Поиск в системе

Результаты поиска по тегам 'агроинвестор'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • МЯСНОЙ ЭКСПЕРТ ПРЕДСТАВЛЯЕТ
    • Работа в мясной индустрии
    • Срочная технологическая помощь
  • Производство и Технологии
    • Регламенты и Нормативы, ГОСТы и ТУ
    • Управление и организация производства
    • Проектирование предприятий
    • Животноводство
    • Мясо: убой, разделка, обвалка, жиловка
    • Качество и Санитария
    • Технология мясопродуктов
    • Ингредиенты и Добавки
    • Рецептуры мясопродуктов
    • Термообработка и копчение
    • Холодильная обработка
    • Оболочка, Упаковка, Маркировка
    • Оборудование
    • Спецодежда и защита
    • Человеческий фактор на производстве
    • Статьи: теория и практика
    • Ликбез для новичков
  • Главный форум "Мясной Эксперт"
    • История и Философия мясного дела
    • Выставки, Семинары, События отрасли
    • Мир вокруг нас: разговоры на любые темы
  • Специализированные информационные источники
    • Каталог Книг по мясу и мясопереработке
    • Периодические издания
    • Полезная литература
    • Видеоновости, видео
    • Интернет: сайты про мясопераработку
    • Журналисты о Мясе и Мясопродуктах (обзоры "желтой" прессы и телепередач)
  • Обучение и Научная деятельность
    • Учебные заведения
    • Студенту в помощь
  • Реализация и торговля мясом и мясопродуктами
    • Реклама и маркетинг
    • Сбыт: магазины и витрины
    • Дегустационный зал
  • Бесплатные объявления и реклама
    • Бесплатная реклама на "Мясном Эксперте"
  • Мясная кулинария. Готовим дома!
    • Колбасы, сосиски и купаты
    • Инвентарь и оборудование
    • Деликатесы: копченые, варёные, вяленые
    • Шашлыки и Гриль (BBQ)
    • Запеченое мясо, рулеты, мясные хлеба
    • Пельмени, манты, бозы, позы и прочее.
    • Блюда, рецепты, и всякое разное..
  • Развлечения и конкурсы
    • Юмор и шутки про мясо и колбасы
    • Конкурсы, соревнования, загадки
  • Работа портала "Мясной Эксперт"
    • Отдел новостей
    • Опросы. Общественное мнение.
    • Игра "Мясной Эксперт"
  • Рыбный эксперт
    • Технология переработки рыбы.

Блоги

  • Папочкин блог
  • Блог "Мясного Эксперта"
  • Уголок Редактора
  • Блог имени Вадимыча (в миру Алексея)
  • Кулинарная экзотика Рамзеса
  • Кулинарная баламуть...
  • Сила Сибири
  • Cтабилизатор на основе молочных и сывороточных белков
  • Мое мнение о "Истрапродукт"
  • Стейк рибай

Категории

  • Мясная индустрия
    • События отрасли
    • Экономика
    • Происшествия
    • Маркетинг
    • Новые продукты
    • Животноводство
    • Мясо
    • Технологии
    • Оборудование
    • Мясопродукты
    • Ингредиенты
    • Упаковка
  • Статьи и обзоры
    • Аналитика
  • Медиа
    • Видео
    • Фотографии
    • Аудио
  • РАБОТА
    • Резюме
    • Вакансии

Категории

  • Книги, статьи и пр.
    • Технология мяса
    • Ингредиенты и Добавки
    • Упаковка и оболочки
    • Оборудование
  • Отраслевые журналы
  • Фотографии
  • Разное

Календари

  • Основной календарь

Forms

  • Корпоративная почта
    • Почта
  • Поручительство
    • Имя пользователя
  • Профильное образование
    • Вид документа
    • Копия
  • Активность на портале
    • Подтверждение отправки формы
  • Визитная карточка
    • Копия визитной карточки
    • Вид документа для подтверждения статуса
    • Копия документа
  • Фотодоказательство
    • Фотография
  • Сэлфи /Себяшка
    • Фотография
  • Эссе
    • Текст

Найдено 4 результата

  1. Животноводческой отрасли угрожает полтора десятка опасных заболеваний, которые могут нанести значительный экономический ущерб сельхозпредприятиям. От некоторых спасают прививки и строгое соблюдение санитарно-ветеринарных правил. Даже болезни, которые казались побежденными, периодически дают о себе знать и заставляют внимательно относиться к профилактике. Африканская чума свиней (АЧС) по-прежнему остается одним из самых больших экономических рисков мясной отрасли, при этом существует немало других угроз, которые по степени возможного урона мало чем уступают этому вирусу. Согласно данным Международного эпизоотического бюро, в 2016 году в мире было зарегистрировано 15 особо опасных болезней животных. К ним, кроме АЧС, относятся нодулярный дерматит, чума мелких жвачных, ящур, африканская чума лошадей, бешенство, блютанг (КЛО), болезнь Ньюкасла, высокопатогенный и слабопатогенный гриппы птиц, губкообразная (спонгиоформная) энцефалопатия КРС, контагиозная плевропневмония КРС, классическая чума свиней, лихорадка долины Рифт, оспа овец и коз, перечисляет главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной вирусологии и микробиологии (ВНИИВВиМ) Владимир Балышев. Обстановка удовлетворительная? В России на начало декабря 2016 года из особо опасных болезней чаще всего регистрировали АЧС (279 вспышек) и нодулярный дерматит КРС (295). По мнению эксперта, сейчас именно они представляют наибольшую опасность. Специфической профилактики первого заболевания не существует, борьба с ним предполагает проведение жестких ветеринарно-санитарных мероприятий. При выявлении вируса на комплексе уничтожают всех животных. Вовлечение в эпизоотический процесс кабанов осложняет борьбу с АЧС, вспышки которой в прошлом году произошли в 26 регионах, рассказывает Балышев. При нодулярном дерматите смертность скота, как правило, не превышает 10%. Однако болезнь наносит значительный экономический ущерб предприятию, поскольку из-за нее снижается молочная и мясная продуктивность, нарушается половая цикличность у коров, а у быков возникает временная половая стерильность. Довольно опасной болезнью можно назвать и ящур. Проблема не только в том, что им могут заразиться люди, обслуживающие заболевшее стадо или имеющие дело с полученной от него продукцией. Вирус способен привести к колоссальным экономическим потерям. Так, в 2001 году из-за вспышки ящура в Великобритании забили почти 6 млн КРС, при этом прямые потери достигли $10 млрд, а общие — $30 млрд; на Тайване потери оценивали в $7 млрд, рассказывает помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко. В России на Дальнем Востоке постоянную угрозу ящура создают антилопы, которые перемещаются из эпизоотически неблагополучных Монголии и Китая. На Северный Кавказ попадают индийские штаммы заболевания из Закавказья, Ирана и Турции. Остро стоит ситуация с гриппом птиц. Почти вся Европа представляет собой зону риска заражения им. Высокопатогенный грипп распространился в Азии и уже проник в Северную Америку. На сегодняшний день наиболее сильно от него пострадала экономика Южной Кореи, где уже уничтожено около 23 млн птиц. Многие птицеводческие хозяйства прекратили существование, страна вынуждена импортировать пищевое яйцо, цена которого, несмотря на ограничение продаж в одни руки, возросла на четверть. В России обстановка тоже накаляется. «В декабре 2016 года появилась информация о вспышке болезни водоплавающей птицы в Астраханской области, до этого — в Калмыкии, затем пострадал крупный агрокомплекс в Ростовской области, в воронежском зоопарке пришлось уничтожить всю птицу, в том числе виды, занесенные в Красную книгу», — перечисляет Алексеенко. Также птичий грипп был выявлен в Краснодарском крае, в трех районах ввели карантин. Несмотря на трудности, связанные с несовершенством структуры национальной ветеринарной службы, с ситуацией удается справляться, считает представитель Россельхознадзора. Эпизоотическая обстановка в стране по особо опасным болезням животных в целом удовлетворительная, кроме отдельных вспышек ящура, нодулярного дерматита и других болезней в приграничных районах страны, соглашается главный научный сотрудник ВНИИВВиМ Содном Цыбанов. Система контроля продукции работает хорошо, хотя и есть редкие случаи заражения: вспышка сибирской язвы на Ямале в 2016 году произошла из-за неоправданной отмены ранее обязательной вакцинации животных. А, например, ситуация с изъятием 4 тыс. т молочной продукции компании «Вимм-Билль-Данн» во Владимирской области представляла собой лишь медийный шум, утверждает Алексеенко. Причины распространения болезней Основные экономические потери в животноводстве связаны с болезнями продуктивного стада. Для птиц это грипп птиц и болезнь Ньюкасла; для мелкого рогатого скота — чума мелких жвачных животных, блютанг, оспа овец, бруцеллез; для КРС — нодулярный дерматит, блютанг, а также лейкоз, ринотрахеит, парагрипп; для свиней это прежде всего африканская и классическая чума свиней, цирко- и коронавирусы, рассказывает Цыбанов. Чтобы снизить риски заболеваний, нужно создать нормальные условия содержания животных, использовать качественные корма без микотоксинов или других примесей, снижающих естественную резистентность организма. Также важно вовремя проводить ветеринарно-санитарные мероприятия и мониторинг состояния скота и птицы, оценивать их иммунитет. Президент Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко говорит, что отсутствие системы идентификации скота, а также программы по борьбе с заболеваниями пугает. Их распространение приводит к увеличению расходов на лечение, требуется больше антибиотиков, а значит, ферма сможет поставить на завод меньше сырья. «При вирусных заболеваниях и, например, при мастите предприятие теряет как минимум 5−10% прибыли, — уточняет он. — Кроме того, они грозят прекращением долгосрочных контрактов с переработчиками». В птицеводстве распространению заболеваний способствует противоречащая правилам биобезопасности схема расположения производственных объектов, которую российский птицепром унаследовал от советского. «Многие советские птицефабрики строились на заброшенных, иногда заболоченных землях, непригодных для земледелия, на крайне ограниченных участках. На одной площадке иногда размещались инкубаторий, птичники родительского стада, ремонтного молодняка и откорма, кормозавод, убойный цех и цех утилизации, — рассказывает вице-президент Международной программы развития птицеводства — UIPDP Альберт Давлеев. — И «грязные», и «чистые» потоки практически всегда пересекались, с каждым годом усугубляя ситуацию с болезнями птиц». Практически ни на одной советской птицефабрике при проектировании и эксплуатации не соблюдался принцип «пусто/занято», позволяющий правильно проводить санитарную обработку площадок. С возрождением отрасли в начале двухтысячных годов стали создаваться новые комплексы, где эти проблемы в целом были решены на основе международного опыта и современных технологий. Это позитивно сказалось на производственных показателях и обеспечило рост отечественного птицеводства, отмечает Давлеев. Однако уровень биозащиты на комплексе определяется не столько наличием санпропускников, спецодежды и др., сколько личной ответственностью работников и их руководителей. «К сожалению, на большинстве российских предприятий даже самые строгие инструкции и предписания не соблюдаются, — констатирует эксперт. — Это приводит к периодическим вспышкам тех или иных заболеваний, в итоге снижающих экономическую эффективность производства». Остановка комплекса в результате вспышки опасной болезни — например, гриппа птиц или болезни Ньюкасла — это большой удар по экономике предприятия. Как правило, эти заболевания приводят к уничтожению стада, а затраты на карантинные мероприятия только усугубляют ситуацию. «Разрывается и полностью останавливается денежный поток, выручки и прибыли нет, содержание персонала требует средств на уровне инвестиционных, поскольку уволить работников нельзя», — перечисляет Давлеев. Особенно трудно будет возвращать клиентов в оптово-розничном звене и переработке: прежние партнеры уже найдут новых поставщиков и станут очень неохотно принимать предложения от предприятия, «проколовшегося» по безопасности продукции. По большому счету, за десять лет в плане биологической безопасности свиноводства немногое изменилось. Но мы хотя бы научились контролировать ситуацию. Радует и увеличение числа новых предприятий высокого статуса защиты, отмечает независимый эксперт Александр Духовский. Были и прорывы: если еще десятилетие назад цирковирусная инфекция была бичом отрасли (болезнь приводит к падежу и недополученной прибыли, так как вирус ослабляет иммунитет животных и делает их уязвимыми для множества других инфекций), то теперь есть вакцина, которая обеспечивает большую сохранность и продуктивность стада. В плане биологической безопасности на свинокомплексах Россия — одна из самых передовых стран, уверен Духовский, имея в виду меры по предотвращению заноса инфекций извне. В первую очередь предприятия защищаются от АЧС. Те вспышки заболеваний, которые все же возникают, связаны с человеческим фактором. Эксперт связывает эту проблему с менталитетом: трудно выстроить ограничения для персонала, контактирующего с животными. Но законодательно утвержденные правила содержания и убоя скота стали важным шагом в борьбе с несоблюдением норм биологической безопасности, прежде всего в ЛПХ. По оценке Духовского, старые предприятия с низкой себестоимостью продукции тратят на профилактику и обеспечение биологической безопасности больше средств, чем современные комплексы. В среднем подобные расходы составляют около 2% в себестоимости 1 кг продукции в живом весе на современных предприятиях и до 5% — на немодернизированных. Грипп птиц вернулся в Россию Среди болезней, особенно опасных для птицеводства, на первом месте находится грипп птиц — это современное название так называемой классической чумы птиц, рассказывает Давлеев. Смертность кур и индеек в промышленных стадах от заражения высокопатогенными штаммами вируса достигает 100%. Он крайне контагиозен, способен переноситься по воздуху и быстро мутирует, а выработка вакцин осложняется большой вариативностью штаммов. В последние годы дикие перелетные птицы создали огромный «котел» для гриппа птиц в районах гнездования на крайнем Севере. Здесь они «обмениваются» вирусами, вырабатываются новые штаммы, которые в осенне-зимний период разносятся по всему пути к местам зимовок в более теплые широты Северного полушария — от Америки до Индонезии и Африки — и против которых у местных птиц нет иммунитета. Именно такие естественные мутации привели к вспышкам болезни в Северной Америке и Европе в 2014—2015 годах. По требованиям Международного эпизоотического бюро, пораженные стада полностью уничтожаются, в зонах, приближенных к очагам, вводится карантин, а все помещения, оборудование и транспорт обеззараживаются. Кроме того, прекращается реализация продукции птицеводства из пораженных регионов. Все это приводит к огромным потерям: по оценкам американских специалистов, только в США было уничтожено 50 млн птиц, а прямой и косвенный ущерб за два года превысил $1,5 млрд. В России грипп птиц выявлялся более десяти лет назад, когда эпизоотия накрыла почти весь мир: от Юго-Восточной Азии до Африки, Европы и Северной Америки. В 2005—2006 годах болезнь поразила несколько птицефабрик и большое число фермерских и личных подсобных хозяйств Сибири, Урала, Северного Кавказа и юга страны. Тогда забили более 14 млн домашних птиц, общий экономический ущерб не был оценен. Паника среди населения привела к значительному падению потребления мяса бройлера, затовариванию складов и снижению цен, в результате даже были закрыты отдельные птицеводческие предприятия, вспоминает Давлеев. С началом сезонной миграции птиц осенью-зимой 2016−2017 годов высокопатогенный штамм вируса H5N8, зародившийся в верхней части Северного полушария, уже поразил стада в Великобритании, Румынии, Франции, Польше, Швеции, Германии, Нидерландах, Хорватии, Швейцарии, Венгрии, Сербии, Украине и даже дошел до Нигерии. Не обошел он и Россию: вспышки были отмечены на подворьях в Калмыкии, на птицефабрике в Астраханской области, в личных хозяйствах и на водоемах Краснодарского края. В конце 2016 года на одной из площадок одного из крупнейших в стране производителей индейки — ростовского «Евродона» — после выявления вируса было забито 160 тыс. индеек, что привело к потерям около 1 млрд руб. Появление заболевания на юге не случайно: огромное количество уток, гусей, лебедей и другой перелетной птицы зимует в районах Каспийского, Азовского и Черноморского бассейнов. Ситуация в стране довольно напряженная, изменить ее в зимний период не могут даже сильные холода, поскольку грипп начал передаваться не только перелетной, но и местной птицей — воронами, галками, синицами, воробьями и другими. Это наглядно показал падеж птицы в Воронежском зоопарке в первой декаде января, когда в центральной части России стояли морозы. Однако особую опасность может представлять весенняя миграция птиц обратно на север. «Можно ожидать новых вспышек в Дагестане, на Ставрополье, в Ростовской, Волгоградской и Астраханской областях, республиках Северного Кавказа и на Крымском полуострове, — прогнозирует Давлеев. — Не исключены случаи болезни в регионах Восточной и Западной Сибири, где мониторинг уже неоднократно выявлял вирус у дикой птицы». Но самый негативный сценарий развития событий — это распространение эпизоотии в центральной части России, от Воронежской области в соседние — Липецкую, Белгородскую, Тамбовскую, где сосредоточено более половины всех птицеводческих активов страны, добавляет эксперт. Другое критическое для птицеводства заболевание — это болезнь Ньюкасла, или псевдочума птиц. Его острая форма по скоротечности и высокой смертности сопоставима с гриппом птиц. «Однако против нее разработаны и используются вполне эффективные вакцины, — уточняет Давлеев. — На некоторых птицефабриках иногда происходят вспышки из-за снижения иммунитета или плохих условий содержания: высокой плотности посадки, несоблюдения режимов вентиляции и т. п. Карантинные и противоэпизоотические мероприятия для сдерживания болезни примерно такие же, как и с гриппом птиц, включая полную депопуляцию». Также среди заболеваний, наносящих серьезный урон птицеводству, специалисты называют колибактериоз, инфекционный бронхит, микоплазмоз, сальмонеллез и другие болезни желудочно-кишечного тракта и органов дыхания. Как правило, все они взаимосвязаны и обычно обнаруживаются в комплексе, поскольку являются следствием ослабления иммунитета. Болезни КРС и свиней В 2015 году в России был зарегистрирован нодулярный дерматит КРС, считается, что он был занесен в Дагестан из Азербайджана инфицированными животными при совместных выпасах или кровососущими насекомыми во время весенне-летнего пастбищного сезона, рассказывает Балышев. Противоэпизоотические мероприятия не помогли купировать инфекцию на этой территории. Заболевание быстро распространилось в Северной Осетии, Чечне и других регионах Северного Кавказа, а затем и ЦФО. В 2016 году его регистрировали в 17 регионах страны, включая Краснодарский, Ставропольский края, Волгоградскую, Астраханскую, Воронежскую, Тамбовскую, Ростовскую, Рязанскую и другие области. При борьбе с нодулярным дерматитом широко и успешно применялись вирус вакцины против оспы овец и коз, так как из возбудители имеют тесное антигенное родство. Против других инфекционных болезней, регистрируемых в России, а также в граничащих с ней странах (чума мелких жвачных животных, блютанг), выпускаются высокоэффективные вакцины, которые при осложнении эпизоотической ситуации можно использовать для иммунизации животных, рассказывает эксперт. Ситуация по сибирской язве в России стабильно неблагополучная из-за наличия значительного числа как известных, так и неизвестных почвенных очагов, говорит главный научный сотрудник ВНИИВВиМ Юрий Селянинов. Заболевание представляет опасность, поскольку его сложно искоренить, так как споры, в которых возбудитель пребывает в окружающей среде, чрезвычайно устойчивы к физическим и химическим факторам и могут сохранять жизнеспособность в течение десятков лет. Относительное благополучие — 2−15 вспышек в год — сохраняется за счет поголовной вакцинации. Из-за ее пропусков в последнее десятилетие случаи заболевания отмечаются, как правило, в ЛПХ. Последняя эпизоотия на Ямале, где с 2007 года не проводилась вакцинация и считалось, что почва «самоочистилась», свидетельствует о вакцинозависимости низкого уровня инцидентности сибирской язвы. Эта же эпизоотия показала, какую опасность несет недооценка значимости почвенной популяции сибиреязвенного микроба. «Экономия на вакцинации в десятки и сотни раз ниже, чем затраты на ликвидацию последствий заражения, ограничений на вывоз и перемещение продукции, животных и т. п.», — подчеркивает Селянинов. По мнению Андрея Даниленко, в молочной отрасли сейчас остро стоит проблема распространенности лейкоза. Источником заболевания являются животные на всех стадиях инфекционного процесса. Они заражаются энтерально и парентерально при проникновении в организм лимфоцитов, содержащих вирус лейкоза. Он передается через кровь, молоко и другие материалы, содержащие лимфоидные клетки животных. При лейкозе отмечается истощение кроветворных органов, которое сопровождается блокадой иммунной системы и приводит к гибели животного. Заболевание несет серьезные риски для всей молочной отрасли. По законодательству Таможенного союза, хозяйства, не свободные от лейкоза, в течение года не могут поставлять молоко на переработку. Хотя во многих странах эта болезнь не является причиной отказа от сырья. В некоторых регионах России около 30−50% стада заражено лейкозом, но с ним никто не борется. «Есть регионы, где за распространением заболевания строго следят, в то же время в других в последние 30 лет этот вопрос пустили на самотек, поэтому оно довольно широко распространилось», — знает Даниленко. В случае ухудшения обстановки из переработки может выпасть серьезный объем сырья. Необходимо принять решение: либо побороть вирус полностью, либо внести уточнение, что сырье таких хозяйств принимается после пастеризации, добавляет эксперт. Духовский считает, что с экономической точки зрения наиболее опасными болезнями для свиноводства можно назвать репродуктивно-респираторный синдром свиней (РРСС), актинобацилярную плевропневмонию и стрептококковую инфекцию. Они протекают довольно остро, а лечебно-профилактические мероприятия дороги, но не всегда достаточно эффективны. Также он обращает внимание на респираторный синдром смешанной этиологии, когда вирусные инфекции возникают параллельно с бактериальными. Эти инфекции и их сочетания значительно снижают эффективность производства, поскольку увеличивается падеж и вынужденный убой поросят преимущественно на доращивании и откорме, уменьшаются среднесуточные привесы, возрастает конверсия корма. Себестоимость мяса становится на 20−30% выше. «Но эти болезни не требуют обязательного уничтожения всего стада животных, — уточняет Духовский. — Депопуляцию могут себе позволить крупные комплексы полного цикла (я бы даже сказал, компании топ-5). Были случаи, когда они приостанавливали работу, чтобы полностью заменить инфицированных животных, поставив свободных от патогенов и с лучшими генетическими характеристиками». Оправдан ли такой шаг с экономической точки зрения — решают сами участники рынка, но с ветеринарной — это, несомненно, правильно, заключает эксперт. Биологическая безопасность на предприятиях Обычно компании сами решают, какие оздоровительные мероприятия проводить, какие вакцины и лекарства использовать — обязательных норм нет. Региональные власти вмешиваются лишь в крайних случаях, когда заболевание очень опасно, заразно или быстро распространяется. В хозяйстве «Подгорнов и К» (Вологодская область) около 30% инфекционных заболеваний приходится на болезни конечностей, пальцев и копытец. Из-за них выбраковывается около трети стада. Кроме того, поскольку эти заболевания ухудшают качество молока, хозяйство несет потери. «Мы проводим профилактические ветеринарно-санитарные мероприятия, планово ухаживаем за копытами — делаем обрезку, расчистку, клинический осмотр их состояния, — рассказывает главный ветеринар предприятия Татьяна Юрова. — Также предусмотрены ежедневный прогон стада через дезинфицирующие ванны и незамедлительное лечение». Еще одно серьезное заболевание — маститы, которые наносят значительный экономический ущерб из-за снижения продуктивности дойного стада до 60% и падения сортности молока, расходов на профилактические и лечебные мероприятия, выбраковки коров. Владелец компании Полиект Подгорнов самыми опасными болезнями считает сибирскую язву, от которой спасает вакцинация, и бешенство, так как вокруг комплекса много зараженных животных. Остальные болезни не так страшны и чаще всего излечимы, отмечает он. Кроме вакцинации, важной мерой профилактики, по мнению руководителя, является проверка документов предприятий, поставляющих корма, а также сертификатов транспортных средств, которые их перевозят. Для персонала особенных инструкций по биобезопасности нет: в регионе практически нет ЛПХ, поэтому опасность переноса болезни от домашних животных крайне мала. В холдинге «Здоровая Ферма» (Челябинская область и Пермский край) около 7 млн кур. Также в структуре предприятия есть комплекс на более чем 95 тыс. свиней. «Мы контролируем весь производственный процесс, соблюдаем требования биологической и ветеринарной безопасности и используем только современные технологии и методы профилактики заболеваний, — рассказывает представитель компании Мария Тарико. — Мы оцениваем ветеринарную и биологическую обстановку на всех наших площадках как стабильно благополучную». Самыми опасными заболеваниями для птицы специалисты компании считают инфекционный бронхит, болезнь Ньюкасла, болезнь Гамборо, птичий грипп; для свиней — заболевания органов дыхания и АЧС. Доступ на площадки холдинга ограничен и строго контролируется, запрещено передвижение персонала и транспорта между разными производственными секторами. Сотрудники используют специальную обувь и одежду, в которой находятся только на рабочем месте, комментирует Тарико. Кроме того, регулярно проводится диагностика состояния птицы и свиней, берется кровь на анализ, проводится вакцинация. Компания соблюдает принцип «свободно/занято», каждый производственный участок заполняется животными и птицей одного возраста. В перерывах каждая площадка тщательно обрабатывается и дезинфицируется. «Далеко не каждое предприятие готово внедрять подобные решения, поскольку это увеличивает простои производства, что в итоге сказывается на эффективности компании, — считает Тарико. — Однако мы осознанно работаем так, чтобы полностью исключить все возможные инфекционные риски и обеспечить выпуск качественной продукции». Алена Белая Источник: www.agroinvestor.ru
  2. К 25 января 2017 года экспорт российского зерна на 0,7% превысил показатель на аналогичную дату прошлого года. Как сообщает Минсельхоз со ссылкой на оперативные данные ФТС, с начала текущего сельхозгода вывезено 22,09 млн т зерновых агрокультур против 21,94 млн т к 25 января 2016 года. Экспорт пшеницы по сравнению с данными недельной давности немного сократился, но по-прежнему опережает прошлогодний уровень — 17,22 млн т (+4,5% к аналогичному периоду сезона-2015/16), при этом кукурузы вывезено уже на 41% больше — 2,77 млн т (неделю назад превышение над сезоном-2015/16 составляло 31,8%). Поставки ячменя, как и раньше, более чем на 40% отстают от прошлогоднего показателя и к 25 января находились на уровне 1,95 млн т. Превышение экспорта над прошлым годом уже фиксировалось в конце ноября — тогда оно также составляло 0,7%. Однако уже неделю спустя вновь было зафиксировано отставание. По данным «Русагротранса», в декабре 2016 года объем отгрузок составил 3,4 млн т, что на 11% ниже, чем в декабре 2015 года (3,84 млн тонн). В целом за первую половину сезона (июль-декабрь 2016-го) вывоз зерна составил 20,58 млн т против 21,5 млн т год назад, таким образом, отставание от прошлого года составило 4%. По итогам января экспорт также останется ниже уровня прошлого года, ранее говорил «Агроинвестору» замдиректора департамента стратегического маркетинга «Русагротранса» Игорь Павенский, прогнозируя вывоз в январе на уровне 2,2−2,4 млн т против 1,9 млн т в январе 2016 года. В феврале темпы экспорта также не уйдут в отрыв от графика прошлого сезона, предполагает аналитический центр «СовЭкон». Скажется эффект высокой базы — в феврале 2016-го Россия вывезла более 3 млн т зерновых. По мнению экспертов, к концу следующего месяца экспорт будет находиться примерно на уровне сезона-2015/16, что «явно недостаточно для снятия «навеса» рекордных переходящих остатков». Российский зерновой рынок раскачается уже в марте, ранее комментировал «Агроинвестору» президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Впрочем, по словам гендиректора «Прозерно» Владимира Петриченко, аграрии уже сейчас постепенно начинают продавать запасы. Так, по данным «СовЭкона», 26 января египетская госкомпания GASC закупила 410 тыс. т российской пшеницы, причем особенностью тендера стал заметный рост предложений, число которых увеличилось до 11 с шести-семи на двух предыдущих тендерах. Кроме того, решающим фактором заключения контракта стало снижение цен предложения, а также скидка в размере около $1/т, на которую пошло большинство поставщиков российской пшеницы. «Мы сейчас будем видеть большое предложение зерна, однако говорить о резком обвале цен пока еще преждевременно. Может быть, это будет просто снижение. Но те аграрии, кто понимает эту ситуацию, или те, кому нужны финансовые средства и необходимо срочно продать зерно, уже сейчас постепенно выходят с предложениями на рынок», — уточнил «Агроинвестору» Петриченко. По данным Росстата, к 1 января 2017 года в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих организациях имелось 39,13 млн т зерна, что на 13,2% больше чем на 1 января 2016 года. Запасы пшеницы превышали прошлогодний уровень на 18% (из них пригодной на продовольственные цели — на 13%), ржи — на 8%, проса — на 70%, гречихи — на 35%, ячменя — на 17%. По оценке главы Минсельхоза Александра Ткачева, экспорт в этом сельхозгоду составит 35−37 млн т против 33,9 млн т в сезоне-2015/16. Екатерина Дятловская Источник: www.agroinvestor.ru
  3. Спрос выше предложения В целом с точки зрения активности сделок M&A в сельском хозяйстве прошлый год стал логичным продолжением 2015-го, поскольку в стране сохранялась сложная макроэкономическая ситуация, и слабые игроки вынужденно покидали рынок. При этом бизнес успешных компаний был достаточно доходным, чтобы позволить им расти за счет слияний и поглощений, поэтому продолжилась тенденция консолидации более мелких компаний агрохолдингами. Хотя это далеко не всегда вызывает одобрение общества, укрупнение игроков логично и закономерно. Развитие агробизнеса в целом коррелирует с другими отраслями: после инвестиционного этапа, когда запускается много новых проектов, следует насыщение рынка и начинается процесс расширения бизнесов путем покупки конкурентов. Управляющий директор консалтинговой компании BEFL Владислав Новоселов считает, что 2016 год был достаточно активным по части M&A в агросекторе, хотя сделок могло быть и больше, но спрос превышал предложение. «Со стороны потенциальных покупателей есть желание приобрести активы, но недостаточно предложений, которые отвечали бы их требованиям, — поясняет он. — Крупные игроки готовы покупать землю, хозяйства в регионах своего присутствия, но выбор небольшой». Еще одна черта 2016 года — продолжающийся с 2015-го рост цен, который к концу года все-таки замедлился. Одна из причин — снижение доходности по большинству агрокультур. Виноградники ушли за долги В ноябре арбитражный суд Краснодарского края удовлетворил заявление "Урало-Сибирской металлургической компании" (УСМК, объединяет активы челябинских бизнесменов Александра Аристова и Юрия Антипова) о погашении долгов компании "Фонтал" в размере более 813,2 млн руб. Производство по банкротству, начатое в декабре 2015 года, прекращено. "Фонтал" — одно из кубанских предприятий холдинга Gerrus Group, который занимается выращиванием винограда и производством вин. Еще два его актива — "Приморское" и "Кубанские вина" — также банкротятся. Выплатив долги "Фонтала", УСМК стала его мажоритарным акционером. В декабре суд должен был рассмотреть заявление компании и о погашении долгов "Приморского" — более 570 млн руб. У него, по данным сайта Gerrus Group, 1 тыс. га виноградников, у "Фонтала" — 500 га. Аристов и Антипов развивают винодельческое направление с 2002 года через группу "Ариант", которой сейчас принадлежит около 10,5 тыс. га земли, из которых 6,5 тыс. га — виноградники. К 2020 году компания намерена увеличить их площадь до 11 тыс. га. Конкуренция за МЭЗы В августе петербургская группа "Благо" за 1,54 млрд руб. выкупила у "Росагролизинга" часть имущества Верхнехавского маслоэкстракционного завода в Воронежской области, в том числе примерно 20% оборудования. 80% компания приобрела ранее за 761 млн руб. и таким образом завершила объединение технологического процесса. "Благо" арендовала этот МЭЗ с 2014 года. В торгах участвовала и "Самараагропромпереработка" (входит в "Русагро"), предлагавшая 1,5 млрд руб. В апреле ФАС одобрила компании "Ресурс-Юг" (входит в ГАП "Ресурс") покупку предприятия "Масло Ставрополья" и комбината "Флорентина", владельцем которых была группа Kernel — крупнейший производитель растительного масла на Украине. В 2014 году "Ресурс" уже купил у нее за $10 млн Невинномысский маслоэкстракционный завод, приобретенный холдингом тремя годами ранее. До осени 2011-го этот МЭЗ, а также "Масло Ставрополья" и "Флорентину" контролировала группа "Русские масла". Kernel за $60 млн приобрел у нее единым лотом все три предприятия. Андрей Морев говорит, что это не лучшие активы, которые уже несколько раз меняли собственников. "Возможен рост только в случае усиления экспортного потенциала региона, но конкуренция в секторе очень высокая, что и доказывает опыт предыдущих владельцев", — обращает внимание он. По данным kartoteka.ru, с мая 100% "Флорентины" принадлежат "Ресурс-Юг", учредителем завода "Масло Ставрополья" в декабре по-прежнему значился Kernel. Хотя в некоторых регионах России наблюдается точечное повышение рыночной стоимости сельскохозяйственных земель, однозначной тенденции удорожания или падения цены аграрных активов на рынке не наблюдается, говорит директор отдела инвестиций и рынков капитала КПМГ в России и СНГ Дмитрий Мусатов. По его словам, общий объем сделок в прошлом году значительно уступил показателю 2015-го, учитывая, что тогда состоялось знаковое по размерам приобретение тайской группой Charoen Pokphand Foods птицефабрик «Северная» и «Войсковицы» за $680 млн. «В целом же доступ к информации о проводимых в секторе сделках по-прежнему остается очень ограниченным, что не оставляет возможности достоверно оценить активность M&A на агрорынке», — сожалеет он. Суммарный объем сделок в прошлом году приблизился к $600­-700 млн, оценивает Морев. Крупные птицефабрики сменили владельцев Одни из самых заметных сделок 2016 года — смена владельцев птицефабрик «Акашевская» и «Синявинская» — подтверждают, что интерес инвесторов к строительству новых комплексов снизился из-за существенного усиления конкуренции, особенно в европейской части России, отмечает партнер практики «Сопровождение сделок слияний и поглощений» консалтинговой группы «НЭО Центр» Илья Партин. «Единственный выход для тех, кто хочет наращивать производство, — приобретение существующих мощностей», — уверен он. О том, что «Акашево», один из крупнейших в стране производителей мяса бройлера, продается структурам, связанным с «Агрокомплексом» им. Н. Ткачева, стало известно в начале октября. Согласно базе kartoteka.ru, до 27 октября 100% акций «Акашево» через «МарФинИнвест» владел гендиректор компании Николай Криваш, затем они перешли к «Агроактиву», зарегистрированному 1 августа 2016 года в Краснодаре. Прежний владелец марийского агрохолдинга решил выйти из агробизнеса еще в 2015 году, и с тех пор при участии Россельхозбанка вел активные переговоры с потенциальными покупателями. Компания столкнулась с финансовыми трудностями, поскольку начала активно развиваться в сложный период, когда цены на мясо бройлера перестали расти, знает гендиректор Росптицесоюза Галина Бобылева. Так, в 2015 году холдинг одним из первых в стране получил проектное финансирование с господдержкой на строительство девятой очереди птицекомплекса мощностью 17,3 тыс. т и стоимостью почти 8,4 млрд руб. Выручка «Акашево» в 2015 году составила 14,6 млрд руб. против около 8,9 млрд руб. в 2014-м, но чистая прибыль уменьшилась с 48,3 млн руб. до 25 тыс. руб. Объем долговых обязательств на конец 2015 года составлял 38,6 млрд руб., в том числе 28,7 млрд руб. долгосрочных кредитов, следует из данных kartoteka.ru. Финансовый аналитик «Финам» Тимур Нигматуллин слышал, что «Акашево» находится в тяжелом положении из-за высокой закредитованности и сложной рыночной конъюнктуры. Он считает, что вряд ли его стоимость за вычетом долга превысила 3−9 млрд руб. в зависимости от условий сделки. Deloitte оценивает «Акашево» в 30−40 млрд руб. без учета чистого долга, составлявшего 31 млрд руб. на конец 2015 года. Учитывая непростую ситуацию в компании, в сделке, скорее всего, присутствовал большой дисконт, предполагает Морев. Эта покупка позволит «Агрокомплексу» усилить позиции на мясном рынке. По итогам 2015 года он стал 12-м в рейтинге «Агроинвестора» среди топ-20 крупнейших производителей мяса с оценочным объемом в 126,6 тыс. т. «Акашево» тогда заняла девятую строчку, выпустив 166,5 тыс. т бройлера (обе цифры в убойном весе). Даже без учета возможного роста производственных мощностей и покупки других активов «Агрокомплекс», вероятно, сможет если не войти в пятерку лидеров, то вплотную приблизиться к ней. Сейчас на пятой строке находится ГАП «Ресурс», которая в 2015 году произвела 270,6 тыс. т мяса в убойном весе. О смене владельца крупнейшего в России производителя яйца — птицефабрики «Синявинская» — «Агроинвестор» подробно рассказывал в декабрьском номере. Эксперты и участники рынка считают покупателем «Ругрэйн Холдинг» или связанные с ним или его президентом Али Дарчиевым структуры/людей. Сам Дарчиев в июле говорил о заключении сделки на презентации нового инкубатория в Башкортостане. Однако в ноябре компания ее отрицала. По словам члена совета директоров «Русгрэйн» Алексея Верхотурова, переговоры велись, но сделка не состоялась, и ни сам холдинг, ни его структуры или связанные с ним лица «Синявинскую» тоже не покупали. Птицефабрика не раскрывает нынешних владельцев. Сумму сделки Deloitte оценивает в 7−9 млрд руб. без учета чистого долга в 5 млрд руб. Еще одно приобретение холдинга — покупка челябинской «Здоровой Фермы» у депутата Госдумы Олега Колесникова. В апреле Верхотуров рассказывал «Коммерсанту», что в ходе сделки компания получила все активы группы: торговый дом, «Уралбройлер» («Кунашакская» и «Аргаяшская» птицефабрики), комбикормовый завод, «Родниковский свинокомплекс», перерабатывающий комплекс «Здоровая ферма — Деликатесы» и три пермских птицефабрики. Сумма сделки не раскрывается, но одним из ее условий, по информации издания, было выделение около 1,5 млрд руб. на погашение задолженности перед Сбербанком, уплату налогов и зарплат. В 2016 году «Русгрэйн» планировал инвестировать в новые активы не менее 500 млн руб. Правда, по данным kartoteka.ru, с января 2016-го 100% акций ГК «Здоровая Ферма» принадлежит Владимиру Акаеву, контроль над одноименным торговым домом, «Уралбройлером», «Уральской мясной компанией» он получил в октябре-ноябре. Акаев — председатель совета директоров «Тройка-Д Банка», также он входит в совет директоров «Интеко», подконтрольной группе «Сафмар» (прежде она называлась «Бин») бизнесмена Микаила Шишханова и семьи Гуцериевых. Ранее «Ведомости» писали о том, что «Русгрэйн» связан с владельцами «Сафмар», однако представитель последней говорит, что у нее нет никаких сельхозактивов. В декабре 2015-го купить «Здоровую Ферму» хотела «Русагро» и приобрела миноритарные доли предприятий (30%), рассчитывая закрыть сделку в течение двух месяцев. Но буквально через две недели после этого отказалась от намерений. «Компания не смогла согласовать с продавцом окончательные условия сделки. Договор был расторгнут, и все купленные активы возвращены продавцу», — говорилось в сообщении холдинга. Лидеры расширяют земельные банки Хотя войти в новый для себя сегмент бизнеса в 2016 году «Русагро» не удалось, другие ее сделки M&A были вполне успешными и кажутся экспертам рациональными. «Приобретения холдинга продолжают его стратегию, связанную с укреплением лидирующих позиций на сахарном рынке, а также экспансией в Дальневосточный округ», — комментирует Морев. В частности, группа купила три из десяти сахарных заводов «Разгуляя» в новых для себя регионах — «Кшенский» и «Кривец-сахар» в Курской области и «Отрадинский» в Орловской. Также она получила сырьевую зону предприятий — 86 тыс. га. Минимальную стоимость отчуждаемых активов (с долгом на балансе) совет директоров «Разгуляя» в феврале оценивал в 922 млн руб., общий кредитный портфель предприятий превышал 3,6 млрд руб. Сумма сделок составила 8,1 млрд руб., рассказывал «Агроинвестору» гендиректор «Русагро» Максим Басов. По его словам, компания провела сделки с положительной добавленной стоимостью, важными для нее стали возможность расширения заводов и их местоположение. Также в прошлом году холдинг Вадима Мошковича приобрел один из крупнейших в Пензенской области «Колышлейский элеватор», крупозавод, принадлежавший «Разгуляю», кроме того, в течение года ФАС одобрила «Русагро» покупку пяти предприятий в Приморье. В декабре холдинг сообщил, что его земельный банк на Дальнем Востоке превысил 82 тыс. га. Сделки «Русагро» — классический пример того, как компания расширяется в зоне своего присутствия, то же самое можно сказать о «Продимексе», отмечает Новоселов. Фактически в этом году они лишь юридически закрепили права на активы «Разгуляя» и «Иволги», контроль над которыми получили еще в 2015-м, говорит эксперт. В декабре «Продимекс» в ходе торгов выкупил имущество «Большесолдатского агрообъединения» за 188,5 млн руб. и компании «Сахаринвест» (сахарный завод и земли) за 160 млн руб. Они входили в курский кластер российско-казахстанского холдинга «Иволга», о финансовых проблемах которого стало известно в 2015 году. Также ФАС одобрила «Продимексу» покупку еще одного хозяйства группы — компании «Курск-Агро», 100% ее акций перешли к структуре холдинга в августе, следует из данных kartoteka.ru. Интерес к курским землям «Иволги» проявлял и «Мираторг», в частности, летом Росимущество передало ему в долгосрочную аренду свыше 7 тыс. га, которыми раньше пользовалась уходящая из региона компания. Поскольку «Мираторг» увеличивает стадо мясного КРС и намерен расширять свиноводческий проект, он вынужден постоянно увеличивать земельный банк, поясняет Морев. В прошлом году холдинг активно рос за счет покупки новых активов, добавляет Новоселов. Правда, распродажа активов «Иволги» — вероятно, из-за того, что изначально холдинг был крайне закрытым — проходит менее заметно для рынка, чем передел предприятий публичного «Разгуляя». Кроме «Русагро», в 2016 году их новыми владельцами стали ГК «Степь» (входит в АФК «Система»), «Доминант», «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева. Последний, в частности, купил все рисовые активы «Разгуляя». Возможно, краснодарский холдинг выкупит у него и «Сахарный комбинат «Тихорецкий»», который арендует с 2015 года. ФАС одобрила сделку, однако на середину декабря изменений в ЕГРЮЛ не было: 100% предприятия принадлежало «Сахарной компании «Разгуляй»». Группа «Степь» приобрела у «Разгуляя» ростовский племзавод «Прогресс» с 33,5 тыс. га земли, эта покупка стала не единственной сделкой компании в 2016 году. «Несколько лет назад АФК «Система» анонсировала цели по контролю над 1 млн га земли, но затем снизила активность на аграрном рынке, — напоминает Морев. — В последние два года компания вернулась к прежним планам и наращивает присутствие в ЮФО». Среди купленных в прошлом году хозяйств, например, были активы российской «дочки» Glencore — «Международной зерновой компании» с примерно 66 тыс. га. На конец 2015-го у «Степи» было 37,6 тыс. га земель, говорится в годовом отчете «Системы». В декабре 2016-го на сайте корпорации было указано, что ее земельный банк составляет 247 тыс. га с учетом примерно 100 тыс. га у «РЗ Агро» (совместное предприятие «Системы» и членов семьи Луис-Дрейфус). Также в прошлом году стало известно о покупке «Степью» крупнейшего в России тепличного комплекса — агрокомбината «Южный», и питомника «Сады Кубани», хотя сделки состоялись еще в 2015-м. Еще несколько M&A могло произойти в конце года: в октябре ФАС удовлетворила ходатайства «Юго-Восточной агрогруппы» (ГК АСБ) о покупке девяти активов, в том числе у «РосАгро», контролировавшей свыше 400 тыс. га в Саратовской, Пензенской, Воронежской, Липецкой областях и Ставропольском крае. «На данный момент холдинг планирует повышать эффективность своего земельного портфеля: малоэффективные активы, к примеру, в Пензенской области продаются, более эффективные — приобретаются вместо них», — знает Морев. В ноябре в Пензенской области была зарегистрирована компания «АСБ-Пенза», участниками которой являются восемь из девяти предприятий, покупку которых «Юго-Восточной агрогруппе» одобрила антимонопольная служба, следует из данных kartoteka.ru. СМИ писали, что «РосАгро» может продать АСБ 110−150 тыс. га земли, сумма сделки оценивалась в 2,5−3 млрд руб. В декабре ФАС удовлетворила ходатайство «Агрокомплекса» им. Н. Ткачева о приобретении 100% «Парус Агро Груп». На ее сайте говорится, что она контролирует 102 тыс. га земель в Краснодарском и Ставропольском краях, а также в Адыгее. Согласно базе kartoteka.ru на середину декабря, 57,99% акций принадлежало оффшорной «Палмвей Холдингз Лимитед», остальные доли — Андрею Муравьеву (33,78%) и гендиректору компании Николаю Долгих (8,24%). Кроме растениеводства, холдинг занимается молочным животноводством (3,7 тыс. дойных коров) и садоводством (230 га садов). Выручка в 2015 году составила 26,9 млн руб., чистая прибыль — почти 166 млн руб. Уставной капитал компании превышает 1,1 млрд руб. Если сделка состоится, то земельный банк «Агрокомплекса» с учетом всех приобретенных в этом году активов, оценочно, может превысить 600 тыс. га. Теоретически есть риск, что при такой скорости и масштабах роста у холдинга могут возникнуть проблемы с эффективной интеграцией приобретенных компаний. Но, с другой стороны, вертикальная интеграция и диверсификация снижают рыночные риски и позволяют при должной организации бизнеса получить хороший результат, рассуждает Новоселов. По данным kartoteka.ru, на конец 2015 года у «Агрокомплекса» было 27,4 млрд руб. долгосрочных и почти 14,7 млрд руб. краткосрочных обязательств. Выручка холдинга составляла около 38,7 млрд руб., чистая прибыль — 6,6 млрд руб. Свинокомплексы тоже покупают Хотя сектор свиноводства вслед за производством мяса бройлера и яйца близится к насыщению внутреннего рынка, что в дальнейшем предполагает консолидацию игроков, большого числа M&A здесь пока нет. Однако в 2016 году несколько сделок все-таки состоялось. В мае удмуртская «Комос Групп» купила свинокомплекс «Татмит Агро» в Татарстане у пермского холдинга «Юмико», чуть позже был приобретен и его мясокомбинат «Кунгурский». Сумма сделок не раскрывается. «Татмит Агро» — современный комплекс с кормоцехом и бойней, правда, небольшой: мощность предприятия — около 8,5 тыс. т свинины в живом весе в год. «Приобретение этого актива позволит нашему агрохолдингу в будущем увеличить объемы производства свинины до 50 тыс. т в год», — отмечал тогда первый заместитель гендиректора «Комос Групп» Алексей Пьянков (позже он возглавил «Юмико»). До сделки в холдинг входили комплексы «Восточный» и «Кигбаевский бекон», которые в 2015 году произвели 41,7 тыс. т свинины в живом весе, а также «Краснокамский мясокомбинат». В марте «Кубанский бекон» (входит в «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева) за 724,8 млн руб. купил на торгах имущество компании «Делимит» (Краснодарский край). Комплекс на 40 тыс. свиней в год принадлежал основателю холдинга «Балтимор» Алексею Антипову и обанкротился в 2013-м после вспышки африканской чумы свиней (АЧС) годом ранее, когда все стадо было уничтожено. Инвестиции в строительство «Делимита» оценивались почти в 2 млрд руб. В 2016 году «Кубанский бекон» приобрел еще одно предприятие, ранее ставшее жертвой вируса — «Русскую свинину» (Ростовская область), принадлежавшую предпринимателю, экс-владельцу компаний «Русский уголь» и «Эстар» Вадиму Варшавскому. Об этом сообщал журнал «Компания» со ссылкой на источники, близкие к участникам сделки. В 2010 году «Русская свинина» лишилась из-за АЧС примерно 60 тыс. свиней, тем не менее на других площадках оставалось около 200 тыс. животных. Доля компании на ростовском рынке достигала 35−40%. Правда, изменений в структуре владельцев «Русской свинины» или «Русского агропромышленного треста», которому принадлежат компании холдинга, в базе kartoteka.ru в декабре не было. Однако на сайте «Агрокомплекса» в разделе тендеров есть перечень предприятий холдинга, для которых он закупает ту или иную продукцию, и среди них указана ГК «Русская свинина». Также в прошлом году «дочка» «Агрокомплекса» купила сельхозпредприятие «Ростов-Мир», которое тоже разводило свиней, но потеряла поголовье из-за АЧС и не смогла восстановиться. Его прежний владелец Юрий Рошкован ранее говорил «Агроинвестору», что готов продать бизнес, если найдется покупатель. По данным kartoteka.ru, хозяйство прекратило деятельность, его правопреемником в октябре 2016-го стал «Агрокомплекс Ростовский», 99,99% которого владеет «Кубанский бекон» и принадлежащий ему «Валинор-Менеджмент», 0,01% у «РСХБ-Финанс». «Агрокомплекс» является сильнейшим диверсифицированным игроком в Южном федеральном округе и продолжает укреплять свои позиции. При этом амбиции холдинга явно увеличились, и он начинает экспансию в другие регионы — от него можно ожидать новых сделок M&A в 2017 году, считает Морев. M&A-активность сохранится В 2017 году в целом сохранится тенденция покупки небольших хозяйств с земельным банком около 10−20 тыс. га крупными агрохолдингами. Также привлекательными по цене будут приобретения компаний с нестабильным финансовым положением и повышенной долговой нагрузкой, прогнозирует Мусатов. Партин тоже видит потенциал сделок M&A, связанных с реструктуризацией долга у тех игроков, которые не смогли справиться с кредитной нагрузкой. Новости о том, что «если Россельхозбанк создаст резервы под все неработающие кредиты, то он почти полностью лишится капитала», о чем в декабре сообщило рейтинговое агентство Fitch, показательны и отражают текущую ситуацию в секторе, уверен эксперт. «Это создает дополнительные возможности для стратегических инвесторов по приобретению проблемных активов банков, — комментирует Партин. — Такие сделки в основном будут безденежными и станут сопровождаться списанием части текущего долга в обмен на вхождение в капитал компании инвестора, который сможет эффективно управлять активом». Из-за трудностей с окупаемостью проектов на фоне снижения цен на готовую продукцию в этом году возможна активизация процессов слияния и поглощения в свиноводстве и смены владельцев у тех участников рынка, чье финансовое положение за прошедший год заметно ухудшилось, предполагает Мусатов. Производство свинины достигло уровня насыщения внутреннего рынка, и дальнейшее развитие компаний будет сосредоточено на повышении эффективности работы, в том числе за счет поглощения слабых закредитованных игроков, соглашается Морев. «Я не исключаю активизацию рынка M&A в этом секторе в ближайшие два-три года, — комментирует он. — А вот, например, тепличное овощеводство на подъеме, и игроки будут расти в основном за счет привлечения банковского финансирования, хотя возможны и поглощения небольших компаний, в основном на региональном уровне». Возможности для передела рынка тепличного овощеводства в России весьма ограничены из-за его не очень значительного размера. «Этот сегмент продолжит развиваться за счет новых проектов при условии стабильности господдержки сельского хозяйства», — считает Мусатов (подробнее — на стр. 24). Овощеводство и садоводство являются популярными секторами для создания новых проектов, поэтому здесь вероятность осуществления сделок M&A невелика, хотя исключения всегда возможны, рассуждает Партин. Обратная ситуация в животноводстве, особенно в свино- и птицеводстве, где рынок уже прошел инвестиционную фазу и дальнейший рост может заключаться либо в приобретении существующих игроков, либо в поиске небольших локальных рынков, добавляет Партин. Аналогичная ситуация в свеклосахарной отрасли. Усиление активности в секторе слияний и поглощений в этом году маловероятно: инвестиции в покупку других участников рынка будет сдерживать снижение доходности в отрасли. «Продолжится борьба за качественные активы, которых немного, — предполагает Новоселов. — Возможно, появится больший баланс между спросом и предложением. В 2016-м был рынок продавца: за хорошие активы шла конкуренция». При этом, несмотря на падение рентабельности, маржа в АПК остается на неплохом уровне. Успешные игроки стоят перед выбором: как расти и развиваться дальше — входить в новые сектора или расширять бизнес в имеющихся сегментах. Оба варианта предполагают возможности эффективного роста за счет приобретения новых активов, говорит эксперт. Нигматуллин тоже думает, что в этом году активность сделок M&A сохранится на уровне 2016-го. По его мнению, сейчас благоприятный период для слияний и поглощений в сегменте растениеводства. С тем, что интерес к этому сектору останется, соглашается Морев. Наиболее интересными для инвесторов будут компании, ориентированные на экспорт, а также игроки, работающие на рынках продукции замещения импорта, добавляет он. «В целом из-за неопределенности с госсубсидиями непрофильные инвесторы станут смотреть на сектор АПК с осторожностью, тогда как существующие игроки будут пользоваться своим положением и наращивать долю рынка, в том числе путем M&A, надеясь стать системно значимыми компаниями, которые будут поддерживать в первую очередь», — полагает Партин. Татьяна Кулистикова Источник: www.agroinvestor.ru
  4. По оценке Минэкономразвития, 2016 год завершится оживлением инвестиционной активности в АПК. Средние и крупные компании вкладывают в новые производства, ряд проектов выходит на завершающий этап. По итогам уходящего года рост вложений в основной капитал в сельском хозяйстве составит 4,8%, говорится в прогнозе социально-экономического развития России на 2017−2019 годы, подготовленном ведомством. Но это увеличение будет на фоне спада инвестиций в отрасль в прошлом году на 9,6% (в сопоставимых ценах; в фактически действовавших, согласно Росстату, они прибавили 4,4%). Интерес к АПК не слабеет «Агроинвестор» отобрал 15 крупнейших проектов общей стоимостью 313 млрд руб., объявленных или стартовавших в этом году. Если в 2015-м главными объектами планируемых вложений были свино- и птицеводство, то в этом году инвесторов стало больше привлекать молочное животноводство (пять проектов) и производство овощей в закрытом грунте (четыре проекта). Три компании приступили к реализации проектов в свиноводстве, две хотят вкладывать в растениеводство, одна намерена развивать мясную переработку. Также стоит отметить, что в прошлом году инвесторы чаще заявляли о масштабных проектах стоимостью более 5 млрд руб., в 2016-м они стали сдержаннее, но, по мнению экспертов, не снизили активность. Несмотря на эффект высокой базы, сельское хозяйство продолжает расти опережающими темпами относительно динамики ВВП. Так, за первое полугодие сектор прибавил 1,5% по сравнению с аналогичным периодом 2015-го, тогда как падение реального ВВП страны составило 0,9%. Вклад АПК в ВВП составил 2,8% против докризисных 2,4% за первую половину 2014-го, сравнивает финансовый аналитик холдинга «Финам» Тимур Нигматуллин. Опережающими темпами в этом году росли и инвестиции в основной капитал отрасли. «Несмотря на неопределенность в геополитике, господдержке (из-за дефицита бюджета) и негативную ценовую конъюнктуру в ряде сегментов, в частности на мясном рынке, общий тренд остается положительным на фоне замещения импорта из-за сильного ослабления рубля и все еще достаточно высокой маржи», — комментирует он. Причем инвесторов привлекают разные сектора. Так, «Ариант» может стать владельцем 2,5 тыс. га виноградников, принадлежащих банкротящимся предприятиям винного холдинга Gerrus Group, «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева стал владельцем «Акашево», в Татарстане планируется создание агропромышленного парка «Сяосян — Волга», который будет перерабатывать зерно. Гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев считает, что 2016 год был достаточно насыщенным для агропрома, интерес инвесторов к нему не ослабевал. «В основном это связано с тем, что сельское хозяйство — одна из немногих отраслей экономики России, которая продолжает показывать рост, — поясняет он. — Реализовано несколько крупных сделок, продолжается процесс перераспределения земельного банка за счет укрупнения лидеров и ухода слабых игроков». По мнению эксперта, в первую очередь инвесторы проявляют интерес к теплицам, молочной отрасли, глубокой переработке сельхозпродукции. Однако по-прежнему остаются актуальными факторы, замедляющие приток инвестиций в отрасль — это ограниченный доступ капитала к рынку и дешевому финансированию. Также немаловажное значение имеет отсутствие уверенности в стабильности программ господдержки. К примеру, банки при принятии решения о кредитовании нередко игнорируют потенциальные субсидии в общем денежном потоке проекта. Инвесторы идут в молоко В этом году инвесторы не обходили стороной молочный сектор. По итогам года производство молока увеличится всего на 1−1,5%, что подразумевает сохранение существующего дефицита сырья для переработки на уровне 7−8 млн т. Обещания господдержки обнадеживают инвесторов: с 2017 года планируется увеличить долю возмещения прямых понесенных затрат с 20% до 30% сметной стоимости молочных ферм, а для регионов Дальнего Востока — до 35%, а также обеспечить защиту отечественных производителей от недобросовестной конкуренции со стороны производителей фальсификата. «Стране не просто не хватает молока, а не хватает качественного молока, несмотря на падение потребительского спроса, — говорит независимый эксперт молочного рынка Татьяна Рыбалова. — Очень важно ужесточить борьбу с фальсифицированной продукцией, иначе производителям нет смысла инвестировать в возведение современных предприятий». В течение года в расширение объемов производства вкладывали как действующие игроки — «ЭкоНива», «Молвест», «Дамате», так и новые, в том числе иностранные компании, заявлявшие о намерениях освоить этот бизнес. В октябре первый камень в строительство фермы в Калужской области заложила вьетнамская TH Group. До 2019 года она рассчитывает запустить в регионе молочный комплекс на 45 тыс. дойных коров и перерабатывающий завод. Производство молока должно составить 300 тыс. т в год, инвестиции — $400 млн. В мае компания начала возведение схожего проекта в Московской области, о котором объявила еще в 2014 году. Его первая очередь будет включать пять ферм на 12 тыс. коров, перерабатывающий завод мощностью 800 т продукции в сутки и завод по производству кормов. Вторая очередь (четыре фермы на 9,6 тыс. коров) будет построена до конца 2020 года. Суммарные вложения составят $500 млн. Всего компания готова инвестировать в российские проекты $2,7 млрд в течение 10 лет, писали «Ведомости». По словам председателя правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрея Даниленко, российские инвесторы неохотно идут в молочное животноводство, поскольку проекты требуют значительных вложений и долго окупаются — 15 лет и более. У иностранных инвесторов есть возможность привлекать заемные средства в своей стране по более низкой процентной ставке, тем самым уменьшая сроки окупаемости, считает он. Президент TH Group Тхай Хыонг на закладке первого камня подмосковного проекта отметила, что Россия сегодня «проводит революцию в сельском хозяйстве». По ее мнению, в стране имеются все необходимые институты для поддержки бизнеса. Еще один иностранный инвестор, решивший зайти в российский молочный сектор, — тайская корпорация Charoen Pokphand Group (CP Group). В партнерстве с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) она планирует построить молочно-товарный комплекс на 80 тыс. коров оценочной стоимостью $1 млрд в Рязанской области. Это будет предприятие полного производственного цикла — от растениеводства до упаковки и дистрибуции готовой продукции. Под выращивание агрокультур инвестору планируется выделить до 60 тыс. га земли. В проект войдут ближневосточные инвесторы и банки, кластер будет строиться от трех до пяти лет. Годовая мощность должна составить 400 тыс. т молока, сыров и кисломолочных продуктов. CP Group не новичок на российском агрорынке. Корпорация вкладывает средства в АПК страны через компании своего субхолдинга Charoen Pokphand Foods и уже инвестировала $0,5 млрд. Всего в сельское хозяйство России группа может вложить до $10 млрд, говорил ранее председатель совета ее директоров Данин Чераванонт. В марте к строительству молочного комплекса на 4,6 тыс. дойных коров в Тюменской области приступила компания «Дамате» в партнерстве с Danone — одним из крупнейших переработчиков молока-сырья в стране. На конец этого года запланирован ввод первой очереди с доильным залом и завоз первой партии скота, рассказывает гендиректор компании «Тюменские молочные фермы» («Дамате») Ник Халливелл. После выхода на полную мощность новый комплекс станет крупнейшим в регионе и будет производить 44,7 тыс. т молока в год. Стоимость проекта 5,6 млрд руб., он финансируется за счет собственных средств «Дамате», кредита Россельхозбанка и инвестиций Danone. По условиям соглашения между компаниями, все молоко, произведенное на комплексе, будет продаваться на перерабатывающие заводы Danone, в частности на «Ялуторовский» комбинат. «Особенностью проекта станет отсутствие традиционных танков для хранения молока в большом доильном зале, их заменят автоцистерны-полуприцепы, в которые охлажденное в потоке молоко будет закачиваться напрямую и сразу же доставляться на переработку, — рассказывает топ-менеджер. — Время с момента дойки до доставки молока на завод сократится до четырех часов». Для обеспечения стада кормами «Дамате» развивает в регионе растениеводческое направление. Земельный банк группы составляет 10,2 тыс. га. Партнерство с Danone будет способствовать успеху проекта, считает Нигматуллин. Даже на перенасыщенном рынке компания может расти, увеличивая свою долю благодаря сильному бренду. О намерении увеличить в пять раз — до 200 тыс. т в год — производство молока к 2022-му летом сообщил холдинг «Степь» (агроструктура АФК «Система»). Она намерена вложить до 9 млрд руб. в строительство 14 молочных ферм на 1,6 тыс. коров каждая в Ростовской области, сообщал «Интерфакс» со ссылкой на заявление гендиректора Региональной корпорации развития Виктора Гончарова. В целом затраты оцениваются в 18 млрд руб., вторую половину суммы компания планирует привлечь от области. «Мы поддерживаем этот проект, но найти 9 млрд руб. на сегодняшний день непросто», — комментировал Гончаров. Обсуждалась схема финансирования, согласно которой Региональная корпорация должна была войти в уставной капитал нового проекта и на определенном этапе выйти из него, вернув инвестиции с премией. По мнению Морева, «Степь» сможет успешно реализовать проект, так как за ней стоит финансовая поддержка АФК «Система». Но немаловажным фактором станет наличие господдержки, акцентирует он. Впрочем, она крайне важна для любых молочных проектов: должна быть долгосрочная программа государственной помощи инвесторам, которая не будет меняться под влиянием внешней конъюнктуры. Рыбалова соглашается с аналитиком: «В секторе объявляется много проектов, однако реально строятся только те, которые получают поддержку государства». Хотя в этом году реализовано больше проектов, чем в прошлом, и по объемам объявленных вложений 2016-й выглядит лучше, чем предыдущие два года, добавляет она. По итогам трех кварталов производство молока в сельхозпредприятиях выросло более чем на 260 тыс. т по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, значительный вклад внесли как раз новые фермы. Овощей по-прежнему не хватает В тепличном секторе в этом году наблюдается бум инвестиций благодаря действию продовольственного эмбарго, которое привело к резкому уменьшению конкуренции на внутреннем рынке, и призывам государства заместить выпавшие объемы зарубежной продукции. «По итогам этого года доля импорта в потребительской корзине россиян, по оценке Минсельхоза, может сократиться до 50%, но при этом общий объем потребления тепличных овощей снизится почти на треть, — обращает внимание гендиректор компании «Технологии Роста» Тамара Решетникова. — Турция поставляла нам в среднем около 50% всех импортируемых томатов, это примерно 400 тыс. т, чтобы заместить этот объем, нам нужно построить около 700 га только томатных теплиц, причем со светокультурой, чтобы было круглогодичное производство». По данным Минсельхоза, валовой сбор тепличных овощей на середину ноября составлял 587 тыс. т, что почти на 30% больше, чем годом ранее (454 тыс. т). В том числе производство огурцов выросло на 17% до 384,9 тыс. т, а томатов — на 62% до 186,7 тыс. т. По итогам года агроведомство прогнозирует увеличение объемов на 25% и называет тепличную отрасль одной из приоритетных. В течение пяти лет в России необходимо повысить производство овощей, чтобы на 90% закрывать внутренние потребности, говорил ранее глава министерства Александр Ткачев. Для этого, в частности, необходимо построить 2 тыс. га теплиц, что требует примерно 200 млрд руб. инвестиций. Девальвация рубля и продовольственное эмбарго, позволившие сделать рывок в развитии овощеводства, не будут вечными, и отечественным компаниям нужно спешить занять освободившуюся нишу, рекомендовал министр. По мнению Решетниковой, проекты, которые стартовали в прошлом и этом году, сейчас «в шоколаде». Даже возросшие затраты на импортные средства производства с лихвой покрывает удорожание продукции в этом году, поэтому рентабельность отрасли резко возросла. В России есть регионы, где до сих пор нет тепличного производства овощей: либо его там вообще не было, либо оно прекратилось после банкротства старых предприятий. По мнению Решетниковой, эти регионы наиболее привлекательны для потенциальных инвесторов. «Случается, что на один и тот же претендует сразу несколько компаний, например, в Тверской области сейчас заявлено четыре проекта общей площадью 55 га, — знает эксперт. — Реализовывать их все нет никакого смысла: чем больше теплиц, тем выше локальная конкуренция и ниже маржинальность бизнеса». Поэтому в выигрыше будет тот инвестор, который первым запустит производство, в этом случае остальные могут отказаться от своих планов. По данным Решетниковой, на середину ноября в тепличной отрасли было анонсировано более 130 новых проектов. Компания «Эко-Культура», пожалуй, крупнейшая не только по объявленным вложениям в тепличном секторе, но и в целом в АПК в этом году. Сейчас в составе агрохолдинга два тепличных комбината общей площадью 30 га (к концу 2016-го она должна увеличиться до 52 га, а в 2017—2018 прибавить еще 57 га), цех по фасовке овощей, распределительный центр в Ставропольском крае, подразделение по комплексному снабжению предприятий общественного питания и производственно-логистическая компания в Москве. Только за последние несколько месяцев компания анонсировала проекты строительства теплиц на 250 га с общим объемом производства более 200 тыс. т огурцов и томатов. Общая стоимость — почти 70 млрд руб. Всего же к 2020 году агрохолдинг хочет ввести в работу 60 га теплиц в Московской области, 80 га — в Тульской, 85,6 га — в Липецкой, 100 га — на Ставрополье, 60 га — под Воронежем и столько же в Казахстане, говорится на сайте компании. Всего с учетом уже построенных мощностей — почти 490 га теплиц. По мнению Нигматуллина, основные риски тепличного бизнеса в перечисленных регионах (кроме Ставрополья и Казахстана) — недостаточное количество солнечных дней, высокие расходы на обогрев и т. п. Возможно, высокий платежеспособный спрос в Москве сможет их нивелировать, но при значительном укреплении рубля будет очень сложно составить конкуренцию импорту, считает он. «Это грандиозные планы! — комментирует Решетникова. — Вопрос, будут ли они реализованы в полном объеме и когда». Крупные проекты — от 100 га и выше — анонсировались и в прошлом году, но фактически ни один из них до сих пор не сошел с бумаги, говорит эксперт. Пока к реализации планов приступают только инвесторы, решившие построить небольшие теплицы — от 3 га до 15 га. Как правило, именно такие проекты более жизнеспособные, считает она. В августе на заседании малого правительства Белгородской области было одобрено строительство в регионе тепличного комплекса «Гринхаус». Инвестор проекта — сын миллиардера Романа Абрамовича Аркадий, писали «Ведомости». На первом этапе до конца 2017 года компания планирует возвести 24 га теплиц мощностью почти 20 тыс. га овощей за 5,93 млрд руб. К 2020-му площади будут увеличены до 108 га, производство овощей после выхода на проектную мощность составит 95 тыс. т. Исполнительный директор Плодоовощного союза России Михаил Глушков оценивал общую стоимость проекта в 20−25 млрд руб. «УГМК-агро» миллиардера Искандера Махмудова в сентябре тоже сообщила о намерениях вложить около 5,5 млрд руб. во вторую очередь тепличного комплекса в поселке Садовый Екатеринбурга. Площадь теплиц составит 17,6 га, в том числе 3 га для производства зелени. Запуск нового предприятия позволит компании увеличить объемы сбора овощей в 2,6 раза до 14,5 тыс. т томатов и огурцов, а также получать 1,28 тыс. т зелени. Освоить новый для себя тепличный сектор планировала и «Русагро». Компания хотела вложить 20 млрд руб. в строительство 100 га теплиц в Тамбовской области. На это предполагалось направить часть средств от допэмиссии акций. Но в сентябре гендиректор холдинга Максим Басов сообщил СМИ, что группа может отказаться от этих планов. «Мы не начали строить теплицы. Мы проектируем, ведем земляные работы, но не начнем этот проект, пока не получим решения комиссии Минсельхоза о субсидировании. Без субсидирования этот проект не работает, — цитировало топ-менеджера агентство «Рейтер». — Все теплицы имеет смысл делать только если мы получим субсидирование процентной ставки по инвестиционному кредиту и возврат 20% прямых капзатрат». Возмещение 20% CAPEX для инвесторов — отличная поддержка, но в прошлом году ее получили только пять проектов, запущенных в 2014-м, а в этом еще никому не выделили денег, говорила Решетникова в ноябре. Поэтому неудивительно, что инвестор так осторожен. Кроме того, далеко не каждый комплекс, который мог бы получить такую помощь, реально может на нее рассчитывать, обращает внимание она. «Сначала нужно пройти конкурсный отбор, собрать множество документов, подходить под все требования Минсельхоза. Но в итоге даже те, кто соответствует всем условиям, включены в список, построили и запустили производство в прошлом году, еще ничего не получили. А в 2017-м будет сокращение объемов господдержки», — напоминает Решетникова. Мясной сектор больше не лидер Один из новых трендов этого года — снижение интереса к свино- и птицеводству в центральных регионах страны, обращает внимание Морев. Проектов стоимостью более 5 млрд руб. в птицеводстве в этом году не объявлялось. Строить новые бройлерные птицефабрики инвесторы больше не хотят, рынок насыщен. Поэтому основные вложения уходящего года в секторе — сделки M&A, расширение и модернизация мощностей действующих игроков, развитие сегмента переработки. Инвестиции в строительство птицекомплексов с нуля оправданы лишь в тех регионах, где рынок обеспечен собственным производством менее чем на 50%. При этом уже нет надобности в мощных предприятиях. По оценке Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), предельный уровень — это 25−35 тыс. т. Так, например, о намерениях возвести птицефабрику на 30 тыс. т/год в этом году сообщала Бурятия, в 2015-м здесь было произведено всего 0,4 тыс. т мяса птицы в живом весе. Основные вложения в свиноводческий сектор в этом году шли по заявленным ранее инвестпрограммам, говорит замгендиректора Национального союза свиноводов Владимир Курленко. До 2020 года они обеспечат прибавку в 1,1−1,2 млн т в живом весе. Принципиально новых крупных проектов в этом году не было. Инвесторы все чаще уходят на Восток. Крупные игроки начинают создавать проекты в Сибири и в ДФО, чтобы развивать экспорт продукции в страны Азии, отмечает Морев. «Русагро» наконец приступила к строительству свинокомплексов в Приморском крае. Проект был анонсирован в 2015-м, в августе этого года группа стала возводить комбикормовый завод и элеватор, в сентябре — первые свинокомплексы. Мощность производства составит около 80 тыс. т/год в живом весе. Компания намерена инвестировать 15,8 млрд руб., ранее стоимость проекта оценивалась в 22 млрд руб. до 2022 года. По словам Басова, через 10 лет Дальний Восток станет для «Русагро» главным производственным регионом, а по размеру бизнес будет сопоставим с сегодняшними результатами всей группы. По итогам трех кварталов выручка компании в сахарном, масложировом, мясном и сельскохозяйственном сегментах составила 58,5 млрд руб., что почти на 10% больше, чем за аналогичный период 2015-го. «"Русагро» является одним из лидеров рынка с опытом реализации крупных проектов в отрасли, компания сможет запустить этот проект, но основным фактором успеха является открытие экспорта свинины в Китай», — полагает Морев. Еще один проект, соглашение о реализации которого было подписано еще в 2013-м, стартовал на Урале. В июне «Сибирская аграрная группа» приступила к возведению первой очереди свинокомплекса в Тюменской области. Объем инвестиций в нее — 1,7 млрд руб. Ранее компания сообщала, что стоимость всего проекта составит 6,4 млрд руб., мощность — 24,5 тыс. т/год. Строительство идет по графику и будет завершено в июле 2017 года, говорится на сайте компании. Кроме самого комплекса, рассчитанного на единовременное содержание 23 тыс. свиней, планируется возвести цех первичной переработки и комбикормовый завод производительностью 10 т/час. В центре страны в этом году тоже реализовывались свиноводческие проекты. При этом позволить себе расширяться в уже насыщенных регионах могут только крупнейшие игроки. Так, о вложениях в увеличение производства в начале этого года заявила «Агро-Белогорье» (входит в топ-5 крупнейших производителей свинины). В планах компании строительство пяти новых комплексов, комбикормового завода на 210 тыс. т и элеватора на 60 тыс. т стоимостью 9,7 млрд руб. в Белгородской области. Реализация проекта позволит нарастить мощности со 163 тыс. т до 217 тыс. т в живом весе. Уже в октябре группа запустила производство на «Борисовском свинокомплексе». «С ноября 2016-го до февраля следующего года на каждую площадку раз в месяц будем завозить по 600 животных. Всего для полноценной работы комплекса будет поставлено 6,3 тыс. ремонтных свинок», — рассказывает главный зоотехник-селекционер «Агро-Белогорья» Сергей Бершаков. Мощность первого предприятия составит 5 тыс. свиноматок и 13 тыс. т свинины в год. В ноябре строительные работы на объектах продолжались. По словам замдиректора по строительству по реализации инвестиционных проектов компании Сергея Батанова, полностью сдать объект в эксплуатацию планируется в апреле. Вслед за «Борисовским СК» в строй будет введена племферма «Белгородский СК 1» на 3,5 тыс. свиноматок. Поставить первых животных планируют в декабре этого года. Еще три комплекса начнут работу в 2017-м. Реализация проектов на рынке свинины сейчас осложнена ценовой конъюнктурой, говорит Нигматуллин. Для российского рынка мяса характерна высокая конкуренция. На фоне агрессивного роста производственных мощностей и слабого платежеспособного спроса населения цены на птицу в сентябре этого года стагнировали по отношению к аналогичному периоду 2015-го, а на свинину за это время снизились на 7%. Для сравнения, индекс роста потребительских цен за этот период составил 6,4%, приводит данные аналитик. Инвесторам всегда нужно мониторить ситуацию с потребительским спросом, добавляет Владимир Курленко. Заявляя очередной крупный проект, стоит помнить о том, что к моменту его запуска можно оказаться в ситуации, что рынок будет перенасыщен. Растениеводство тоже привлекательно Растениеводческий бизнес в этом году тоже привлекал инвесторов, было объявлено несколько крупных проектов. Самый масштабный из них хочет реализовать группа АСБ, которая владеет двумя сахарными заводами в Воронежской и Тамбовской областях, предприятием по переработке подсолнечника и объединяет около 25 агрофирм. В течение пяти-семи лет компания планирует создать агропромышленный комплекс в Ульяновской области с инвестициями более 24 млрд руб. Как сообщала сама группа, подготовка инвестиционного соглашения началась еще осенью 2015-го, но подписано оно было в этом году. На первом этапе холдинг планирует приобрести 60 тыс. га сельхозземель для выращивания сахарной свеклы и других агрокультур. Будет построен элеватор на 100 тыс. т. Далее АСБ рассчитывает возвести семенной завод на 40 тыс. т семян зерновых агрокультур в сутки, второй элеватор на 100 тыс. т, автотранспортное предприятие на 250 единиц техники и увеличить земельный банк еще на 40 тыс. га. На финальном этапе посевы должны достигнуть 200 тыс. га, начнется строительство третьего элеватора и сахарного завода. «Любые проекты «гигантомании» во всех отраслях в существующих условиях финансирования в России малореальны, — комментирует ведущий эксперт ИКАР Евгений Иванов. — А проекты новых сахарных заводов и вовсе выглядят смешно, через несколько лет число действующих предприятий неизбежно снизится с 76 до примерно 50 (ранее было 96)». АСБ в последние годы покупает очень много земли, наверняка существенны затраты по ее введению в оборот, покупку техники и т. п. Вряд ли компания сможет реализовать что-то крупное, особенно не в родных для себя регионах, сомневается эксперт. Если группа не приобретет работающий в регионе сахарный завод (Ульяновский, владелец — волгоградский «Никохим»), то и свеклой там заниматься тоже не будет, скептичен он. Хотя Ульяновская область — неплохой регион по почвенно-климатическим условиям для всех основных агрокультур, в том числе и для сахарной свеклы. «Да и бизнес-климат там один из лучших в стране», — добавляет Иванов. Реализация проекта по скупке земельных активов, их консолидации и строительству элеваторов возможна, а вот возведение сахарного завода вызывает вопросы, соглашается Морев. «На рынке очень высокая конкуренция, поэтому возникает вопрос окупаемости проекта», — говорит он. Схожие инвестиции — 20 млрд руб., но в производство картофеля и овощей открытого грунта (до 500 тыс. т) — к 2018 году планирует вложить «АФГ Националь», крупнейший в стране производитель и переработчик риса. Новое для себя направление компания осваивает с 2015-го, когда начала проект по выращиванию столового и семенного картофеля. Позже холдинг занялся и производством овощей «борщевого набора». Сейчас проект реализуется в Нижегородской, Новгородской и Ростовской областях. Сборы овощной продукции в этом году выросли до 106,6 тыс. т против 28,8 тыс. т в 2015-м, в том числе холдинг получил 80 тыс. т картофеля, 16,7 тыс. т моркови, 7,4 тыс. т лука, 2,5 тыс. т свеклы. В планах компании создание пяти производственных кластеров, в качестве перспективных регионов рассматриваются Подмосковье и Центральное Черноземье. Она рассчитывает занять 30% рынка картофеля и овощей, говорил ранее «Агроинвестору» гендиректор «АФГ Националь» Юрий Белов. Только в этом году инвестиции в сектор составят около 5,5 млрд руб. Поддержку инвестиционным планам «АФГ Националь», несомненно, окажет сотрудничество с РФПИ и Mubadala Development Company (ОАЭ). В ноябре последние объявили о согласовании транзакционной документации в сделке по вложениям в агрохолдинг более 9 млрд руб. В пресс-службе «АФГ Националь» «Агроинвестору» сообщили, что деньги инвесторов планируется пустить, в частности, на увеличение земельного банка по всем сельхознаправлениям компании, создание оросительных систем для выращивания картофеля и овощей открытого грунта, увеличение мощностей хранения и фасовки. Кроме того, будут сделаны вложения в строительство второй очереди линии по производству семян риса в Краснодарском крае общей мощностью 8 тыс. т в год. Также средства пойдут на закладку новых кластеров яблоневых садов суперинтенсивного типа и возведение фруктохранилищ с регулируемой газовой средой. Часть денег направят на погашение текущих долговых обязательств перед банками. «В планах и инвестиции в новые проекты, покупка агроактивов, которые пока не разглашаются», — добавил представитель агрохолдинга. Компания работает в интересных секторах с хорошим уровнем рентабельности, так что этот актив может стать хорошей инвестицией, считает Морев. А то, что РФПИ идет в проект с крупным партнером (Mubadala), значительно снижает риски и повышает эффективность вложений. Инна Ганенко Источник: www.agroinvestor.ru