле мы растем на 2,5%". Хотя на самом деле это и не проценты. Ну, опять же, после того как Росстат подчинили Минэко, у них какие-то новые данные появляются. Ну, у нас в России, да и в сельском хозяйстве сказано, что цыплят по осени считают. Давайте дождемся, допустим, осени – и тогда увидим. Константин Чуриков: А вот когда говорят… Оксана Галькевич: Кстати… Константин Чуриков: Извини, Оксана. Когда говорят "у всех кризис"… Вот ваши партнеры по бизнесу, вообще люди в бизнесе – что они конкретно сейчас говорят, какие истории, например, вам рассказывают, чем они делятся? Есть вот эта общая такая, понятно, у кого-то паника, у кого-то сомнения в том, что мы оттолкнулись от дна. А что в реальности происходит? Павел Грудинин: Нет, вы знаете, у всех понимание того, что кризис не закончился, что это длительный путь. Знаете, в кризис можно оборваться сразу в пропасть, а можно так плавно скатываться. И пока все говорят, что мы, скажем так, не поднимаемся, а опускаемся. Может быть, это как на лесенке: небольшое горизонтальное движение, потом опять вниз. Но никто не сказал: "Вы знаете, у нас поперло! Стали больше покупать квартир или стали лучше покупать картошку. Вот пришли деньги почему-то откуда-то, мы не знаем. Государство повернулось к нам лицом, снизили тарифы, улучшилась общая экономическая ситуация". Вот такого я не слышал за последние три года ни разу. Все говорят либо "плохо", либо "не очень хорошо". Ну, вот эти 2,5%, кстати, которые объясняются по-разному совершенно, в том числе и потому, что затяжная, скажем так, была холодная погода, энергоносителей больше купили… Константин Чуриков: А мы же энергодержава! Павел Грудинин: Да. В том числе и в Европе наш газ стал лучше продаваться. Может быть, это общие такие макроэкономические задачи. Но работник как получал 30 или 20 тысяч где-то на периферии… А средняя зарплата в сельском хозяйстве – 20 тысяч. Вы представляете, что это такое, да? Лучше там точно не стало нигде. А вот предприятия, которые закрываются… Каждый день я принимаю людей, они приезжают и говорят: "Слушайте, заберите наше предприятие. Нам всего-то нужно 80 миллионов. Мы в банкротстве". Или, скажем так, в предбанкротном состоянии. Вот этих "ходоков" очень много, это точно. Оксана Галькевич: Вот скажите… "Цыплят по осени считают". В вашей терминологии какими окажутся результаты по осени вот у вас? Опять же, то же самое – холодное лето, которое дает вроде бы по общим данным прирост нашей экономике сейчас. А что вы почувствуете на себе, когда будете предварительные итоги подводить по осени? Павел Грудинин: Вы знаете, осень еще не наступила, слава богу, Оксана, мы еще не подводим итоги. Но я точно могу вам сказать, что в нашей зоне яблок будет на 20% меньше, ну, потому что под заморозки попали сады, цветоносы были, к сожалению, поражены, а потом пчелы из-за холодного июня не летали, поэтому опыления не было. И мы видим, что урожай будет, скажем так, хуже. Это было видно и по нашей ягоде – землянике. А мы крупнейший в России ее производитель. Мы пока не знаем, что там с картофелем и овощами будет. По осени считают, но если дожди зальют, как было… Оксана Галькевич: Вот по яблокам вы уже сказали и по клубнике тоже. Понятно, что здесь будет просадка. Павел Грудинин: Ну, это только в Московской области. Может быть, в других областях лучше. Пока мы не знаем, как у наших коллег, партнеров что будет с уборкой. Например, зерно. Вот мы сейчас уже начинаем молотить зерно. И получается, что цена на него – 6 тысяч рублей за тонну. А это ниже в 1,5 раза, чем в прошлом году, ну, на 30%. Это означает, что у крестьян денег будет меньше. Вот где эти деньги – то ли у торговых сетей, то ли у перекупщиков, то ли у оптовиков? Это отдельный разговор. Если денег у нас меньше, то, соответственно, должны быть цены ниже в магазинах. Но мы этого не наблюдаем. Три года подряд, например, картофель в цене все время падал, то есть он доходил до 4 рублей за килограмм. Но в магазинах вот таких цен вы не видели. Я считаю, что это просчет власти. Нужно регулировать экономическими методами так ситуацию на рынке: если у оптовика денег меньше, то, соответственно, и на рынке или в магазине тоже цена должна быть ниже. Причем это необязательно запретительные меры или какие-то ограничения на торговые наценки. Это могут быть разные меры. Я вам один пример приведу, если можно. В Германии, скажем так, у них запрещено, например, производить колбасу из замороженного мяса, только их охлажденного. Это означает, что мясо приезжает на мясоперерабатывающие заводы откуда-то рядом. Оно не может далеко уехать. Соответственно, цены на мясную продукцию, с одной стороны, низкие. Но, с другой стороны, качественное мясо, которое потребляется, которое привозится не из Бразилии и Аргентины, хотя это гораздо дешевле, а непосредственно из территории здесь. Соответственно, и у фермеров есть смысл производить много мяса свежего, которое идет в колбасу или в сосиски. Поэтому есть разные экономические методы, которые позволяют поддерживать паритет между производителем, торговлей или переработчиком и населением. Оксана Галькевич: Костя, прости. Слушайте, но звучит же абсурдно: из Бразилии и Аргентины дешевле, чем из соседнего подмосковного какого-то района. Павел Грудинин: Это не абсурдно. Оксана Галькевич: Я понимаю, что это не абсурдно с точки зрения цифр, но тем не менее… Константин Чуриков: В Бразилии коров больше, чем населения, больше 200 миллионов. Оксана Галькевич: Через полмира провезли, понимаете. И здесь, оказывается… Константин Чуриков: Там на другую ногу это все поставлено. Павел Николаевич, о чем бы вы сегодня ни говорили (по реакции зрителей сужу), все пишут одно и то же: все равно денег нет. Ипотека подешевела? Пишут, что не могут себе позволить. Сельское хозяйство, продукты отечественные? Тоже "не можем себе позволить". Вот глянулась мне, пока мы с вами говорили, свежая новость: ВЦИОМ провел очередной опрос. Главной проблемой в стране 24% назвали низкий уровень жизни. "Состояние экономики" – 21% опрошенных. А дальше идет социальная политика, на нее указали 18%. То есть все вокруг да около одного и того же. И вот очень простой вопрос нашего зрителя: "Почему в Европе пенсионер живет лучше нашего работающего человека?" Вот что вы ответите? Этот человек, кстати, из Подмосковья или из Москвы, непонятно. Павел Грудинин: Потому что в Европе совершенно другая система распределения, скажем, богатств. Там богатые платят налоги больше. Корпорации вообще очень большие налоги платят, которые зарабатывают в том числе и на нефти, и на газе. Эти все деньги собираются и тратятся на социальные выплаты и на поддержку реальных доходов населения. И поэтому самая богатая страна в мире может пересмотреть свои подходы, в том числе и к природным богатствам, к природной ренте, и после этого эти деньги направить на тех, которым действительно нужно помогать – это дети, это пенсионеры, это малообеспеченные граждане. Мы же почему-то этого не делаем. Ну, это вопрос уже к правительству. Помните, уже на протяжении трех лет идет кризис. Ну, через год после начала кризиса они с этим согласились. Но ведь вы до сих пор не слышали программы правительства о выходе из кризиса. Разговоры есть, кто-то что-то ищет. Константин Чуриков: Говорили, что экономика сама перестроится. Экономика не дура, она сама знает, как… Павел Грудинин: Вы же сами сказали, что люди проголосовали… главной проблемой считают собственное обнищание. И можно ждать какое-то время. У людей были в том числе и запасы какие-то. Но потом, попав в различные ситуации, в течение трех лет эти люди потратили эти запасы. И для них теперь стало действительно проблемой: что же делать, если что-то произойдет? Ну, вы слышите, что медицина становится все более платной, образование становится все более платным… Константин Чуриков: И некачественным. Павел Грудинин: Ну, это отдельный разговор. Константин Чуриков: Оно доступнее, но… Павел Грудинин: На ЖКХ и на еду уходит, скажем так, львиная доля доходов населения. И перспектив они не видят. Поэтому если в ближайшее время правительство, на мой взгляд, не объявит, куда же мы все-таки идем, то у нас реально будут большие проблемы. Потому что нам, в конце концов, нужно понять, что такое структурные реформы, о которых все говорят, что такое поворот… У меня "Совхоз имени Ленина". Вы же понимаете – я такой левый. Поэтому – поворот влево будет или нет? Влево поворот – это поворот к социалистическим принципам хозяйствования, когда богатый платит больше, а эти деньги тратятся на бедных или на малообеспеченных. У нас слово "бедные" – некрасивое слово. Но больше 20 миллионов наших с вами соотечественников живут за чертой бедности. И они не могут позволить себе натуральные продукты, ботинки купить на зиму (а у нас все-таки холодная страна), какой-то новый пуховик или просто шапку. И это проблема, которая беспокоит большинство граждан. Константин Чуриков: Извини, Оксана. Но реально ли это все исправить, покуда… Вот вы говорите о богатом некоем человеке, о богатом бизнесмене, олигархе, наверное, да? Павел Грудинин: О богатом государстве. Константин Чуриков: О богатом государстве, да. Но пока элиту составляют богатые люди, реально ли как-то, так сказать, им понять, осознать, что надо двигаться в эту сторону? Павел Грудинин: Поймите, мы одновременно делаем какие-то взаимоисключающие вещи. Государство само прежде всего должно начать с себя. Вот если у вас есть крупная государственная корпорация, которая обладает большими ресурсами, то у нее есть выбор: потратить, допустим, деньги, миллионы, миллиарды долларов на соседнюю страну, например, которой надо как будто бы помогать, или на своих любимых пенсионеров, о которых так все заботятся. И поэтому 6 миллиардов вы можете послать в Венесуэлу, а можете послать на поддержку, скажем, обездоленных и на лекарства для людей, которые больны. И поэтому надо выбирать приоритеты, на мой взгляд. Мы действительно богатая, ну, одна из богатейших стран. Но этими богатствами нужно… Константин Чуриков: По умолчанию. Павел Грудинин: Ну, это факт, никуда не денешься. Оксана Галькевич: Знаете, "начать с себя" ведь означает и пересмотреть какие-то подходы, в том числе к расчетам бедности той же. Вот вы говорите о том, что нужно с корпораций, может быть, как-то больше брать, нужно, может быть, иначе распределять доходы экономики. Но нужно, наверное, и по-другому считать. Вот смотрите. Вы сказали, что пусть этот человек купит себе шапку или новый пуховик к новому сезону. А не заложено у нас в экономике, в потребительской корзине, чтобы он каждый год покупал себе, да даже раз в два года покупал себе шапку и пальто. Сколько у нас там? Мы обсуждали все эти термины. У нас там одно пальто на 20 лет – нормально! Константин Чуриков: Это еще хорошо, когда на одного. А иногда же по очереди носят. Оксана Галькевич: Да. Павел Грудинин: Это и беспокоит людей, потому что главное для России – на мой взгляд, это справедливость. И если твой начальник или твой, скажем, человек, которого ты избирал, живет точно так же, как и ты, нам любые трудности нипочем, мы преодолеем все что угодно. Но если мы видим, что в момент кризиса количество долларовых миллиардеров в стране увеличивается и количество нищих одновременно увеличивается, то это неустойчивая система, которая обязательно взорвется. Поэтому, если есть здравый смысл у власть имущих, они, конечно, должны эту систему перестраивать. Нужно больше направлять на социальные выплаты, на поднятие пенсий. Вот за что все, в общем-то, производители и ратуют, потому что мы-то производим то, что один олигарх не съест. Понимаете, 1000 тонн земляники ему, как ни упираться, все равно не съесть. Поэтому нужно, чтобы у людей были деньги, чтобы они покупали натуральные молочные продукты, чтобы йогурт не был лакомством, чтобы люди, скажем так, чувствовали, что государство, которому они отдали предпочтение, о них беспокоится и заботится. Вот в этом отношении эти шведы, финны, в общем, социалистические… как будто капиталистические, а на самом деле социалистические страны в этом преуспели. Не надо ничего придумывать. Нужно просто перераспределить доходы между гражданами. Все. Константин Чуриков: Нам пишет зритель: "Европа думает о будущем, а у нас нет будущего". Вот по этому поводу, уважаемый зритель (жалко, что без подписи), нашел я новость. Как раз вопрос вам и вам, зрители, тоже. Что вы по этому поводу думаете? Вот "Газета.Ru" сегодня опубликовала, узнала программу основного идейного форума этого года. Это будет Всемирный фестиваль молодежи и студентов, он пройдет в Сочи в октябре. И якобы там как раз таки молодежь некая подготовит презентацию образа будущего России – над чем, кажется, уже последние несколько лет думают в наших разных ведомствах, в Администрации президента. И якобы, по данным "Газеты.Ru", может там присутствовать президент страны и тоже на все это дело смотреть. Павел Николаевич, так образ будущего? Что-то как-то мы тут зависли, мы все как-то в прошлое все ушли, о прошлом думаем, какие мы были великие. С вашей точки зрения, как раз глядя из "Совхоза имени Ленина", обозревая страну, какой образ будущего сейчас надо формировать? Павел Грудинин: А мы его построили в "Совхозе имени Ленина". Если вы приедете – увидите, какие у нас детские сады, какие школы, какие поликлиники. Мы просто взяли, не смотрели на то, что говорит власть, и работали, причем работали достаточно успешно. И сохранили все социалистические принципы. Поэтому у нас, когда ты идешь по улицам, все говорят "спасибо" и здороваются. Представляете? Скажем так, территория социального оптимизма. Константин Чуриков: Как на швейцарском курорте? Павел Грудинин: Да, это точно. Но другое дело, что государство должно от слов перейти к делу. Их обеспокоило поведение молодежи, скажем так, весной и летом этого года на различных мероприятиях, которые устраивали оппозиционеры. Оксана Галькевич: На больших улицах столицы. Павел Грудинин: Да. И поэтому они туда бросились. Надо пожар тушить не тогда, когда он загорелся, а когда на самом деле ты уже чувствуешь, что ты не прав. Поэтому если власть… Вы можете сколько угодно ребенку говорить, как себя вести, но вести себя он будет не так, как вы говорите, а как вы себя ведете. Поэтому власть должна начать с себя. Скажем, чиновник, который получает 500 тысяч рублей… Среднюю зарплату знаете в правительстве? 200 с чем-то тысяч. Вот если бы они сказали: "Слушайте, у нас зарплата будет 100, но зато все пенсионеры получат такую добавку к пенсии, что они перестанут нервничать, а молодежь получит вот этот социальный лифт, о котором все говорят". Потому что всем известно, что ты обязательно придешь в институт, заплатишь денег, а потом еще на работу не устроишься. И у людей, у молодых людей должна быть перспектива. Не перспектива поехать в Сочи, посидеть и послушать президента, а перспектива у себя дома получить работу такую, чтобы он чувствовал себя достойным гражданином и знал, что у него есть будущее. Вот у нас в "Совхозе имени Ленина" будущее точно у всех есть. Оксана Галькевич: Вы знаете, меня смущает только… Вы красиво рассказали о вашем "Совхозе имени Ленина", о том, как вы уже собственно построили это будущее. Меня смущает только значение личного фактора. Вот есть вы как руководитель. Вы считаете это нужным и возможным, прилагаете усилия к тому, чтобы построить именно вот такую модель, которую вы сейчас создали… Константин Чуриков: К чему вы клоните, Оксана? Оксана Галькевич: К тому, что другой руководитель, другой человек на этом месте будет думать иначе. Смотрите, вы сами говорите, что власть должна начать… Ну, эти люди искренне верят, что зарплата в 200 тысяч – это нормально, и не надо снимать нервное напряжение с пенсионеров. А вы считаете иначе. Личный фактор? Личный фактор. Вот это меня смущает. Павел Грудинин: Нет, вы знаете… Оксана Галькевич: Это не система, это личный фактор. Павел Грудинин: Оксана, вы не правы. Сейчас я объясню. Оксана Галькевич: Объясните. Павел Грудинин: Государство должно ставить какие-то приоритеты для себя. Если государство в лице чиновников ставить личное обогащение в качестве приоритетов – это видят все без исключения. Ну, потому что они живут отдельно, ездят на других машинах, питаются, их дети ходят в другие школы. И если вы скажете: "Власть, ты только тогда власть, когда ты живешь в том же доме, что и учительница из твоего соседнего двора, что ты получаешь такую же зарплату, как и врач, который высокой квалификации, но почему-то получает в десятки раз меньше, чем ты", – вот тогда власть, начиная с верховной до самой нижней, покажет, что они вместе с людьми, тогда они не будут вызывать антагонизма. Оксана Галькевич: Павел Николаевич, а вам жить хорошо не хочется разве? Жизнь-то проходит. Ну, вот вам? Павел Грудинин: Подождите. А что такое "хорошо", скажите? Оксана Галькевич: Вот что такое "хорошо"? Павел Грудинин: Если вы живете, например, хорошо, а кругом вас одни бедные и нищие, то вам хорошо? Вам же не будет хорошо. Оксана Галькевич: Вы живете же в отдельном доме где-нибудь, в большой квартире. Константин Чуриков: Ну, подожди. Огородить забором… Павел Грудинин: А можно я скажу? Подождите. А можно я вам скажу, что я живу… Оксана Галькевич: Вы в цифрах это все считаете. Павел Грудинин: Нет, давайте так. Я скажу вам такую вещь: я живу в том же доме, что и мои трактористы. Представляете? И мои дети ходят в те же детские сады и школы, что и дети моих трактористов. Это правильно. Вот поэтому я не вызываю у своих подчиненных, скажем так, отрицания. А если вы действительно живете за большим забором где-нибудь на Рублевке и появляетесь только тогда, когда нужно разделить дивиденды, а так все больше за границей, то, конечно, вы вызываете антагонизм. Власть должна понять, что надо от слов о социальной несправедливости перейти к делу. Вот и все. Оксана Галькевич: Спасибо. Константин Чуриков: В роли обозревателя Общественного телевидения России себя сегодня попробовал (и попробовал удачно, судя по восторгам наших зрителей) Павел Грудинин, директор "Совхоза имени Ленина". Павел Николаевич, спасибо. Павел Грудинин: Спасибо и вам. Оксана Галькевич: Обостряли как могли. Спасибо. Константин Чуриков: Завтра со своей колокольни на события в стране будет смотреть уже другой эксперт, другой приглашенный гость. А через несколько минут в прямом эфире ОТР будем говорить о зонах национального бедствия. Что это за зоны такие, Оксана? Оксана Галькевич: Это зоны экономического неравенства. Тут эксперты посмотрели, друзья, и выяснили, что у нас 20 регионов в нашей стране по внутреннему региональному доходу могут быть сравнимы с такими странами, как Нигерия, Судан… Константин Чуриков: Пакистан, Ливия. Оксана Галькевич: Пакистан, Ливия. Звучит на самом деле нездорово, правда? Вот почему, в чем причины этого неравенства – будем разбираться буквально через несколько минут. Константин Чуриков: Две минуты. Источник: otr-online.ru
  13. Гендиректор «Русагро» Максим Басов в интервью RNS рассказал о предпосылках нового кризиса в сельском хозяйстве из-за избытка инвестиций, неизбежности применения ГМО и антибиотиков в пищевой промышленности и о том, при каких условиях Россия обгонит США в развитии высоких технологий агробизнеса. Как аномально холодное лето отразится на сельском хозяйстве? Сказать точно невозможно. Период созревания сельскохозяйственных культур разный и зависит от воздействия внешней среды. Поэтому, какой будет урожай, можно будет сказать только тогда, когда начнется уборка. Но сейчас точно понятно, что в развитии культур есть отставание. Особенно это касается всех яровых — от ячменя и кукурузы и до сахарной свеклы. В Центральной России отставание составляет где-то около 10 дней, но отставание в развитии ряда культур может быть компенсировано. В целом мы не ожидаем никакого серьезного сокращения урожая. Мы считаем, что урожай зерна будет очень большой, особенно урожай озимой пшеницы. Урожайность по яровым, скорее всего, будет меньше, хотя, возможно, озимые практически компенсируют этот недостаток. Многое зависит от кукурузы — это очень урожайная культура, и ее урожайность растет. Есть отставание по сахарной свекле, но ее посеяли на 10% больше. Средняя урожайность, возможно, будет ниже, но урожай сахарной свеклы все равно будет гигантский, и опять у нас будет огромное количество сахара. Подсолнечника тоже ожидаем довольно много. В общем, будет очередной большой урожай, и это плохо для сельхозпроизводителей, потому что означает, что будет давление на цены. Вырастет экспорт? Да, но дело в том, что цена на внутреннем рынке, во всяком случае в Европейской части России, часто превышает экспортную альтернативу. У нас об этом мало кто знает, но Центральный федеральный округ является дефицитным, например, по зерну. Цена там обычно немного превышает экспортную альтернативу, что и понятно, потому что ЦФО докупает зерно у других регионов, например Поволжья. Большой урожай приводит к снижению цены по всем культурам. А для сельхозпроизводителей, как правило, меньший урожай означает большую доходность. Но что плохо для производителей, хорошо для потребителей. Возможно снижение цен на продукты? Конечно, возможно. В каких пределах? Зависит от курса. Тут очень много неопределенности. Сейчас мировая цена на зерновые выросла, но она может упасть. Цена на сою находится на среднем уровне и падает. Цена на сахар находится на среднем уровне, она может и вырасти. Но в целом мы ожидаем, что цены на сельхозкультуры в этом году будут выше, чем в прошлом. Глава Минсельхоза Александр Ткачев неоднократно говорил, что укрепление курса рубля разорительно для аграриев. Это так? Абсолютно. Я думаю, что если мировые цены будут низкими, а рубль будет крепким, то ряд закредитованных компаний обанкротятся или будут куплены. Как вы оцениваете политику ЦБ в текущих условиях? Не мне ее оценивать. То, что ЦБ действует аккуратно и эффективно, вопросов нет. Все зависит от цели: если это борьба с инфляцией и других целей нет, естественно, ЦБ будет делать все, чтобы снизить инфляцию. И он это сделал. Хотя, на мой взгляд, это неправильная политика. Я — монетарист-либерал. Считаю, что ставки в экономике слишком высокие, и на месте ЦБ я бы более активно снижал ставки, уменьшал переток капитала в carry trade. Инфляция была бы чуть выше, зато экономика чувствовала бы себя лучше. Но сейчас вектор движения правильный, поэтому это только вопрос времени. Какой курс рубля выгоден для сельхозпроизводителей? Чем ниже, тем лучше. Мы будем зарабатывать в любой ситуации, но есть два отрицательных момента. Во-первых, чем сильнее рубль, тем хуже для сельского хозяйства и особенно растениеводства. Сахарная и масложировая отрасли могут снизить цены за счет сельхозпроизводителя, а сельхозпроизводитель — последний в цепочке. Снижение цен из-за курса, например на удобрения, однозначно не компенсирует снижение цен на готовую продукцию. Вторая проблема — это резкое укрепление рубля, которое последний раз, например, произошло в середине сезона. В результате мы купили сырье по более высоким ценам осенью, а сейчас продаем готовую продукцию по низким ценам. Чем слабее рубль, тем растениеводам лучше, никаких сомнений в этом нет. Господдержки становится все меньше и меньше Достаточно ли субсидий выделяет Минсельхоз? Господдержки становится все меньше и меньше. Трудно сказать, правильно это или нет. С государственной точки зрения, наверное, это правильно. Я считаю, что отрасль, которая зарабатывает хорошие деньги, не должна привлекать много государственных субсидий на поддержание доходности, на краткосрочное кредитование. Это правильно, но, конечно, нам не хватает. Мы получаем денег в разы меньше, чем получали в прошлом году. За весь первый квартал мы получили около 18 млн рублей субсидий. Это очень мало. Важно, чтобы все были в одинаковых условиях. Мы всегда будем это отстаивать. Нельзя, чтобы были регионы-любимчики или компании-любимчики. Кроме того, я считаю, что поддержка государства должна быть сосредоточена на инвестициях в отрасли, в которых возможен рост и еще нет профицита производства. У нас профицит производства практически везде, но правительство выбрало правильные направления — это сады, теплицы, молоко и говядина. Хотя теплицы и говядина — сомнительны, мы считаем, что они не окупаются при свободной торговле. Почему? Потому что Россия, если не брать салат, а брать, например, томаты, едва ли будет конкурентоспособна при сильном рубле и открытых рынках с Ираном, Азербайджаном и Турцией. Просто у нас гораздо меньше солнца. Молоко и фрукты — очень хорошие направление. Расширять производство по остальным направлениям бессмысленно, потому что это приводит только к кризису. Сейчас главная поддержка государства — это открытие экспортных рынков. Потому что мы оказались зажаты: у нас укрепляется рубль, ужесточается конкуренция, за счет внутреннего рынка мы расти уже не можем, а внешние рынки закрыты. И здесь самое важное, что может сделать для нас государство, — открыть рынки. Какие рынки в приоритете? В первую очередь это рынок Китая. Также интересен рынок Японии, Кореи, Узбекистана, Ирана — рынки, на которых у нас есть логистические преимущества. Но нам нужна помощь, потому что мы, как частные компании и даже как ассоциации, не в состоянии это сделать. Другие государства десятилетия этим занимаются. Мы только недавно возникли как серьезный экспортный игрок. Какие самые большие сложности, на ваш взгляд, по открытию китайского рынка? Уже несколько лет идут разговоры о том, что мы вот-вот его откроем, начнем поставлять мясо и зерно, но пока результатов нет. На мой взгляд, все сложности находятся на китайской стороне. И сложностей там много: во-первых, это бюрократическая процедура, которая занимает годы. Во-вторых, конкуренция. Существующим игрокам на рынке, как китайским, так и иностранным, невыгодно, чтобы Россия туда пришла. А Россия все-таки не такой важный партнер для Китая, как, например, США. Это сложный процесс, но его надо пройти. Сколько еще времени займет открытие этого рынка? Это вопрос политический, он находится на уровне президента. Я думаю, что если Владимир Путин занялся, то рано или поздно мы сможем это сделать. Без развития экспортных рынков не будет никакого дальнейшего развития, потому что мы уже практически пришли к импортозамещению. Какую долю Россия может занять на китайском рынке мяса? Китай — крупнейший потребитель свинины, они потребляют 57 млн тонн (свинины в год. — RNS). При этом у них очень большой объем контрабандного импорта. Официально они импортируют чуть больше 2 млн тонн, а неофициально — еще около 2 млн. Россия всего производит 3,5 млн тонн свинины. Мы можем и миллион туда (поставлять. — RNS), теоретически можем и 3 млн тонн поставлять, если будем столько делать. Китай сейчас становится крупнейшим в мире импортером сахара, он является крупнейшим в мире импортером сои. Несколько лет назад он стал крупнейшим импортным рынком продовольствия, обогнав Японию, которая сейчас второй крупнейший рынок. Это огромные рынки, мы должны с ними работать. Как развивается сотрудничество с Японией? У нас есть меморандум с одним из японских торговых домов — Mitsui. Сейчас выбрали девять проектов, они связаны в том числе с выходом на японский рынок нашей свинины, курицы, сельхозтоваров, сои и зерновых. Также мы изучаем сейчас с японцами проекты в России, связанные с автоматизацией наших производств. Некоторые технологии мы уже внедряем в сахарную отрасль. То есть вы поставляете зерно и мясо в обмен на технологии? Да. Хотелось бы наоборот, но каждый должен работать исходя из своих естественных преимуществ. Россия — это огромный производитель сырьевого товара, а японцы — признанные специалисты по автоматизации. Вы уже что-то начали поставлять в Японию? Мы сейчас один из лидеров, наверное, даже крупнейший поставщик российского зерна в Японию. Пока объемы по сравнению с мировыми, конечно, маленькие — Япония импортирует 20 млн тонн кукурузы, у нас они купили около 50 тыс. Вы рассчитываете нарастить экспорт кукурузы? Мы серьезно не нарастим объемы. Но даже 100–200 тыс. тонн кукурузы для нас хороший объем. Кукурузу мы поставляем с Дальнего Востока, и на сегодняшний день Китай — это лучший рынок для нас. С нами граничат три из четырех крупнейших импортных рынка — Китай, Япония и Южная Корея. Россия может быть серьезным поставщиком, и нужно пробиваться. Самое главное — это мясо, продукт с большой добавленной стоимостью. В первую очередь курица и свинина, в меньшей степени — говядина. Видите ли угрозу для экспорта мяса из-за АЧС? В Европе тоже есть АЧС, но они отгружают продукцию в Китай. В США есть PED — атипичная пневмония свиней. В целом это политический вопрос, а остальное — зацепки. В России ситуация по АЧС ухудшается? В декабре вы говорили, что она близка к катастрофической. Она тяжелая и ухудшается. Некоторые крупные компании, даже наши крупные современные и эффективные конкуренты, тоже получили эту болезнь. Мы боремся с этим. А «Русагро» это затронуло? К счастью, нет. Роботизация неизбежна. Это произойдет в ближайшее время во всем мире. Как вы оцениваете перспективы трансформации сельского хозяйства в высокотехнологичную отрасль? Наше сельское хозяйство пока не стало высокотехнологичной отраслью, но станет. У растениеводства нет другой альтернативы: при сильном рубле нужен рост урожайности, а он может быть достигнут несколькими инструментами. Самый эффективный инструмент, на мой взгляд, это внедрение автоматизированного точного земледелия. Вторым инструментом является использование адаптированных под российские условия семян. Третьим инструментом является орошение, ну а четвертым — общие менеджерские усилия по повышению качества управления и внедрению более современных технологий. Но самые главные два фактора — автоматизированное точное земледелие и семена. То есть пока у нас сельское хозяйство — технически отсталая отрасль? Смотря с чем сравнивать. Европа, по правде говоря, очень отсталая. Она не является лидером по автоматизации и никогда не будет являться, потому что там работают маленькие фермеры. В Европе просто лучше погодные условия. Например, во Франции, наверное, лучшие погодные условия, если не брать только некоторые зоны Бразилии. Там очень много влаги, хорошая почва, тепло. У нас такого нет. Если сравнивать с Америкой, конечно, мы отстаем. Нам и надо сравнивать себя с Америкой, со странами, где развивается промышленное сельское хозяйство. Думаю, мы их догоним. Через 20–30 лет? Крупные холдинги — через пять лет. Средние компании, наверное, будут вымываться потихонечку. Технологии внедряют в основном крупные компании, им это нужно, у них на это есть деньги. Да, будут дроны, будут машины-автоматы. Мы занимаемся этим, у нас очень крупный проект. Через три года мы планируем сделать большую часть работы, если не принимать во внимание непосредственно роботов. Все, что связано с созданием экспортных систем, будет сделано. А дроны будут? Роботы — это отдельно. Часть роботов — да, часть — нет. С роботами просто сложнее. Идут споры, нужно или не нужно (их применять. — RNS). По закону у нас дроны не могут использоваться законно, потому что это малая авиация. Пока речь идет о том, что мы точно будем измерять состояние полей, оптимизировать автоматические работы наших агрегатов. Мы будем сначала через экспертные системы, а потом через полуавтоматические и автоматические алгоритмы принимать решения о сроках и технологии работ в полях. Дорого внедрять такие технологии? Какая у вас инвестпрограмма на них предусмотрена? Все относительно. 1 млрд рублей. Недорого, ведь это то, что надо сделать. Как вы относитесь к биоиженерным технологиям в сельском хозяйстве, например созданию семян с улучшенными свойствами? Это неизбежно. Но мы только законной деятельностью занимаемся на территории Российской Федерации. В России ГМО пока запрещены, поэтому мы этим не занимаемся. Но селекцией, конечно, занимаемся. Закон о запрете ГМО тормозит развитие сельского хозяйства, на ваш взгляд? То, что он тормозит развитие сельского хозяйства, для меня очевидно. Опасно или не опасно — невозможно это сказать, никто этого не скажет. Что такое ГМО? В природе постоянно происходят мутации, это основа изменчивости. ГМО — это нацеленная ускоренная мутация, а иногда не просто мутация, но и так называемый трансген, скрещивание элементов, которые бы не скрестились в природе. Последствия этого невозможно предугадать. Опасность в этой технологии действительно существует. Но если речь идет только об ускорении мутаций и это будет делаться под контролем общества, то, наверное, правильно. Но риск есть. Поэтому пусть правительство решает. Я считаю, что в любом случае это неизбежно. Весь мир к этому придет. И не только в растениях, но и в животных, и в людях. Мне кажется, мы стоим на пороге больших изменений. Животноводческие хозяйства злоупотребляют антибиотиками? Применение антибиотиков тоже неизбежно. В промышленном сельском хозяйстве без антибиотиков невозможно — их применяют все промышленные компании. Другое дело, какие антибиотики применяются и в каком объеме. В принципе, у нас в стране достаточно хорошо за этим следят, и я не думаю, что здесь есть какие-то большие проблемы. Если человек может себе позволить покупать животных не с промышленного хозяйства, то пусть это делает, но там у него другие риски. За качество мяса, купленного на рынке, никто не отвечает. А когда мясо покупают в магазине, за качество отвечают магазин и производитель. Риски есть везде вокруг. Человек должен сам решать. В России продукты питания гораздо здоровее, чем, например, в США. В США используются гормоны роста, которые в большинстве стран мира запрещены. А в Китае люди вообще отравляются пачками. Поэтому я считаю, в России одни из самых лучших продуктов, а дальше каждый принимает решение сам. То есть альтернативы антибиотикам нет и от них нельзя отказаться? Если речь идет о массовом недорогом продукте, то нет. Потому что вирусы и бактерии тоже мутируют. Понятно, что они вокруг нас. Не считаете избыточным контроль со стороны надзорных органов, в частности Россельхознадзора? В целом я считаю, что глобально контроль избыточен, а в нашей стране он недостаточный. Например, на производстве происходит заболевание вирусом АЧС и птичьего гриппа. Компания должна остановить производство, но вместо этого она продолжает производить, и продукция, зараженная вирусом, расходится по стране. К сожалению, у нас очень низкое доверие в обществе. Выстраивать его можно двумя путями. Наверное, более правильный путь — это убрать жесткий контроль и дать время, десятилетия, чтобы постепенно общество самоорганизовалось. Другой путь — усилить контроль, чтобы в отсутствие доверия не допускать опасные вещи. Вообще я за самоорганизующиеся системы, считаю, что ответственность должна передаваться ассоциациям. Мы сами знаем, кто чего стоит и кто что делает. Но для того, чтобы принимать такие решения, существует руководство страны. Внедрение инноваций приведет к уменьшению числа фермеров? Роботизация неизбежна, это произойдет в ближайшее время во всем мире. У России здесь, наоборот, есть некоторое преимущество, потому что, во-первых, у нас сильная инженерная школа. Во-вторых, у России огромная территория и ожидается дефицит рабочей силы из-за старения населения и демографической ямы. Государство должно это понимать и разрабатывать системы переквалификации. Людей должны переобучать, людям должны помогать путешествовать. На нашу экономику влияют три фактора: мировая цена на мясо, мировая цена на сахар и курс рубля. Как вы оцениваете политику импортозамащения? Не разочаровались в ней? По факту импортозамещение произошло из-за вложенных инвестиций, и в том числе из-за падения курса рубля. Я не склонен переоценивать, здесь велика роль государства. Просто произошло снижение наших затрат в долларах за счет более дешевого рубля или рост наших цен в рублях. А продэмбарго? Это нас не коснулось. Это относится к сырам, овощам, фруктам и рыбе. То есть вас отмена продэмбарго не пугает? Нет. Мы никак от этого не зависим. Сахар и свинина завозятся из Бразилии. Если бы пошли в теплицы, конечно, нас бы это волновало. А так нас волнует только курс рубля. Кроме погоды, есть три главных фактора, влияющих на нашу экономику: мировая цена на мясо, мировая цена на сахар и курс рубля. В первом квартале этого года «Русагро» отчиталось об убытках и связывало это с укреплением курса рубля. Сейчас ситуация меняется? Во-первых, курс несколько ослаб. Во-вторых, это было связано с тем, что мы купили сырье по высоким ценам в четвертом квартале. Частично это сырье уже было сработано в первом-втором квартале. Конечно, мы будем работать с прибылью. Какой рост прибыли ожидаете по итогам 2017 года по сравнению с прошлым? Мы не даем таких прогнозов, потому что очень высока неопределенность. Первый квартал традиционно самый слабый в нашей компании. Какие ключевые задачи по развитию «Русагро» в краткосрочной и долгосрочной перспективе? Вам интересно развитие бизнеса в каких-то новых областях? Если говорить на краткосрочный период, то в мясном бизнесе у нас главная задача — это наращивание производства. Мы сейчас делаем инвестиционные проекты, которые увеличат производство нашей компании везде. Дополнительно к этому мы рассматриваем выход в производство курицы на Дальнем Востоке. Еще одна наша задача — выйти на розничный рынок мяса и войти в тройку лидеров на потребительском рынке свинины. Не менее важным направлением является открытие экспортных рынков, в первую очередь Китая. В сахарной отрасли у нас кризис из-за профицита производства. Здесь главные задачи для нас — это также развитие экспортного направления, дальнейшее расширение производства на существующих предприятиях, возможная покупка банкротящихся предприятий и снижение издержек. В сельском хозяйстве самое важное — добиться роста урожайности. Для этого мы реализуем проект автоматизированной системы точного земледелия и занимаемся развитием собственной семенной базы — пока в качестве генетиков. Производить мы можем где угодно, но сначала мы должны вывести семена с улучшенными свойствами. Масложировая отрасль тоже в кризисе, здесь главная задача — консолидация. Нам надо либо покупать активы, либо сливаться с кем-то. Я думаю, в течение года мы определимся. Помимо этого, мы сейчас активно изучаем возможности по инвестированию в молочную отрасль. Думаю, что в ближайшие 12 месяцев мы найдем возможность зайти в этот бизнес. Недавно сообщалось, что основной владелец «Русагро» Вадим Мошкович будет развивать с акционером «Магнита» Алексеем Богачевым проект по молоку в Тамбовской области. Этот проект пока к «Русагро» не относится. Какие проекты рассматривает компания? В первую очередь мы рассматриваем Дальний Восток, там самая лучшая экономика из-за господдержки. Это Приморский и Хабаровский край. На Тамбовскую область мы тоже смотрим, но пока решений никаких нет. А производство говядины вас интересует? Нет. Говядину мы считаем неокупаемой. Там вся экономика связана с субсидиями. Планирует ли «Русагро» расширять линейку готовых брендов? В сахаре у нас есть бренды во всех сегментах. В мясе один бренд, но в мясной бизнес мы только заходим. Запустили производство и будем выходить на запланированные мощности, развивать торговые марки и ассортимент. Мы точно будем развивать нашу линейку готовой мясной продукции. Это один из стратегических вопросов на ближайшие пять лет. На рынке мяса будет присутствовать нескольких компаний, начнется война. Кстати, сейчас свинина — продукт номер один по росту в торговых сетях. Потребление свинины продолжает расти, насколько мне известно, и в том числе потому, что ни мы, ни сети не зарабатываем на переработке. Мы даем потребителю достаточно дешевый продукт, чтобы он начал его потреблять. Свинина получается даже дешевле, чем курица. Сегодня свинина уже как минимум не проигрывает конкуренцию курице, а в прошлом году даже долю у курицы забрала. Это очень хорошая ситуация. Потребитель выигрывает. Не планируете запускать собственные торговые сети? Пока нет. Это отдельный, очень сложный и очень конкурентный бизнес. Ресторанный бизнес вас не интересует? Нет. Недавно сообщалось, что вы увеличили долю в компании до 7,1%. Да, чуть-чуть. У меня не так много свободных денег, но да. В перспективе хотели бы еще увеличить? Посмотрим. Будут обстоятельства хорошие, буду увеличивать. Я считаю, что сейчас цена акций невысокая. Она выросла с 6 до 18 ($ за акцию. — RNS), сейчас опять упала до 11,5. Мы находимся на среднем уровне, но сейчас такая сезонная ситуация. Как я сказал, мы переходим через кризис, это очевидно. У нас будет серьезный рост показателей по мере реализации наших проектов на Дальнем Востоке и в Тамбовской области и с ростом производительности труда. Мы настроены на рост компании. Мы уверены и считаем, что она вырастет еще в несколько раз. Но конкуренция ужесточается, это факт. И рубль укреплялся, что нам не на пользу. На Дальнем Востоке такие же сложности, как и везде. «Русагро» сейчас реализует масштабный сельскохозяйственный проект на Дальнем Востоке, строятся свинокомплексы, комбикормовый завод, зернохранилище. Как продвигается его реализация? С некоторым отставанием, но идет. Мы первых животных поставим уже в начале следующего года, соответственно, они будут расти. Первая продукция выйдет на рынок в конце следующего года. Вы говорили, что еще собираетесь развивать производство курицы на Дальнем Востоке. По курице мы сейчас прорабатываем инвестиционный проект и до конца года представим его на совет директоров. А какие-то параметры проекта можете раскрыть? Какая у него будет мощность? Мощность — 80–100 тысяч тонн в год. Пока других деталей нет. Какие инвестиции готовы вложить в его реализацию? Около 20 млрд рублей. Проект будет ориентирован на экспорт или на внутренний рынок? Все ориентировано на внутренний рынок, потому что экспортные рынки еще не открыты. В прошлом году говорили, что $1 млрд готовы вложить в переработку молока в Приморье. 40 млрд рублей пока. Проект по производству молока на Дальнем Востоке тоже планируете вынести на совет директоров до конца года? Да. Рассматриваете ли развитие аквакультуры на Дальнем Востоке? Это хороший бизнес, но маленький для нас. Мы им не будем заниматься. Он маленький, высока доля ручного труда, автоматизировать тяжело. Минсельхоз утверждает, что за рубежом плохо знают традиционные российские продукты, и разрабатывает концепцию продвижения за рубеж русских продуктовых брендов по аналогии с «пармской ветчиной». Вы не думали о создании такого регионального бренда, например «дальневосточный хамон»? Такие вещи — это дело правительства. Мы развиваем собственные бренды. В Китае мы продаем масло «Маслава» и будем продавать еще другой бренд. Если откроют рынок свинины, будем думать, поставлять под нашим или под китайским брендом. То же самое, если начнем производить молочные продукты. Мы не видим смысла делать один бренд на разные продукты. Мы будем делать под каждое направление свой бренд. В Китае рынок большой, несомненно. Этим надо серьезно заниматься. Но нас там не ждут, там большая конкуренция. У нас есть естественные преимущества, мы просто должны научиться их использовать. В России очень много денег. Денег много, а куда инвестировать — непонятно. Вы сказали, что «Русагро» заинтересована в покупке активов. Есть конкретные планы? Что-то купим – сообщим. В России вообще очень много денег, а куда инвестировать непонятно. Потому что экономика очень медленно развивается в силу политических, социальных и макроэкономических причин. Отрасль привлекла слишком много капитала, поэтому очень сложно расти. У нас на счетах сейчас 24 млрд рублей лежат. Мы хоть завтра готовы их потратить, с тем чтобы они окупились. Но мы достаточное количество таких проектов найти пока не можем. Ищем. В сельское хозяйство переинвестировано. Туда пришло много игроков из других отраслей и компаний — например, бывший менеджмент «Лукойла» (в феврале 2017 года структура бывшего топ-менеджера «Лукойла» Сергея Кукуры договорилась о выкупе российских сельскохозяйственных активов у шведского холдинга BEF. — RNS). Они покупают активы, за которые мы никогда бы столько не заплатили. Я не говорю, что они не правы, а мы правы. Но у нас разные точки зрения. Я думаю, ближайшие пару лет будет кризис. Инвестиции не окупаются, те, кто инвестировал, потеряли деньги, и будет происходить консолидация. Так было во всех странах: была активная фаза роста, сейчас будет активная фаза консолидации, и потом, возможно, будет рост на другой основе — либо на основе новых технологий, либо новых экспортных рынков. В апреле суд признал «Разгуляй» банкротом. Какую часть долга «Русагро» удалось взыскать? Активы мы купили за сумму, которая нас устроила, и остаток денег взыскали, то есть ничего не потеряли. Сейчас будем смотреть на ситуацию. Какая будет окупаемость, неизвестно — это зависит от того, какие цифры будут по результатам, по урожаю и по ценам. Но мы довольны сделкой. Ожидаем, что до пяти лет мы окупим эти инвестиции, что очень хорошо. Там все активы были распроданы, все деньги, которые возможно, возвращены, а оставшаяся часть просто будет списана. Недавно была информация, что «Русагро» может продать масложировой бизнес. Это неправильная информация, не знаю, откуда ее взяли. Мы ведем переговоры с разными компаниями, переговоры находятся на разных этапах. Консолидация неизбежна. Мы и купить кого-то готовы, и объединиться. У нас актив сейчас не стоит на продаже, говорить о том, что мы его продаем, нельзя. Это неправда. С кем именно ведете переговоры? Это пока не является достоянием общественности. Но консолидация неизбежна, стало слишком много игроков. Мощности по переработке подсолнечника и в меньшей степени сои избыточны — их понастроили все кто мог, и из-за этого отрасль, когда-то достаточно прибыльная, превратилась практически в убыточную или слабо прибыльную. Экономика в этой отрасли очень слабая, и на потребительском рынке экономика очень слабая, потому что идет развитие сетей и жесточайшая борьба за выживание. Столько торговых марок не нужно. Неплохая экономика только в переработке и логистике пальмового масла, потому что там мало игроков, но мы там почти не присутствуем. Оправданны ли утверждения, что значительная часть молочной продукции фальсифицируется пальмовым маслом? Насколько остро строит проблема с подменой животных жиров растительными? Если вы приедете в Таиланд, Лаос и другие страны и посмотрите, из чего там делают, например, молоко, вы увидите, что молока там и нет — все пальма. Просто молоко очень дорого. В России действительно огромный объем продукции выпускается с добавлением пальмового масла. Если об этом не пишется, то это фальсификат. Но очень часто об этом пишут, люди просто не читают и потом кого-то обвиняют. Использование пальмового масла в продукции неизбежно. Сегодня производство с пальмовым маслом существует практически повсеместно, и не только в молочных изделиях, но и в кондитерских. Кондитерские изделия без пальмового масла редко производятся, а если производятся, то имеют очень высокую себестоимость и цену. И здесь, как в органическом мясе, человек должен решить, готов ли он покупать настоящий шоколад по этой цене. Если нет, то он будет покупать шоколад с пальмовым маслом. Россия сегодня завозит 1,2 млн тонн пальмового масла. Лет семь назад эта цифра была близка к нулю. Но нельзя говорить, что пальмовое масло — это яд. У него, как у любого масла, есть свои плюсы и минусы. Просто потребитель должен быть проинформирован, у него должен быть выбор и он должен понимать последствия. Источник: rns.online
  14. Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев заявил, что в этом году не ожидается дефицита продуктов отечественного производства, как и скачков цен на продовольствие.В этом году у российского сельского хозяйства нет особых проблемПо мнению Александра Николаевича, в России ценовой скачок на продовольствие может быть сезонным и временным, но точно по такой же логике, как и во всем остальном мире.Кроме того, глава Минсельхоза заявил, что России хватит произведенного зерна на все нужды внутри страны, даже с учетом более низкого, чем ожидалось, урожая в 2017 году. Также Ткачев считает, что у России нет каких-либо заметных проблем по гречке и пшенице.Профессор, доктор экономических наук Леонид Холод в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заметил, что, на самом деле, на практике в июле очень сложно делать такие прогнозы.«На сегодняшний момент нельзя делать вывод по растениеводческим структурам в отличие от того же животноводства, которое постабильней и развивается по своим законам. Еще урожай только начали убирать, есть отставание в уборке, пусть и не являющееся откровенной проблемой, а своего рода, технологическим моментом. При этом, снижение урожая в России действительно будет, но все же оно не будет носить критического характера», - констатирует Холод.Также, как считает эксперт, здесь нужно отметить следующий момент – Ткачев в своем заявлении очевидно имел в виду зерно, зернобобовые, кукурузу, индустриальное птицеводство, а также производство крупного рогатого скота в составе так называемых молочных поголовий.Дефицита продовольствия в России не будет«Сложно говорить, какая в этом году сложится ситуация с погодой, а также с конъюнктурой на рынке, и вообще, как дела будут обстоять в частных подворьях, а также в фермерских хозяйствах. Пока сезон подведения итогов года в России еще не начался», - резюмирует Холод.Что касается дефицита, то, как замечает Леонид Иванович, он в рамках рыночной экономики проявляется очень просто, и это уже не пропадание, как в СССР, товара с полок магазина.«Чтобы какой-то продукт пропал из магазинов – это надо сильно постараться, поэтому в ситуации какого-то товарного недостатка, цены на эту продукцию серьезно растут. Кроме того, цены растут и падают вследствие динамики платежеспособности спроса, который в последнее время в России показывает далеко не самые позитивные показатели», - заключает Холод.Поэтому даже если взять худший вариант, когда на рынке уменьшилось предложение какого-то вида продовольствия, который является предметом неэластичного спроса, то цены на него не будут расти по той причине, что этот товар граждане будут меньше покупать.«Данный феномен как раз и происходит по многим товарным группам, что мы сегодня можем прекрасно наблюдать на рынке российского продовольствия», - констатирует Холод.Девальвация рубля на сельском хозяйстве сказалась сильнее контрсанкцийПримечательно, что отечественный сельскохозяйственный рынок в контексте действия режима контрсанкций должен был получить серьезный всплеск к своему росту, поскольку главным и фактически единственным ответом на пакет антироссийских санкций является экономическое эмбарго на поставки в Россию продовольственных товаров из стран Евросоюза. «Когда три года назад Москва ввела свои контрсанкции к большому сожалению для российского сельского хозяйства случился экономический кризис. Это стало проблемой из-за того, что санкции очень сильно сократили предложение дешевых денег в России, вследствие чего на российском финансовом рынке обострилась конкуренция, поскольку денег стало меньше, а, во-вторых, деньги стали значительно дороже по объективным кризисным причинам», - констатирует Холод.Кроме того, самый положительный эффект для российского сельского хозяйства в плане защиты его от иностранных производителей оказала девальвация курса российского рубля.«В плане контрсанкций существует Белоруссия, Грузия, другие каналы обхода этих мер, а вот когда упал рубль, то, соответственно, импортное продовольствие сразу подорожало на нашем рынке в два раза, что существенно сократило спрос на него», - заключает Холод.На сельское хозяйство влияние оказывает сразу несколько трендовВ качестве защитной меры данное обстоятельство универсально повлияло на рынок, с чем не смогли ничего поделать никакие контрабандисты и прочие «белорусские овощи».«В результате, в последние три года российский рынок сельского хозяйства развивается под воздействием трех импульсов. Во-первых, это критическое удаление конкуренции с рынка, а, во-вторых, это ценовая поддержка в лице разницы курсовой стоимости, которая действует гораздо эффективней экономического эмбарго в виде контрсанкций», - резюмирует Холод.При этом, есть здесь и очевидный негативный эффект – общая экономическая ситуация в стране, а также уменьшение инвестиций тормозит развитие продовольственного сектора в России.«Наиболее импортозависимым сектором российского сельского хозяйства является поголовье крупного рогатого скота – в первую очередь, молочного, поскольку мясного у нас практически нет, а также овощей защищенного грунта. В этой экономической отрасли от момента инвестиций до момента получения «выхода» проходит несколько лет. И это говорит о том, что пока нельзя делать какие-либо выоды по влиянию контрсанкций на наше сельское хозяйство, поскольку ситуация станет полностью ясной далеко не в этом году», - констатирует Холод. Источник: rueconomics.ru
  15. Сельское хозяйство является одной из немногих растущих отраслей российской экономики. Сейчас оно не просто выгодно и рентабельно, но и позволяет экспортировать значительные объемы продукции за рубеж. Однако нельзя забывать о том, что эта отрасль быстрее других меняется из-за внедрения новых технологий. Об этом говорили эксперты ПМЭФ. - Сегодня мы переживаем этап глобальной трансформации отрасли, - считает Александр Ткачев, министр сельского хозяйства РФ, - Растет спрос на продукцию, меняется структура отрасли в целом, увеличиваются потребности в мясе. Чтобы справиться с этими вызовами, необходимо внедрять новые технологии, которые изменят и производство, и образ жизни на селе. Сельское хозяйство постепенно превращается в высокотехнологичную инновационную отрасль. Однако у модернизации агрокомплекса есть и обратная сторона - высвобождение рабочей силы. Так, в Китае из-за роботизации отрасли 140 миллионов человек были вынуждены поменять профиль своей деятельности. Что касается российского АПК, то с 2005 года в нем высвободился один миллион человек. Часть из них стали фермерами и начали производить органическую продукцию, спрос на которую с каждым годом растет. На этот спрос планируют отреагировать и федеральные чиновники - в настоящее время идет подготовка правовой базы под этот сегмент производства. - Еще пятнадцать лет назад эксперты прогнозировали сегодняшнюю ситуацию в отрасли, когда по скорости внедрения высоких технологий только здравоохранение может конкурировать с АПК, - комментирует Андрей Фурсенко, помощник президента РФ, - У нас есть все возможности для развития, но нужно быть готовым, что запросы отрасли, как и потребителей, растут. Мы должны формировать преференции в области питания, чтобы не пойти по пути Китая. Фактически должно по-явиться новое направление - здоровьесбережение. Таким образом, эксперт считает, что развитие отрасли должно быть опережающим и формировать спрос потребителей благодаря достаточному производству продукции высокого качества. Для этого нужно увеличивать производство и строго контролировать качество продукции, используя высокие технологии. - Сегодня в АПК три глобальных тренда - это роботизация, селекция и генетика, информатизация. По нашим оценкам, суммарный эффект этих трендов будет составлять до 10 триллионов рублей к 2030 году, - говорит Олег Гощанский, председатель правления КПМГ в России и СНГ. Благодаря дальнейшему влиянию этих трендов к 2025 году производительность в отрасли должна вырасти на 25 процентов. Однако не надо видеть в новых технологиях угрозу сокращения рабочих мест, считает Мишель Шарук, вице-президент по глобальным операциям и трансформации IBM. Увеличатся требования к кадрам - и это более важный вопрос. Без подготовленных специалистов внедрение технологий невозможно. - Аграрные вузы должны стать консультационными центрами для всех участников рынка. Подготовка студентов должна вестись в тесном взаимодействии с наукой и бизнесом. Тогда мы сможем подготовить кадры, отвечающие потребностям отрасли, - говорит Ткаченко. Их подготовке призвана способствовать и федеральная научно-техническая программа до 2025 года, разработанная минсельхозом. Она предусматривает 50-процентное увеличение количества лицензионных соглашений сельхозпредприятий с научными организациями, а также 30-процентный рост доли высокотехнологичных сельхозпроизводителей. Таким образом, формально условия созданы, считают эксперты. Теперь главное - не нарушить сырьевой баланс. - Нельзя забывать об устойчивости развития - это основная концепция развития отрасли в мире, мы должны принимать во внимание интересы фермеров и хозяйств, - говорит Ив Пике, руководитель дивизиона Crop Science компании Bayer в России и СНГ. С ним соглашается и Владимир Рахманин, региональный представитель по Европе и Центральной Азии продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН. - До 2050 года нужно увеличить производство в отрасли в два раза. Мы это можем сделать, так как за пятьдесят лет производство увеличилось в три раза, за последние десять лет только урожайность зерновых выросла на сорок процентов. Но нам нужно сохранить ресурсы, - считает эксперт. Если все условия будут соблюдены, в совокупности с развитием российских региональных брендов у нас есть все возможности для выхода на мировые рынки продовольствия. Кстати Несмотря на внедрение новых технологий, справляться с погодой фермеры до сих пор не научились. Так, месяц назад первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов провел заседание межведомственной комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с организацией весенних полевых работ в Северо-Западном федеральном округе. В связи с погодными условиями по состоянию на начало мая яровой сев в округе был проведен на площади 22,5 тысячи гектаров, или 4,5 процента к прогнозу. В связи с этим Джамбулат Хатуов призвал принять все меры, чтобы наверстать упущенное и достичь запланированных в регионах показателей площадей ярового сева в оптимальные агротехнические сроки. Всего в текущем году площадь ярового сева в округе прогнозируется на уровне 496,3 тысячи гектаров. Общая площадь сельхозкультур с учетом озимых должна сохраниться на уровне прошлого года - 1,4 миллиона гектаров. Источник: rg.ru
  16. Известный афоризм гласит: «Хороший фермер тот, кто охотно поменялся бы местами со своими животными». Это про органическое сельское хозяйство, где животные и птицы проживают вполне счастливую и очень комфортную жизнь, в отличие от интенсивного сельхозпроизводства. Гуманное отношение к друзьям меньшим – один из основополагающих принципов органического сельхозпроизводства. Союз органического земледелия разбирается, каким образом это происходит в соответствии с недавно принятыми в России Национальными стандартами. Что такое органическое сельское хозяйство? Определение из Национального стандарта ГОСТ Р 56104-2014 «Продукты пищевые органические. Термины и определения»: «Органическое сельское хозяйство – производственная система, которая улучшает экосистему, улучшает плодородие почвы, защищает здоровье человека, и, принимая во внимание местные условия и опираясь на экологические циклы, сохраняет биологическое разнообразие, не использует компоненты, способные принести вред окружающей среде. Органическое землепользование сочетает в себе традиционные методы ведения хозяйства, инновационные технологии и современные научно-технические разработки, которые благотворно сказываются на окружающей среде и обеспечивают тесную взаимосвязь между всеми формами жизни, включенными в данную систему, поддерживают и обеспечивают их благоприятное развитие». Другой документ, ГОСТ Р 56508-2015 «ПРОДУКЦИЯ ОРГАНИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА Правила производства, хранения, транспортирования», содержит подробные правила содержания, ухода за животными и птицами. Основные факты Нацстандарта о гуманном отношении к животным и птицам Животные и птицы содержатся на свободном выпасе не менее 30-50% своей жизни. Т.е. они дышат свежим воздухом, гуляют без ограничений передвижения, едят естественный корм. Птиц и поросят нельзя содержать в клетке. В загонах для выгула, свиньи должны иметь возможность рыться. Водоплавающая птица должна иметь доступ к проточной воде, пруду или озеру, когда это позволяют погодные условия. Всем животным и птицам в любое время обеспечивается возможность самостоятельно выйти погулять на открытый воздух. В органическом сельском хозяйстве запрещено использование антибиотиков, гормонов, стимуляторов роста. Методы откорма на любой стадии процесса выращивания не должны приводить к возникновению необратимых процессов в организме животного. Принудительное кормление запрещено. И очень приятные детали – у животных и птиц должно быть достаточное жизненное пространство, позволяющее им принимать позы, свойственные животному, в частности, свободно стоять, легко ложиться на пол, поворачиваться, а также совершать естественные движения, например, вытягиваться или бить крыльями. Напомним, что все это не пожелания, а требования, прописанные в стандарте, выполнение которых проверяет минимум раз в год инспектор сертифицирующего органа. Зона лежки (отдыха) должна быть создана удобная, чистая и сухая, достаточных размеров. И совсем вип-услуга — подстилка может быть улучшена и обогащена минеральными веществами (их список в приложении А российского Нацстандарта ГОСТ Р 56508-2015). Размножение происходит естественным способом. Не допускается использование техники трансплантации эмбрионов, клонирования и методов генной инженерии. Родившиеся млекопитающие не отлучаются от матери, выкармливаются натуральным молоком в течение следующих периодов: — для крупного рогатого скота, лошадей – не менее трех месяцев — овец и коз – не менее 45 дней — свиней – не менее 40 дней Длительность транспортирования поголовья должна быть сведена к минимуму. Погрузка и выгрузка животных осуществляется без применения любой электрической стимуляции для принуждения животных. Не допускается использование транквилизаторов до или во время транспортирования. Время транспортирования до бойни не должно превышать 8 часов, чтобы уменьшить стресс. Минимальный убойный возраст составляет: — 81 день для кур; — 150 дней для каплунов; — 49 дней для уток пекинской породы; — 70 дней для мускусных уток; — 84 дня для мускусных селезней; Существуют ограничения данных правил, но они строго регламентированы и описаны в приложениях к Национальному стандарту. В целом, органическое сельское хозяйство имеет самые жесткие регламенты из всех видов сельхозпроизводств. Оно обязано соблюдать все те правила, которые и так действуют на территории страны-производства, плюс обязательны к исполнению дополнительные требования, которые содержатся в стандартах данной отрасли. На всех этапах производства в органическом сельском хозяйстве происходит контроль независимыми инспекторами сертифицирующих компаний, в отличие от интенсивного производства, где контролируется лишь конечная продукция. «В органическом сельском хозяйстве коровы живут до 10-12 лет, тогда как в интенсивном редко проживают более 2 лет», — говорит Сергей Коршунов, Председатель Правления Союза органического земледелия». Факты об интенсивном сельском хозяйстве. По большей части очень печальные, такие, о которых совсем не хочется знать, когда кушаешь купленное в магазине мясо. Животные живут стойловым содержанием, т.е. в условиях тесноты, на привязи. Питаются искусственными кормами, редко в сочетании с естественными. Для профилактики и лечения их колят антибиотиками, дают стимуляторы роста для увеличения массы. Широко известны факты о птицах на стероидах, у которых мышечная масса растет быстрее скелета, из-за чего они не могут передвигаться, у них лопаются внутренние органы. Многие птицы и животные никогда не видят солнечного света и не знают, что такое свежий воздух. Птицам отрубают клювы, чтобы они не бились об клетки. Виктор Гюго говорил, что «во внутреннем мире человека доброта – это солнце». Органическое сельское хозяйство – это солнце сельхозпроизводства. Сознательное. Союз органического земледелия Источник: agroinfo.com
  17. В 2016 году Минсельхоз не обеспечил достижение почти половины показателей госпрограммы развития сельского хозяйства, сообщает Счетная палата. «Анализ эффективности реализации госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы показал, что в 2016 году Минсельхоз как ответственный исполнитель не обеспечил исполнение 18 из 47 контрольных событий. Из 132 показателей (индикаторов) достигнуты значения только 75, или 56,8%», — говорится в заключении контрольного ведомства. Кассовое исполнение расходов Минсельхоза на реализацию программы составило 10,1 млрд руб., или 97,6% утвержденных бюджетных ассигнований. Из 21 объекта капитального строительства в 2016 году введено только 14, из запланированных 38 проектно-изыскательских работ выполнено 21. В ходе проверки исполнения федерального бюджета Минсельхозом Счетная палата также выявила ряд нарушений. «В 2016 году Минсельхоз не обеспечил надлежащий контроль за соблюдением регионами условий предоставления субсидий, в результате чего с признаками нарушений были использованы средства федерального бюджета на сумму 1,3 млрд руб.», — указывают в Счетной палате. В связи с невыполнением регионами показателей результативности в бюджет было возвращено 311,7 млн руб. Источник: rns.online
  18. Сельское хозяйство в России превратилось в высокотехнологичную отрасль, заявил министр сельского хозяйства Александр Ткачев на сессии форума ПМЭФ-2017. «Сельское хозяйство превращается в высокотехнологичную, инновационную отрасль. Уже сегодня высокотехнологичные роботы способны разделывать мясо и рыбу, умные прицепные машины — сканировать растения, выявлять и уничтожать сорняки, использование беспилотников позволяет контролировать состояние посевов, планировать органические работы», — сказал Ткачев. Инновационные технологии позволяют создать предприятия, которые меняют всю цепочку производства продуктов от поля до прилавка, позволяют повысить контроль за качеством продуктов и гибко реагировать на изменения спроса, подчеркнул Ткачев. «Внедрение инноваций приводит к росту эффективности, растет урожайность», — отметил министр. Источник: rns.online
  19. В течение трех лет Роспотребнадзор разработает методики определения остаточного явления антибиотиков в продуктах питания и обучит специалистов из стран Евразийского союза современным методам их выявления в пищевой продукции. Как рассказали "Российской газете" в надзорном ведомстве, нормативы содержания антибиотиков в пище в России одни из самых жестких. По словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, допустимое содержание антибиотиков в мясе, птице и рыбе у нас значительно ниже, чем в странах Европы и в США. Так, если в странах Евросоюза допустимая норма содержания остатков антибиотиков в продуктах от 0,1 до 0,6 мг/кг, то у нас - не более 0,01 мг/кг. Но, тем не менее лекарственные вещества в продуктах питания присутствуют, и их не всегда удается обнаружить, так как, во-первых, нет четкой методики определения остаточных явлений антибактериальных средств, а, во-вторых, элементарно нет специалистов и лабораторий. Наводить порядок во всем этом теперь и будет Роспотребнадзор. Ежегодно ведомством исследуется около 20 тысяч проб пищевых продуктов на содержание антибиотиков. Удельный вес выявления антибиотиков в пищевых продуктах в последние десять лет снизился с 1,5 % до 0,5%. Чаще всего остатки антибиотиков обнаруживаются в молоке и молочных продуктах (до 1,1 %), реже всего - в продуктах детского питания (менее 0,1%). Чаще всего остатки анибиотиков обнаруживаются в молочных продуктах, реже всего - в детском питании Чем же опасны антибиотики, которые вводят сельхозживотным в целях профилактики и лечения, для человека? По данным Роспотребнадзора, в нашей стране антибиотики используются для лечения и профилактики заболеваний у животных, птиц, рыб и пчел. Также их добавляют в корма для крупного и мелкого рогатого скота, свиней и птицы. Но, убивая микробы в кормах животных, эти препараты остаются в мясе, которое продается в наших магазинах. Люди употребляют мясо, рыбу и мед и тоже получают определенную дозу антибиотиков. Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения Роспотребнадзора и НИИ питания называет ряд негативных факторов от воздействия антибиотиков. Помимо того, что эти препараты не слишком-то и полезны для здорового человека, вызывая аллергию, расстройства работы желудка и кишечника, они еще имеют свойство накапливаться в организме. И если вдруг человек заболеет и врач назначит сходные по составу препараты с теми, какие были в продуктах, они уже просто не подействуют на организм человека, лишив его, таким образом, одного из самых эффективных средств против инфекций. Как поясняют в надзорном ведомстве, проблема эта - мировая. По данным ВОЗ, объем используемых в ветеринарии антибиотиков для продуктивных животных, птицы и аквакультуры на сегодняшний день более чем в два раза превышает объем лекарственных средств, применяемых в медицине. Растут масштабы несанкционированного применения антибиотиков для обработки предназначенных для длительного хранения и транспортировки морепродуктов, морской рыбы, фруктов и овощей, в которых содержание этих средств не нормируется и, соответственно, не контролируется при поступлении на потребительский рынок. Каждая страна сегодня пытается найти какие-то альтернативы использованию антибиотиков в сельском хозяйстве. Например, Швеция и Дания полностью исключили применение антибиотиков в птицеводстве. Однако антимикробные средства допускаются там для лечения и профилактики заболеваний скота и птицы при наличии строгих показаний. В ряде стран Центральной Европы антибиотики заменяют на пробиотики - непатогенные для человека микроорганизмы, которые способны восстанавливать нормальную микрофлору органов, а также губительно воздействовать на патогенные и условно-патогенные бактерии. По словам Анны Поповой, в принятой сегодня Стратегии развития государственной политики обеспечения качества и безопасности пищевой продукции заложено и создание единой информационной системы прослеживаемости пищевой продукции, в том числе сведений об использовании на всех этапах пищевой сети антимикробных средств, организация мониторинга за безопасностью пищевой продукции, сокращение использования антибиотиков широкого спектра действия, в первую очередь тетрациклиновой группы. Как констатирует глава ведомства, Роспотребнадзор будет всеми возможными способами отстаивать научно обоснованную позицию по дальнейшему снижению уровней остаточных количеств антибиотиков в пищевых продуктах и совершенствовать систему контроля за содержанием препаратов в них. Ольга Игнатова Источник: rg.ru
  20. Британское деловое издание Financial Times опубликовало материал, в котором сообщило, что Россия переживает сельскохозяйственный бум, доказывающий, что рынок скрывает массу возможностей для инвесторов. Автор статьи Нил Бакли написал, что после того, как в 2014 году Запад ввел санкции против Москвы, а она ответила контрмерами, многие в России увидели в этом возможность для развития местных компаний и перспективы для импортозамещения. И хотя многие не верили в успех, сейчас можно с уверенностью говорить, что как минимум в сфере сельского хозяйства оптимизм оказался оправданным, передает РИА «Новости» Издание отмечает, что в 2016 году Россия стала крупнейшим в мире экспортером зерновых культур и сахарной свеклы, внутреннее производство свинины и курятины свело на «нет» необходимость их импорта. Кроме того, а объемы производства парниковых овощей в прошлом году выросли на 30% по сравнению с 2015 годом. Аграрный сектор сектор, вероятно, будет развиваться и дальше, поскольку рост прибыли позволяет фермерам вкладывать средства в технологии и закупать больше удобрений для улучшения ситуации в менее развитых сферах агропромышленного комплекса. Таким образом, сельскохозяйственные продукты стали второй основной экспортной статьей в России после нефти и газа. В середине марта президент Владимир Путин на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей заявил, что период адаптации экономики России к новым условиям практически прошел, ключевыми становятся задачи долгосрочного развития. Как уточнил президент, «увеличивается промышленное производство, в том числе в обрабатывающих отраслях», растет «сельское хозяйство». Источник: vz.ru
  21. В связи с ростом численности населения планеты потребность в инвестициях в агросектор неуклонно растет. По данным ФАО, для обеспечения продовольствием населения только 93 развивающихся стран, включая Россию, к 2050 году требуется около $209 млрд ежегодно. Причем это нижняя граница для поддержания существующего уровня при минимальных улучшениях. Каков объем инвестиций в российский агросектор сегодня? По данным Росстата, в период с 2010 по 2014 годы приток вложений в основной капитал (без земли) в сельском хозяйстве составил в среднем 429 млрд руб. в год, что эквивалентно порядка $13 млрд. В 2015-м данный показатель составил всего $8,5 млрд. Однако более объективную картину инвестиций в отрасль дает такой показатель, как вложения в основной капитал по виду деятельности «сельское хозяйство и охота» по крупным и средним организациям, то есть только по тем компаниям, которые сдают развернутую отчетность, без субъектов малого предпринимательства и без использования оценочных значений Росстата. Согласно этим данным, объем вложений крупных и средних компаний в АПК за 2010−2014 годы составил свыше 270 млрд руб., или $8,5 млрд в год. Существующие масштабы инвестиций не соответствуют ни внутренним потребностям отрасли, ни возрастанию ее роли глобального игрока. Обратимся к одному из макроэкономических показателей, такому как «потребление основного капитала» (consumption of fixed capital, представляет собой стоимостную оценку величины снижения стоимости основного капитала в сельском хозяйстве в результате физического и морального износа). По оценкам ФАО, применительно к России его величина в период 2010—2014 годов составила в среднем $10 млрд. Таким образом, с известной долей условности можно сказать, что потребность отечественного АПК в инвестициях только в простое воспроизводство составляет порядка $10 млрд в год. «Недоинвестированность» отрасли связана с двумя объективными обстоятельствами. Во-первых, это недостаточный объем прибыли и свободных денежных средств, создаваемых самим сектором. Так, число рентабельных сельхозорганизаций в 2015 году составило 3,7 тыс., а общая сумма прибыли — 335 млрд руб. При этом их общая задолженность по различным обязательствам (кредитам и займам и пр.) по состоянию на 1 января 2016-го достигла 1956 млрд руб. Во-вторых, это нехватка инвестиций, привлекаемых отраслью «извне». Речь, прежде всего, идет о способности агропрома работать со сторонними инвесторами, а не привлекать дорогостоящие кредитные ресурсы в условиях и без того высокой долговой нагрузки. Из множества причин низкого притока внешнего капитала в отрасль можно выделить три наиболее актуальных проблемы. Первая заключается в неготовности большинства хозяйств как объектов инвестирования. Что означает непрозрачность, отсутствие четкого понимания объемов и справедливой стоимости собственных активов («не знаем, чем владеем») и пассивов («не знаем, кому и сколько должны»), достоверной отчетности, четко выработанной производственной и сбытовой стратегии («не знаем, что будем производить и кому продавать даже в среднесрочной перспективе»), рационального бизнес-планирования. Отдельно следует обратить внимание, что сельхозпредприятия не располагают возможностью и традициями привлечения специалистов, имеющих опыт работы в инвестиционной сфере. Чтобы решить эту проблему, бизнес должен понять себя, оценить, что он представляет собой как объект инвестирования. Важно также подготовить и реализовать программу повышения собственной инвестиционной привлекательности. Таким образом компании сделают важный шаг на пути позиционирования себя как объекта для вложений. Вторая проблема — неразвитость земельных отношений. Зачастую земли сельхозназначения как основной актив хозяйствующих субъектов характеризуются преобладанием «переходных» форм собственности (долевая собственность) и незавершенностью земельной реформы. В частности — «распыление» собственности на землю среди большого числа экономически слабых владельцев, не обладающих ресурсами, компетенциями и мотивацией для развития. По данным Минсельхоза, на 2014 год в частной собственности находилось 128 млн га земель сельхозназначения, из них 92 млн га, или 72%, составляли земельные доли. За юридическими лицами числилось лишь 15 млн га, или 12% от площади, находящейся в частной собственности, или 4% от всей земли сельхозназначения. Кроме того, мешают ограничения оборота агроземель, находящихся в долевой собственности (препятствие для концентрации и формирования залоговой базы), «неустойчивость» арендных отношений с участниками долевой собственности, низкое качество юридического оформления прав на земельные активы. Большинство факторов, связанных с состоянием земельных отношений, находится за пределами влияния бизнеса. Однако улучшение структуры земельного банка, повышение качества юридического оформления земли будет способствовать росту стоимости агроактивов и их инвестиционной привлекательности. Неразвитость инвестиционной инфраструктуры, ориентированной на аграрный сектор — это третья важная причина, ограничивающая приток инвестиции в АПК. В России недостаточно специализированных инвестиционных институтов, в фокусе которых находится сельское хозяйство. Также ограничено число публичных агрокомпаний, присутствует «информационная закрытость» многих участников рынка, низкий уровень отраслевых компетенций инвестиционных посредников и консультационных компаний. По-прежнему не хватает специализированных фондовых площадок: в настоящее время на Московской бирже даже отсутствует такой индекс, как «сельское хозяйство». Здесь многое зависит от самого бизнеса. Необходимо развивать культуру взаимодействия с инвестиционным сообществом. Важным инструментом тут могут выступить отраслевые конференции, тематические семинары, специализированные информационные ресурсы. Инвестиционное и экспертное сообщества должны сделать шаг навстречу агросектору в части разъяснения критериев инвестирования и методологии взаимодействия. Справка: Дмитрий Потапенко - управляющий партнер консалтинговой группы «Агроинвестсервис» Дмитрий Потапенко Источник:www.agroinvestor.ru
  22. Внедрение ИТ в сельское хозяйство обсудят на конференции «Информационные технологии на службе агропромышленного комплекса России» С 5 по 6 апреля при поддержке Минсельхоза России впервые пройдет конференция «Информационные технологии на службе агропромышленного комплекса России». Цель конференции – анализ применения информационных технологий в агропромышленном комплексе и оценка потенциала модернизации отрасли за счет массового применения ИТ-систем. В мероприятии примут участие директор департамента развития и управления государственными информационными ресурсами АПК Минсельхоза России Игорь Козубенко, представители Российского государственного аграрного университета - МСХА им. К.А. Тимирязева, Национального движения сберегающего земледелия и бизнеса. «Мы должны обеспечить внедрение информационных технологий в работу каждого хозяйства. Сегодня рынку требуются отечественные программные продукты, и это серьезно стимулирует российских программистов», - отметил Игорь Козубенко. Участники сессий обсудят информационные технологии в социальной сфере села, связь для агропромышленного комплекса, ИТ-инфраструктуру, точное земледелие, логистику и ритейл, а также многие другие актуальные вопросы. Ожидается, что в мероприятии примет участие более двухсот человек, среди которых руководители и специалисты ИТ-служб органов государственной власти, учреждений и крупных корпораций АПК, предприятий пищевой промышленности, ИТ-компаний и другие. Источник: mcx.ru
  23. 20 марта 2017 года подведомственный Россельхознадзору ФГБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» посетили представители Министерства сельского, лесного и рыбного хозяйства Японии в рамках рабочего визита в Российскую Федерацию с целью ознакомления и оценки российской системы по обеспечению безопасности производимой продукции птицеводства (сырого мяса птицы) и оценки по риску доступа указанной продукции на японский рынок. Специалисты ФГБУ «ВНИИЗЖ» рассказали делегации о научной деятельности Центра, подробнее остановившись на методах диагностики и профилактики экономических значимых болезней животных и птиц, а также разработках ветеринарных препаратов и диагностических наборов на базе ФГБУ «ВНИИЗЖ». Специалистами Центра был представлен подробный отчет по эпизоотической ситуации по особо опасным заболеваниям на территории Российской Федерации, в частности, по высокопатогенному гриппу птиц. В ходе встречи стороны обсудили перспективные направления двустороннего сотрудничества в области сельского хозяйства, а именно возможность предоставления Российской Федерации права экспорта сырого мяса птицы в Японию, также предоставления российской стороне права самостоятельно проводить аттестацию предприятий на экспорт своей птицеводческой продукции в Японию. По окончанию визита были подведены итоги. Прошедшая встреча стала продуктивной для всех участвующих в мероприятии сторон. К деятельности ФГБУ «ВНИИЗЖ» был проявлен интерес со стороны участников совещания. Источник: Пресс-служба ФГБУ «ВНИИЗЖ»
  24. Биотехнологии Дальневосточного федерального университета (ДВФУ, Владивосток) разрабатывают новый кормовой белок, способный заместить импортную продукцию, сообщает пресс-служба университета. "Инновационная технология будет основана на использовании дешевого сырья из сельскохозяйственных отходов и позволит производить концентрированные корма для разных отраслей животноводства", - говорится в сообщении. Отмечается, что разработки ведутся в рамках создания территории опережающего развития (ТОР) "Надеждинская" в Приморье, где к концу 2018 года планируется наладить высокотехнологичное производство кормового микробиологического белка. По словам руководителя проекта, доцента кафедры товароведения и экспертизы товаров Школы экономики и менеджмента (ШЭМ) ДВФУ Оксаны Сон, отечественное животноводство недостаточно обеспеченно кормовым протеином, который является источником важнейших аминокислот. При этом большая его часть импортируется из-за рубежа, создает определенные угрозы для продовольственной безопасности России. В настоящее время ученые ДВФУ разрабатывают специальные штаммы микроорганизмов, которые будут наращивать свою биомассу и ферментировать кормовой белок на дешевом сырье из сельскохозяйственных отходов. Разработанный кормовой микробный белок и комбинированные корма с заданным аминокислотным составом, будут упакованы и отправлены комбикормовым заводам из различных регионов России. Источник:www.interfax-russia.ru
  25. Очередное выездное заседание фракции «Единая Россия» будет посвящено вопросам сельского хозяйства. Об этом сообщили в пресс-службе секретаря генсовета партии Сергея Неверова. Заседание состоится 14 марта. Как отметил секретарь генсовета, на него приглашен министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Ранее фракция «Единая Россия» провела три выездных заседания. Темами обсуждения на них стали федеральный бюджет на 2017 год и плановый период 2018–2019 годов, а также вопросы развития транспортной отрасли. В заседаниях принимали участие глава кабмина Дмитрий Медведев, а также федеральные министры и главы профильных ведомств. Источник: izvestia.ru
×
×
  • Create New...

Important Information

Обновлены следующие документы: Terms of Use Privacy Policy