Jump to content
НЕЗАВИСИМЫЙ ПОРТАЛ
ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ МЯСНОЙ ИНДУСТРИИ
Sign in to follow this  

Глава "Русагро" о кризисе и новых технологиях в сельском хозяйстве



Гендиректор «Русагро» Максим Басов в интервью RNS рассказал о предпосылках нового кризиса в сельском хозяйстве из-за избытка инвестиций, неизбежности применения ГМО и антибиотиков в пищевой промышленности и о том, при каких условиях Россия обгонит США в развитии высоких технологий агробизнеса.

 

Как аномально холодное лето отразится на сельском хозяйстве?

 

Сказать точно невозможно. Период созревания сельскохозяйственных культур разный и зависит от воздействия внешней среды. Поэтому, какой будет урожай, можно будет сказать только тогда, когда начнется уборка. Но сейчас точно понятно, что в развитии культур есть отставание. Особенно это касается всех яровых — от ячменя и кукурузы и до сахарной свеклы. В Центральной России отставание составляет где-то около 10 дней, но отставание в развитии ряда культур может быть компенсировано.

 

В целом мы не ожидаем никакого серьезного сокращения урожая. Мы считаем, что урожай зерна будет очень большой, особенно урожай озимой пшеницы. Урожайность по яровым, скорее всего, будет меньше, хотя, возможно, озимые практически компенсируют этот недостаток. Многое зависит от кукурузы — это очень урожайная культура, и ее урожайность растет. Есть отставание по сахарной свекле, но ее посеяли на 10% больше. Средняя урожайность, возможно, будет ниже, но урожай сахарной свеклы все равно будет гигантский, и опять у нас будет огромное количество сахара. Подсолнечника тоже ожидаем довольно много.

 

В общем, будет очередной большой урожай, и это плохо для сельхозпроизводителей, потому что означает, что будет давление на цены.

 

Вырастет экспорт?

 

Да, но дело в том, что цена на внутреннем рынке, во всяком случае в Европейской части России, часто превышает экспортную альтернативу. У нас об этом мало кто знает, но Центральный федеральный округ является дефицитным, например, по зерну. Цена там обычно немного превышает экспортную альтернативу, что и понятно, потому что ЦФО докупает зерно у других регионов, например Поволжья. Большой урожай приводит к снижению цены по всем культурам. А для сельхозпроизводителей, как правило, меньший урожай означает большую доходность. Но что плохо для производителей, хорошо для потребителей.

 

Возможно снижение цен на продукты?

 

Конечно, возможно.

 

В каких пределах?

 

Зависит от курса. Тут очень много неопределенности. Сейчас мировая цена на зерновые выросла, но она может упасть. Цена на сою находится на среднем уровне и падает. Цена на сахар находится на среднем уровне, она может и вырасти. Но в целом мы ожидаем, что цены на сельхозкультуры в этом году будут выше, чем в прошлом.

 

Глава Минсельхоза Александр Ткачев неоднократно говорил, что укрепление курса рубля разорительно для аграриев. Это так?

 

Абсолютно. Я думаю, что если мировые цены будут низкими, а рубль будет крепким, то ряд закредитованных компаний обанкротятся или будут куплены.

 

Как вы оцениваете политику ЦБ в текущих условиях?

 

Не мне ее оценивать. То, что ЦБ действует аккуратно и эффективно, вопросов нет. Все зависит от цели: если это борьба с инфляцией и других целей нет, естественно, ЦБ будет делать все, чтобы снизить инфляцию. И он это сделал. Хотя, на мой взгляд, это неправильная политика. Я — монетарист-либерал. Считаю, что ставки в экономике слишком высокие, и на месте ЦБ я бы более активно снижал ставки, уменьшал переток капитала в carry trade. Инфляция была бы чуть выше, зато экономика чувствовала бы себя лучше. Но сейчас вектор движения правильный, поэтому это только вопрос времени.

 

Какой курс рубля выгоден для сельхозпроизводителей?

 

Чем ниже, тем лучше. Мы будем зарабатывать в любой ситуации, но есть два отрицательных момента. Во-первых, чем сильнее рубль, тем хуже для сельского хозяйства и особенно растениеводства. Сахарная и масложировая отрасли могут снизить цены за счет сельхозпроизводителя, а сельхозпроизводитель — последний в цепочке. Снижение цен из-за курса, например на удобрения, однозначно не компенсирует снижение цен на готовую продукцию.

 

Вторая проблема — это резкое укрепление рубля, которое последний раз, например, произошло в середине сезона. В результате мы купили сырье по более высоким ценам осенью, а сейчас продаем готовую продукцию по низким ценам. Чем слабее рубль, тем растениеводам лучше, никаких сомнений в этом нет.

 

Господдержки становится все меньше и меньше

 

Достаточно ли субсидий выделяет Минсельхоз?

 

Господдержки становится все меньше и меньше. Трудно сказать, правильно это или нет. С государственной точки зрения, наверное, это правильно. Я считаю, что отрасль, которая зарабатывает хорошие деньги, не должна привлекать много государственных субсидий на поддержание доходности, на краткосрочное кредитование. Это правильно, но, конечно, нам не хватает. Мы получаем денег в разы меньше, чем получали в прошлом году. За весь первый квартал мы получили около 18 млн рублей субсидий. Это очень мало.

 

Важно, чтобы все были в одинаковых условиях. Мы всегда будем это отстаивать. Нельзя, чтобы были регионы-любимчики или компании-любимчики.

 

Кроме того, я считаю, что поддержка государства должна быть сосредоточена на инвестициях в отрасли, в которых возможен рост и еще нет профицита производства. У нас профицит производства практически везде, но правительство выбрало правильные направления — это сады, теплицы, молоко и говядина. Хотя теплицы и говядина — сомнительны, мы считаем, что они не окупаются при свободной торговле.

 

Почему?

 

Потому что Россия, если не брать салат, а брать, например, томаты, едва ли будет конкурентоспособна при сильном рубле и открытых рынках с Ираном, Азербайджаном и Турцией. Просто у нас гораздо меньше солнца.

 

Молоко и фрукты — очень хорошие направление. Расширять производство по остальным направлениям бессмысленно, потому что это приводит только к кризису.

 

Сейчас главная поддержка государства — это открытие экспортных рынков. Потому что мы оказались зажаты: у нас укрепляется рубль, ужесточается конкуренция, за счет внутреннего рынка мы расти уже не можем, а внешние рынки закрыты. И здесь самое важное, что может сделать для нас государство, — открыть рынки.

 

Какие рынки в приоритете?

 

В первую очередь это рынок Китая. Также интересен рынок Японии, Кореи, Узбекистана, Ирана — рынки, на которых у нас есть логистические преимущества. Но нам нужна помощь, потому что мы, как частные компании и даже как ассоциации, не в состоянии это сделать. Другие государства десятилетия этим занимаются. Мы только недавно возникли как серьезный экспортный игрок.

 

Какие самые большие сложности, на ваш взгляд, по открытию китайского рынка? Уже несколько лет идут разговоры о том, что мы вот-вот его откроем, начнем поставлять мясо и зерно, но пока результатов нет.

 

На мой взгляд, все сложности находятся на китайской стороне. И сложностей там много: во-первых, это бюрократическая процедура, которая занимает годы. Во-вторых, конкуренция. Существующим игрокам на рынке, как китайским, так и иностранным, невыгодно, чтобы Россия туда пришла. А Россия все-таки не такой важный партнер для Китая, как, например, США. Это сложный процесс, но его надо пройти.

 

Сколько еще времени займет открытие этого рынка?

 

Это вопрос политический, он находится на уровне президента. Я думаю, что если Владимир Путин занялся, то рано или поздно мы сможем это сделать. Без развития экспортных рынков не будет никакого дальнейшего развития, потому что мы уже практически пришли к импортозамещению.

 

Какую долю Россия может занять на китайском рынке мяса?

 

Китай — крупнейший потребитель свинины, они потребляют 57 млн тонн (свинины в год. — RNS). При этом у них очень большой объем контрабандного импорта. Официально они импортируют чуть больше 2 млн тонн, а неофициально — еще около 2 млн. Россия всего производит 3,5 млн тонн свинины. Мы можем и миллион туда (поставлять. — RNS), теоретически можем и 3 млн тонн поставлять, если будем столько делать.

 

Китай сейчас становится крупнейшим в мире импортером сахара, он является крупнейшим в мире импортером сои. Несколько лет назад он стал крупнейшим импортным рынком продовольствия, обогнав Японию, которая сейчас второй крупнейший рынок. Это огромные рынки, мы должны с ними работать.

 

Как развивается сотрудничество с Японией?

 

У нас есть меморандум с одним из японских торговых домов — Mitsui. Сейчас выбрали девять проектов, они связаны в том числе с выходом на японский рынок нашей свинины, курицы, сельхозтоваров, сои и зерновых. Также мы изучаем сейчас с японцами проекты в России, связанные с автоматизацией наших производств. Некоторые технологии мы уже внедряем в сахарную отрасль.

 

То есть вы поставляете зерно и мясо в обмен на технологии?

 

Да. Хотелось бы наоборот, но каждый должен работать исходя из своих естественных преимуществ. Россия — это огромный производитель сырьевого товара, а японцы — признанные специалисты по автоматизации.

 

Вы уже что-то начали поставлять в Японию?

 

Мы сейчас один из лидеров, наверное, даже крупнейший поставщик российского зерна в Японию. Пока объемы по сравнению с мировыми, конечно, маленькие — Япония импортирует 20 млн тонн кукурузы, у нас они купили около 50 тыс.

 

Вы рассчитываете нарастить экспорт кукурузы?

 

Мы серьезно не нарастим объемы. Но даже 100–200 тыс. тонн кукурузы для нас хороший объем. Кукурузу мы поставляем с Дальнего Востока, и на сегодняшний день Китай — это лучший рынок для нас.

 

С нами граничат три из четырех крупнейших импортных рынка — Китай, Япония и Южная Корея. Россия может быть серьезным поставщиком, и нужно пробиваться. Самое главное — это мясо, продукт с большой добавленной стоимостью. В первую очередь курица и свинина, в меньшей степени — говядина.

 

Видите ли угрозу для экспорта мяса из-за АЧС?

 

В Европе тоже есть АЧС, но они отгружают продукцию в Китай. В США есть PED — атипичная пневмония свиней. В целом это политический вопрос, а остальное — зацепки.

 

В России ситуация по АЧС ухудшается? В декабре вы говорили, что она близка к катастрофической.

 

Она тяжелая и ухудшается. Некоторые крупные компании, даже наши крупные современные и эффективные конкуренты, тоже получили эту болезнь. Мы боремся с этим.

 

А «Русагро» это затронуло?

 

К счастью, нет.

 

Роботизация неизбежна. Это произойдет в ближайшее время во всем мире.

 

Как вы оцениваете перспективы трансформации сельского хозяйства в высокотехнологичную отрасль?

 

Наше сельское хозяйство пока не стало высокотехнологичной отраслью, но станет. У растениеводства нет другой альтернативы: при сильном рубле нужен рост урожайности, а он может быть достигнут несколькими инструментами. Самый эффективный инструмент, на мой взгляд, это внедрение автоматизированного точного земледелия. Вторым инструментом является использование адаптированных под российские условия семян. Третьим инструментом является орошение, ну а четвертым — общие менеджерские усилия по повышению качества управления и внедрению более современных технологий. Но самые главные два фактора — автоматизированное точное земледелие и семена.

 

То есть пока у нас сельское хозяйство — технически отсталая отрасль?

 

Смотря с чем сравнивать. Европа, по правде говоря, очень отсталая. Она не является лидером по автоматизации и никогда не будет являться, потому что там работают маленькие фермеры. В Европе просто лучше погодные условия. Например, во Франции, наверное, лучшие погодные условия, если не брать только некоторые зоны Бразилии. Там очень много влаги, хорошая почва, тепло. У нас такого нет. Если сравнивать с Америкой, конечно, мы отстаем. Нам и надо сравнивать себя с Америкой, со странами, где развивается промышленное сельское хозяйство. Думаю, мы их догоним.

 

Через 20–30 лет?

 

Крупные холдинги — через пять лет. Средние компании, наверное, будут вымываться потихонечку. Технологии внедряют в основном крупные компании, им это нужно, у них на это есть деньги. Да, будут дроны, будут машины-автоматы. Мы занимаемся этим, у нас очень крупный проект. Через три года мы планируем сделать большую часть работы, если не принимать во внимание непосредственно роботов. Все, что связано с созданием экспортных систем, будет сделано.

 

А дроны будут?

 

Роботы — это отдельно. Часть роботов — да, часть — нет. С роботами просто сложнее. Идут споры, нужно или не нужно (их применять. — RNS). По закону у нас дроны не могут использоваться законно, потому что это малая авиация.

 

Пока речь идет о том, что мы точно будем измерять состояние полей, оптимизировать автоматические работы наших агрегатов. Мы будем сначала через экспертные системы, а потом через полуавтоматические и автоматические алгоритмы принимать решения о сроках и технологии работ в полях.

 

Дорого внедрять такие технологии? Какая у вас инвестпрограмма на них предусмотрена?

 

Все относительно. 1 млрд рублей. Недорого, ведь это то, что надо сделать.

 

Как вы относитесь к биоиженерным технологиям в сельском хозяйстве, например созданию семян с улучшенными свойствами?

 

Это неизбежно. Но мы только законной деятельностью занимаемся на территории Российской Федерации. В России ГМО пока запрещены, поэтому мы этим не занимаемся. Но селекцией, конечно, занимаемся.

 

Закон о запрете ГМО тормозит развитие сельского хозяйства, на ваш взгляд?

 

То, что он тормозит развитие сельского хозяйства, для меня очевидно. Опасно или не опасно — невозможно это сказать, никто этого не скажет. Что такое ГМО? В природе постоянно происходят мутации, это основа изменчивости. ГМО — это нацеленная ускоренная мутация, а иногда не просто мутация, но и так называемый трансген, скрещивание элементов, которые бы не скрестились в природе. Последствия этого невозможно предугадать.

 

Опасность в этой технологии действительно существует. Но если речь идет только об ускорении мутаций и это будет делаться под контролем общества, то, наверное, правильно. Но риск есть. Поэтому пусть правительство решает. Я считаю, что в любом случае это неизбежно. Весь мир к этому придет. И не только в растениях, но и в животных, и в людях.

Мне кажется, мы стоим на пороге больших изменений.

 

Животноводческие хозяйства злоупотребляют антибиотиками?

 

Применение антибиотиков тоже неизбежно. В промышленном сельском хозяйстве без антибиотиков невозможно — их применяют все промышленные компании. Другое дело, какие антибиотики применяются и в каком объеме. В принципе, у нас в стране достаточно хорошо за этим следят, и я не думаю, что здесь есть какие-то большие проблемы. Если человек может себе позволить покупать животных не с промышленного хозяйства, то пусть это делает, но там у него другие риски. За качество мяса, купленного на рынке, никто не отвечает. А когда мясо покупают в магазине, за качество отвечают магазин и производитель. Риски есть везде вокруг. Человек должен сам решать.

 

В России продукты питания гораздо здоровее, чем, например, в США. В США используются гормоны роста, которые в большинстве стран мира запрещены. А в Китае люди вообще отравляются пачками. Поэтому я считаю, в России одни из самых лучших продуктов, а дальше каждый принимает решение сам.

 

То есть альтернативы антибиотикам нет и от них нельзя отказаться?

 

Если речь идет о массовом недорогом продукте, то нет. Потому что вирусы и бактерии тоже мутируют. Понятно, что они вокруг нас.

 

Не считаете избыточным контроль со стороны надзорных органов, в частности Россельхознадзора?

 

В целом я считаю, что глобально контроль избыточен, а в нашей стране он недостаточный. Например, на производстве происходит заболевание вирусом АЧС и птичьего гриппа. Компания должна остановить производство, но вместо этого она продолжает производить, и продукция, зараженная вирусом, расходится по стране.

 

К сожалению, у нас очень низкое доверие в обществе. Выстраивать его можно двумя путями. Наверное, более правильный путь — это убрать жесткий контроль и дать время, десятилетия, чтобы постепенно общество самоорганизовалось. Другой путь — усилить контроль, чтобы в отсутствие доверия не допускать опасные вещи.

 

Вообще я за самоорганизующиеся системы, считаю, что ответственность должна передаваться ассоциациям. Мы сами знаем, кто чего стоит и кто что делает. Но для того, чтобы принимать такие решения, существует руководство страны.

 

Внедрение инноваций приведет к уменьшению числа фермеров?

 

Роботизация неизбежна, это произойдет в ближайшее время во всем мире. У России здесь, наоборот, есть некоторое преимущество, потому что, во-первых, у нас сильная инженерная школа. Во-вторых, у России огромная территория и ожидается дефицит рабочей силы из-за старения населения и демографической ямы. Государство должно это понимать и разрабатывать системы переквалификации. Людей должны переобучать, людям должны помогать путешествовать.

 

На нашу экономику влияют три фактора: мировая цена на мясо, мировая цена на сахар и курс рубля.

 

Как вы оцениваете политику импортозамащения? Не разочаровались в ней?

 

По факту импортозамещение произошло из-за вложенных инвестиций, и в том числе из-за падения курса рубля. Я не склонен переоценивать, здесь велика роль государства. Просто произошло снижение наших затрат в долларах за счет более дешевого рубля или рост наших цен в рублях.

 

А продэмбарго?

 

Это нас не коснулось. Это относится к сырам, овощам, фруктам и рыбе.

 

То есть вас отмена продэмбарго не пугает?

 

Нет. Мы никак от этого не зависим. Сахар и свинина завозятся из Бразилии. Если бы пошли в теплицы, конечно, нас бы это волновало. А так нас волнует только курс рубля. Кроме погоды, есть три главных фактора, влияющих на нашу экономику: мировая цена на мясо, мировая цена на сахар и курс рубля.

 

В первом квартале этого года «Русагро» отчиталось об убытках и связывало это с укреплением курса рубля. Сейчас ситуация меняется?

 

Во-первых, курс несколько ослаб. Во-вторых, это было связано с тем, что мы купили сырье по высоким ценам в четвертом квартале. Частично это сырье уже было сработано в первом-втором квартале. Конечно, мы будем работать с прибылью.

 

Какой рост прибыли ожидаете по итогам 2017 года по сравнению с прошлым?

 

Мы не даем таких прогнозов, потому что очень высока неопределенность. Первый квартал традиционно самый слабый в нашей компании.

 

Какие ключевые задачи по развитию «Русагро» в краткосрочной и долгосрочной перспективе? Вам интересно развитие бизнеса в каких-то новых областях?

 

Если говорить на краткосрочный период, то в мясном бизнесе у нас главная задача — это наращивание производства. Мы сейчас делаем инвестиционные проекты, которые увеличат производство нашей компании везде. Дополнительно к этому мы рассматриваем выход в производство курицы на Дальнем Востоке. Еще одна наша задача — выйти на розничный рынок мяса и войти в тройку лидеров на потребительском рынке свинины. Не менее важным направлением является открытие экспортных рынков, в первую очередь Китая.

 

В сахарной отрасли у нас кризис из-за профицита производства. Здесь главные задачи для нас — это также развитие экспортного направления, дальнейшее расширение производства на существующих предприятиях, возможная покупка банкротящихся предприятий и снижение издержек.

 

В сельском хозяйстве самое важное — добиться роста урожайности. Для этого мы реализуем проект автоматизированной системы точного земледелия и занимаемся развитием собственной семенной базы — пока в качестве генетиков. Производить мы можем где угодно, но сначала мы должны вывести семена с улучшенными свойствами.

 

Масложировая отрасль тоже в кризисе, здесь главная задача — консолидация. Нам надо либо покупать активы, либо сливаться с кем-то. Я думаю, в течение года мы определимся.

 

Помимо этого, мы сейчас активно изучаем возможности по инвестированию в молочную отрасль. Думаю, что в ближайшие 12 месяцев мы найдем возможность зайти в этот бизнес.

 

Недавно сообщалось, что основной владелец «Русагро» Вадим Мошкович будет развивать с акционером «Магнита» Алексеем Богачевым проект по молоку в Тамбовской области.

 

Этот проект пока к «Русагро» не относится.

 

Какие проекты рассматривает компания?

 

В первую очередь мы рассматриваем Дальний Восток, там самая лучшая экономика из-за господдержки. Это Приморский и Хабаровский край. На Тамбовскую область мы тоже смотрим, но пока решений никаких нет.

 

А производство говядины вас интересует?

 

Нет. Говядину мы считаем неокупаемой. Там вся экономика связана с субсидиями.

 

Планирует ли «Русагро» расширять линейку готовых брендов?

 

В сахаре у нас есть бренды во всех сегментах. В мясе один бренд, но в мясной бизнес мы только заходим. Запустили производство и будем выходить на запланированные мощности, развивать торговые марки и ассортимент. Мы точно будем развивать нашу линейку готовой мясной продукции. Это один из стратегических вопросов на ближайшие пять лет.

 

На рынке мяса будет присутствовать нескольких компаний, начнется война. Кстати, сейчас свинина — продукт номер один по росту в торговых сетях. Потребление свинины продолжает расти, насколько мне известно, и в том числе потому, что ни мы, ни сети не зарабатываем на переработке. Мы даем потребителю достаточно дешевый продукт, чтобы он начал его потреблять. Свинина получается даже дешевле, чем курица. Сегодня свинина уже как минимум не проигрывает конкуренцию курице, а в прошлом году даже долю у курицы забрала. Это очень хорошая ситуация. Потребитель выигрывает.

 

Не планируете запускать собственные торговые сети?

 

Пока нет. Это отдельный, очень сложный и очень конкурентный бизнес.

 

Ресторанный бизнес вас не интересует?

 

Нет.

 

Недавно сообщалось, что вы увеличили долю в компании до 7,1%.

 

Да, чуть-чуть. У меня не так много свободных денег, но да.

 

В перспективе хотели бы еще увеличить?

 

Посмотрим. Будут обстоятельства хорошие, буду увеличивать. Я считаю, что сейчас цена акций невысокая. Она выросла с 6 до 18 ($ за акцию. — RNS), сейчас опять упала до 11,5. Мы находимся на среднем уровне, но сейчас такая сезонная ситуация. Как я сказал, мы переходим через кризис, это очевидно. У нас будет серьезный рост показателей по мере реализации наших проектов на Дальнем Востоке и в Тамбовской области и с ростом производительности труда. Мы настроены на рост компании. Мы уверены и считаем, что она вырастет еще в несколько раз. Но конкуренция ужесточается, это факт. И рубль укреплялся, что нам не на пользу.

 

На Дальнем Востоке такие же сложности, как и везде.

 

«Русагро» сейчас реализует масштабный сельскохозяйственный проект на Дальнем Востоке, строятся свинокомплексы, комбикормовый завод, зернохранилище. Как продвигается его реализация?

 

С некоторым отставанием, но идет. Мы первых животных поставим уже в начале следующего года, соответственно, они будут расти. Первая продукция выйдет на рынок в конце следующего года.

 

Вы говорили, что еще собираетесь развивать производство курицы на Дальнем Востоке.

 

По курице мы сейчас прорабатываем инвестиционный проект и до конца года представим его на совет директоров.

 

А какие-то параметры проекта можете раскрыть? Какая у него будет мощность?

 

Мощность — 80–100 тысяч тонн в год. Пока других деталей нет.

 

Какие инвестиции готовы вложить в его реализацию?

 

Около 20 млрд рублей.

 

Проект будет ориентирован на экспорт или на внутренний рынок?

 

Все ориентировано на внутренний рынок, потому что экспортные рынки еще не открыты.

 

В прошлом году говорили, что $1 млрд готовы вложить в переработку молока в Приморье.

 

40 млрд рублей пока.

 

Проект по производству молока на Дальнем Востоке тоже планируете вынести на совет директоров до конца года?

 

Да.

 

Рассматриваете ли развитие аквакультуры на Дальнем Востоке?

 

Это хороший бизнес, но маленький для нас. Мы им не будем заниматься. Он маленький, высока доля ручного труда, автоматизировать тяжело.

 

Минсельхоз утверждает, что за рубежом плохо знают традиционные российские продукты, и разрабатывает концепцию продвижения за рубеж русских продуктовых брендов по аналогии с «пармской ветчиной». Вы не думали о создании такого регионального бренда, например «дальневосточный хамон»?

 

Такие вещи — это дело правительства. Мы развиваем собственные бренды. В Китае мы продаем масло «Маслава» и будем продавать еще другой бренд. Если откроют рынок свинины, будем думать, поставлять под нашим или под китайским брендом. То же самое, если начнем производить молочные продукты. Мы не видим смысла делать один бренд на разные продукты. Мы будем делать под каждое направление свой бренд.

 

В Китае рынок большой, несомненно. Этим надо серьезно заниматься. Но нас там не ждут, там большая конкуренция. У нас есть естественные преимущества, мы просто должны научиться их использовать.

 

В России очень много денег. Денег много, а куда инвестировать — непонятно.

 

Вы сказали, что «Русагро» заинтересована в покупке активов. Есть конкретные планы?

 

Что-то купим – сообщим. В России вообще очень много денег, а куда инвестировать непонятно. Потому что экономика очень медленно развивается в силу политических, социальных и макроэкономических причин. Отрасль привлекла слишком много капитала, поэтому очень сложно расти. У нас на счетах сейчас 24 млрд рублей лежат. Мы хоть завтра готовы их потратить, с тем чтобы они окупились. Но мы достаточное количество таких проектов найти пока не можем. Ищем.

 

В сельское хозяйство переинвестировано. Туда пришло много игроков из других отраслей и компаний — например, бывший менеджмент «Лукойла» (в феврале 2017 года структура бывшего топ-менеджера «Лукойла» Сергея Кукуры договорилась о выкупе российских сельскохозяйственных активов у шведского холдинга BEF. — RNS). Они покупают активы, за которые мы никогда бы столько не заплатили. Я не говорю, что они не правы, а мы правы. Но у нас разные точки зрения.

 

Я думаю, ближайшие пару лет будет кризис. Инвестиции не окупаются, те, кто инвестировал, потеряли деньги, и будет происходить консолидация. Так было во всех странах: была активная фаза роста, сейчас будет активная фаза консолидации, и потом, возможно, будет рост на другой основе — либо на основе новых технологий, либо новых экспортных рынков.

 

В апреле суд признал «Разгуляй» банкротом. Какую часть долга «Русагро» удалось взыскать?

 

Активы мы купили за сумму, которая нас устроила, и остаток денег взыскали, то есть ничего не потеряли. Сейчас будем смотреть на ситуацию. Какая будет окупаемость, неизвестно — это зависит от того, какие цифры будут по результатам, по урожаю и по ценам. Но мы довольны сделкой. Ожидаем, что до пяти лет мы окупим эти инвестиции, что очень хорошо.

Там все активы были распроданы, все деньги, которые возможно, возвращены, а оставшаяся часть просто будет списана.

 

Недавно была информация, что «Русагро» может продать масложировой бизнес.

 

Это неправильная информация, не знаю, откуда ее взяли. Мы ведем переговоры с разными компаниями, переговоры находятся на разных этапах. Консолидация неизбежна. Мы и купить кого-то готовы, и объединиться. У нас актив сейчас не стоит на продаже, говорить о том, что мы его продаем, нельзя. Это неправда.

 

С кем именно ведете переговоры?

 

Это пока не является достоянием общественности. Но консолидация неизбежна, стало слишком много игроков. Мощности по переработке подсолнечника и в меньшей степени сои избыточны — их понастроили все кто мог, и из-за этого отрасль, когда-то достаточно прибыльная, превратилась практически в убыточную или слабо прибыльную. Экономика в этой отрасли очень слабая, и на потребительском рынке экономика очень слабая, потому что идет развитие сетей и жесточайшая борьба за выживание. Столько торговых марок не нужно. Неплохая экономика только в переработке и логистике пальмового масла, потому что там мало игроков, но мы там почти не присутствуем.

 

Оправданны ли утверждения, что значительная часть молочной продукции фальсифицируется пальмовым маслом? Насколько остро строит проблема с подменой животных жиров растительными?

 

Если вы приедете в Таиланд, Лаос и другие страны и посмотрите, из чего там делают, например, молоко, вы увидите, что молока там и нет — все пальма. Просто молоко очень дорого.

 

В России действительно огромный объем продукции выпускается с добавлением пальмового масла. Если об этом не пишется, то это фальсификат. Но очень часто об этом пишут, люди просто не читают и потом кого-то обвиняют. Использование пальмового масла в продукции неизбежно. Сегодня производство с пальмовым маслом существует практически повсеместно, и не только в молочных изделиях, но и в кондитерских. Кондитерские изделия без пальмового масла редко производятся, а если производятся, то имеют очень высокую себестоимость и цену. И здесь, как в органическом мясе, человек должен решить, готов ли он покупать настоящий шоколад по этой цене. Если нет, то он будет покупать шоколад с пальмовым маслом.

 

Россия сегодня завозит 1,2 млн тонн пальмового масла. Лет семь назад эта цифра была близка к нулю. Но нельзя говорить, что пальмовое масло — это яд. У него, как у любого масла, есть свои плюсы и минусы. Просто потребитель должен быть проинформирован, у него должен быть выбор и он должен понимать последствия.

 

Источник:  rns.online
Edited by Служба новостей

  Report Новость
Sign in to follow this  


User Feedback


There are no comments to display.



Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Who's Online   1 Member, 0 Anonymous, 103 Guests (See full list)

  • Similar Content

    • By Служба новостей
      Россия полностью восстановилась после кризиса 2015 года. Об этом заявил вице- премьер РФ Аркадий Дворкович, выступая на сессии Всемирного экономического форума в Давосе.

      Он отметил, что инфляция в стране находится на историческом минимуме, и это "создает хорошие возможности для малого и среднего бизнеса, новых инвестпроектов в области сельского хозяйства и машиностроения".
      "Мы полностью восстановились после рецессии 2015-2016 годов", - сказал Дворкович.

      Говоря о текущей ситуации в экономике, Дворкович отметил, что ЦБ РФ жестко подошел к борьбе с инфляцией и агрессивно очищает банковскую систему.

      "Безусловно, это сопряжено с определенными затратами. Когда вы делаете нечто подобное, процентные ставки очень высоки, и доступ к кредитам низок, ограничен. Вы не можете запускать тысячи новых проектов, когда процентные ставки превышают 10%", - отметил вице-премьер.

      По его словам, Россия должна сосредоточить внимание на структурных реформах в условиях низких макроэкономических рисков.

      "Мы завершили макроэкономическую реструктуризацию экономики, у нас низкая инфляция, гибкие обменные курсы и ограниченные риски, а также растущие международные резервы и низкий уровень государственного и корпоративного долга. Макроэкономические риски очень незначительны. Теперь мы должны сосредоточить наше внимание на микроуровне и заняться структурными реформами", - сказал Дворкович.

      Он отметил, что России надо меньше обращать внимание на факты применяемых к ней санкций и работать над институциональными механизмами.

      "Имели место улучшения в судебной системе. Очень важно создать равные условия для общества в целом, для малых и средних предприятий, особенно для отдельных лиц, которые хотят воспользоваться новыми возможностями", - сказал он.
        Источник:  tass.ru
    • By Служба новостей
      Свинина, говядина, мясная продукция, крупы, выпечка, пирожные, сыры, молоко, творог, фрукты...Сложно найти продукты, которые бы не импортировала Хорватия, что является следствием низкого уровня внутреннего производства, зависимости фермеров от господдержки, отсутствия долгосрочной сельскохозяйственной стратегии и ряда других факторов. Заброшенные сельскохозяйственные угодья давно стали привычной картиной для жителей страны.

      Хотя экспорт сельскохозяйственной и пищевой продукции в Хорватии за первые десять месяцев прошлого года увеличился на 12 процентов, отрицательный торговый баланс в пользу импорта составил 903 млн евро, по данным данным Торговой палаты Хорватии. Только импорт мяса составил 307,9 млн евро, что почти на 40% больше, чем годом ранее.

      Как отметил министр сельского хозяйства Хорватии Томислав Толушич, при рекордном потоке туристов в страну гостей приходится кормить импортными продуктами, хотя в стране есть огромный потенциал для собственного производства. На данный момент в местный агросектор внедряются проекты по строительству новых ферм и перерабатывающих предприятий, строительство которых финансируется из фондов ЕС. В приоритете — развитие органического животноводства.
       
      Источник:  www.agroxxi.ru
    • By Служба новостей
      Группа "Русагро" планирует направить на запуск производство куриного мяса в Приморском крае 12 млрд рублей, сообщил генеральный директор группы Максим Басов в среду на встрече с временно исполняющим обязанности губернатора Приморья Андреем Тарасенко.

      Как сообщила пресс-служба администрации Приморья, в настоящее время "Русагро" реализует на территории опережающего развития (ТОР) "Михайловский" свиноводческий проект стоимостью 29 млрд рублей.

      "Всего будет построено семь комплексов по 3 тыс. свиноматок каждый, а также современный элеватор, комбикормовый завод и убойный цех. Уже в мае этого года будут завезены племенные свиньи, на полную мощность предприятие выйдет в начале 2020 года", - приводятся в сообщении слова М.Басова.
        Источник:  interfax-russia.ru
    • By Служба новостей
      21 декабря в Минсельхозе России прошло заседание Комиссии по координации вопросов кредитования агропромышленного комплекса, на котором обсудили план мероприятий на 2018 год по поддержке сельхозпредприятий, реализующих инвестиционные проекты. Заседание провел первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов.

      Джамбулат Хатуов отметил ключевое значение для отрасли сельского хозяйства поддержки перспективных инвестиционных проектов, которые повышают производительность сельхозпредприятий и обеспечивают рост объемов производства сельхозпродукции в целом.

      Первый замминистра указал, что одной из первостепенных задач ведомства является создание условий для дальнейшего поступательного развития российского агропромышленного комплекса. Для достижения этого необходимо оказывать всестороннюю поддержку реализации инвестиционных проектов. Также он отметил, что при принятии решений по кредитованию сельхозпредприятий Комиссии необходимо учитывать мнение региональных властей, которые лучше погружены в ситуацию на местах.

      «Региональные органы управления АПК как никто иной владеют полной картиной ситуации на местах. Необходимо привлекать их к отбору и сопровождению инвестиционных проектов, что повысит эффективность работы по данному направлению», - сообщил Джамбулат Хатуов.

      Директор Департамента экономики и государственной поддержки АПК Наталия Чернецова сообщила о результатах селекторного совещания с регионами, по итогам которого 37 отобранных ранее приоритетных инвестпроектов получат в 2018 году дополнительное финансирование. 
        Источник:  mcx.ru
    • By Служба новостей
      Россельхознадзор зарегистрировал новый очаг африканской чумы свиней (АЧС) в Белгородской области, следует из сообщения пресс-службы ведомства. Штамм вируса обнаружен у диких кабанов, обитающих на территории ООО «Охотничий комплекс «Белоречье».

      В настоящее время там работают специалисты госветслужбы Белгородской области под контролем регионального управления Россельхознадзора. Угодья «Белоречья» располагаются на территории двух районов – Корочанского и Шебекенского. Ранее здесь уже были обнаружены вспышки АЧС на предприятиях агрохолдингов «Мираторг» и «Русагро».

      В частности, в начале сентября в цехе откорма «Тюринский» компании «Тамбовский бекон» (ГК «Русагро») в селе Верхнеберезово Шебекенского района уничтожили 17 тыс. свиней. Сумма ущерба, по оценке Росссельхознадзора, составила порядка 150 млн рублей. В декабре вирус АЧС обнаружили на площадке «Ивица-2» (принадлежит «Мираторгу») в Корочанском районе. Здесь убытки оказались в два раза больше: уничтожение 24 тыс. свиней обошлось агрохолдингу в 300 млн рублей.

      ГК «Русагро» – агропромышленный холдинг, в который входят шесть сахзаводов, два комбикормовых завода и 13 свинокомплексов в Черноземье. Земельный банк (Белгородская, Тамбовская и Воронежская области) в 2017 году составлял 665 тыс. га. Выручка ГК «Русагро» в 2016 году – 84 млрд рублей, чистая прибыль – 13,6 млрд рублей.

      АПХ «Мираторг» – холдинг, который включает в себя две зерновые компании, три элеватора, четыре комбикормовых завода, 28 автоматизированных свинокомплексов, предприятие по убою и первичной обработке мяса, завод по производству полуфабрикатов, логистическую компанию, дистрибьюторские центры. Компания является крупнейшим производителем свинины и говядины в России. Выручка холдинга за 2016 год составила 97 млрд рублей, чистая прибыль – 21,5 млрд рублей.
        Источник:  abireg.ru
  • Popular Contributors

  • Topics

  • Images

  • Blog Entries

    • By Главный технолог in Блог "Мясного Эксперта"
         2
      Сегодня обратил внимание, что на улицах Москвы хот-доги продавали при помощи такой торговой тележки.

       

       
      Вот оф. сайт производителя: http://fromstudio.ru/rollbar
      Вдруг кому пригодится.
       
       
    • By Алена_Константа in Об автоматизации, бизнесе и в целом о жизни
         1
      На дворе октябрь 2019 г. Снова приходится возвращаться к теме контроля пищевого производства (прослеживаемость, партионный учет, контроль качества, контроль фальсификатов и т.д.). Дело в том, что с ноября 2019 г. станет обязательным оформление ветеринарных сертификатов на цельномолочную продукцию в ГИС «Меркурий». А чуть ранее — летом этого года стало обязательным оформление электронных ВСД на сыры и масло. А еще в этом году Минпромторг РФ запустил эксперимент по маркировке готовой молочной продукции, которая грозит стать обязательной в будущем году (подробности здесь – честныйзнак.рф). Впрочем, давайте по порядку.
      С одной стороны.. с другой стороны..
      Не буду приводить хронологию поэтапного становления обязательной сертификации на мясную и молочную продукцию в ГИС «Меркурий» и планов по маркировке продукции от «Честного ЗНАКА». Любой желающий по соответствующим запросам в сети найдет нужную информацию.
      Начну сразу с некоторых выводов-мнений: не все так однозначно в этом стремлении контролировать оборот сырья и готовой продукции со стороны проверяющих органов. Попробую поделиться этими своими рассуждениями:
      С одной стороны, производители продуктов питания стали сами более внимательно относиться к партионному учету сырья и готовой продукции для того, чтобы потом отправлять эти данные в ГИС и своим сетевым клиентам.
      А с другой стороны в большинстве случаев наблюдается регулярное оформление не фактических, а «виртуальных» партий продукции (например, когда партия готовой продукции = партия отгружаемой клиенту продукции).
      С одной стороны, Россельхознадзор отчитывается о своих успехах в выявлении фальсификатов с помощью ГИС «Меркурий». Например, 11 июля 2019 г. во Владивостоке было выявлено, изъято и помещено на изолированное ответственное хранение аж 3,5 кг фальсификата икры!!! ))) Подробности кому интересно можно почитать здесь.
      С другой стороны, по штрих-коду на колбасе так и невозможно реально узнать из какого животного она произведена, ГИС «Меркурий» допускает «производство» говяжьих котлет из свинины, а на сайте Россельхознадзора в форуме обсуждается, что Меркурий позволяет оформлять сертификаты, которые нельзя проверить врачу (вот ссылка на форум). Причем всем производителям, да и самим проверяющим понятно, что в силу особенностей мясного и молочного производства просто невозможно обеспечить такую реальную прослеживаемость от «коровы до пакета молока/котлеты».
      С одной стороны, Центр развития перспективных технологий со своим «Честный ЗНАК» при инициации переноса своего предыдущего успешного опыта маркировки другой продукции на молочную отрасль исходит из того, что это будет повышать уровень безопасности россиян и бороться с контрафактом и некачественными аналогами.
      С другой стороны, что происходит явное дублирование контроля сырья и готовой продукции уже работающего «Меркурия» и «Честного ЗНАКА», чей эксперимент на молочном рынке проводится до конца зимы 2020 года. ИМХО, исходя из того – как происходит освещение данного эксперимента в СМИ, можно сделать выводы, что будет объявлено об успешном завершении данного эксперимента и введении обязательности маркировки молочки с середины 2020 года.
      А еще есть и мысли-выводы от объединений производителей молока и экспертов рынка:
      введение маркировки обойдется молочной отрасли достаточно дорого и приведет к росту себестоимости молочной продукции на 2,5-3% (ссылка на источник) никто не может сказать — как в реальности технически будут разделены функции учета в разных системах? Надо бы провести анализ целесообразности внедрения маркировки молочной продукции (ссылка на источник) введение двойного контроля не даст существенного снижения объема нелегального оборота, достаточно будет одного «Меркурия» (ссылка на источник) Витиевато как-то все получается. А если вспомнить, что для пищевиков еще и требования со стороны сетевых клиентов по организации прослеживаемости сырья и полуфабрикатов в готовой продукции + по маркировке готовой продукции (причем для каждой сети — разные)
      Мало того, что надо произвести продукцию и вовремя доставить ее до магазина. Надо при этом еще и внешние требования со стороны клиентов и проверяющих органов удовлетворить. С одной стороны, это вроде как все только усложняет работу производителей продуктов питания, нет какого-то профита. Но, если посмотреть правде в глаза, то с другой стороны такие требования – это хороший пинок/ стимул/ повод для тех, кто давно хотел навести порядок на своих производствах и складах. Ведь не секрет, что бардака на средних, да и крупных производствах до сих пор предостаточно.
      Что делать-то? Немного про практику автоматизаторов.
      В завершение этой темы стоит упомянуть – кто и как решает эти задачи учета (под требования ГИС и не только). Небольшие предприятия вполне себе могут обойтись «ручным оформлением» сертификатов в web-интерфейсе, что весьма разумно (небольшой объем производства и отгрузок, недорогое решение). А вот для средних и крупных пищевых производств нет других вариантов, кроме как автоматизировать процессы оформления электронных ВСД и другой клиентской документации (при их объемах ручное оформление отгрузочных документов = остановка отгрузок).
      Наша практика внедрения автоматизированных систем оперативного учета на производствах и партионного учета на складах готовой продукции у производителей продуктов питания показывает, что грубо можно выделить 2 формата организации такого автоматизированного учета:
      1. «Под требования Меркурия»
      Настройка учета для выполнения внешних требований со стороны проверяющих органов, которым можно транслировать не реальные данные о происходящем на производстве и складах, а всего лишь трансляция данных в том виде, который будет их удовлетворять.
      2. «Организация реального оперативного учета» движения сырья, полуфабрикатов и готовой продукции на предприятии
      При такой автоматизации учета помимо удовлетворения внешних требований со стороны проверяющих органов можно еще и формировать управленческую отчетность (чтобы понимать эффективность работы своего предприятия, контролировать-минимизировать потери на производстве и складах, обеспечивать высокое качество готовой продукции) + стандартизировать производственные-складские процессы для снятия зависимости от «талантов» и «творчества» исполнителей на местах.
      Первый вариант более прост в исполнении, но по факту является просто временным решением (еще варианты — «заглушка», «костыль», «заплатка»), ибо тренд на получение все более детальных оперативных и объективных данных есть налицо. Обращу внимание — именно оперативных, полных, достоверных и объективных данных, которые невозможно получить при контроле внутренних процессов с помощью журналов.
      Вместо завершения
      К справке. У средних и крупных производств внедрение системы реального оперативного учета для обеспечения требований внешних потребителей и внутренних потребителей (ТОПов и функциональщиков) – это не вопрос покупки ПО и его установки настройки «в течение недели», а проект продолжительностью более 2-3 месяцев. Остальные выводы делайте сами – оставлять все на последний момент или заранее заняться наведением порядка на своем предприятии.
      За нашими плечами опыт реализации самых различных схем учета у средних и крупных производителей продуктов питания. В арсенале есть не только знания – «как это сделать?», но и готовые программные решения, которые позволят вам быстро реализовать задуманное. Если потребуется помощь специалистов – обращайтесь. Мы найдём способ как вам помочь.
    • By Главный технолог in Блог "Мясного Эксперта"
         1
      Мой мир не будет прежним! Сегодня утром по Первому узнал (Доброе утро, фрагмент выпуска от 22.01.2020), что сосиски и  это разные продукты и куттер для их производства нужен разного размера. Сосисочный куттер гораздо больше чем куттер для сарделек. Сосиски делают из перекрученного фарша, а сардельки из рубленного фарша. Технология производства и состав у них разный, оказывается. Крахмал, мука и соя в сардельках  по ГОСТ запрещены, а вот в сосисках разрешены. В общем, бред сивого мерина, но что страшно - на всю страну! Ну и конечно снег добил. Снег от льда отличается примерно так же, как градусник от термометра. Говоря снег, надо тогда говорит, что сосиски после варки дождём охлаждаются и ветром
       
      https://www.1tv.ru/-/mrprh
    • By Главный технолог in Блог "Мясного Эксперта"
         0
      Вышло видео с дегустации продуктов от Иванова Олега. Обожаю спонтанные съемки. Впервые ел на камеру )
       
       
       
      Побывал на стенде друзей на выставке Продэкспо 2020, завтракал круасаном у Иванова Олега (Профснаб, Прайм Гурман) запивая Cola Cao - чемпионом среди какао! Олег является почетным "внучатыми племянником" Жерара Депардьё и мы обложившись всей этой шаркутерией с ликом Обеликса, вкушали поллитру, ой простите... ПАЛЛИТРУ вкусов, от пармезана до вареников, заедая круасанами из Франции. А горчица под куриный рулет от ребят была вырви глаз! Просветлила мне сознание и все пазухи носа. В общем, хорошие мордорские фермеры у нашего соотечественника Жерара!
    • By Главный технолог in Блог "Мясного Эксперта"
         0
      Отведал сегодня Greenwise, вернее продукт растительный вяленный готовый к употреблению от компании Greenwise из Малоярославца, который они делают на базе компании "Партнер-М". По текстуре и по основному вкусу это напоминает сушёную соевую спаржу, которую я дико любил в начале нулевых. Вкусоароматика интересная: баранина очень настоящая, я бы даже сказал слишком. Сильный жиропот, такой запах от барана годовалого бывает. Грибы по вкусу норм. Говядина очень похожа, но сладкий плотный аромат, напоминающий жжёный сахар немного пугает. В целом, если бы меня не предупредили, я бы мог и не распознать иммитации джерки. К примеру, в баре под пиво, при приглушенном свете. В общем, если не позиционировать этот продукт используя слово "мясо", то и я мог бы перекусить в дороге такой закуской. Но я хемофоб, а в заявленный состав пищевых продуктов, я разумеется не верю, если не видел производства - это я про вообще, а не конкретно про Greenwise
       
      В общем, если я окажусь в месте, где на выбор мне предложат скушать сосиску из фарша мехообвалки или такой продукт, то я выберу такой продукт из-за белковой ценности. Спасибо Артему Пономареву, который сразу узнал меня на Продэкспо на подходе к их стенду и ответил на все мои вопросы.
       

       

       

  • Upcoming Events

    No upcoming events found
×
×
  • Create New...

Important Information

Обновлены следующие документы: Terms of Use Privacy Policy