Ведущие эксперты мясного рынка прогнозируют рост выручки в 2017 году

   (0 обзоров)


ВНИИ мясной промышленности представило первое исследование в отрасли от практиков и для практиков, - «Экспертная панель-2016». Современный формат исследования, представляет консолидированное мнение специалистов относительно самых  актуальных вопросов и тенденций в мясной  отрасли на основе статистики мясной отрасли с актуальными данными 2016 года. В ходе него были опрошены 54 представителя компаний-производителей и 4 эксперта ведущих отраслевых ассоциаций РФ. Респондентами были топ-менеджеры, генеральные директора и владельцы бизнесов.  

По  данным исследования, проведенного  институтом в декабре 2016 года,  более 50% респондентов ожидают роста выручки в 2017 году, 33% - планируют сохранение ее уровня, 46% ожидают увеличение рентабельности. Такие прогнозы дали ведущие эксперты рынка, несмотря на то, что данные Росстата говорят о падении сегмента колбасных изделий в 2016 году.   В январе-сентябре 2016 г. производство сократилось на 2,6 % по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. Причина спада производства — снижение потребления, связанное с продолжающимся влиянием кризиса снижающего реальных  доходов населения. Тем не менее, эксперты рынка настроены позитивно и с оптимизмом смотрят на перспективы 2017 года, формулируя в исследовании новые тренды, точки роста и окна возможностей для мясоперерабатывающей промышленности.   
 
Заместитель директора ВНИИ мясной промышленности по экономическим связям и маркетингу Александр Захаров:
 
«При создании исследования, мы ориентировались на запросы реального бизнеса, на то, что важно понимать маркетологам, руководителям и собственникам компаний именно сегодня. Реальному бизнесу статистических цифр просто не хватает для принятия качественных решений, а дорогостоящие исследования могут позволить себе далеко  не все».
 
Для ответа на самые важные вопросы мясной отрасли в формате 360, ведущим отраслевым институтом были привлечены специалисты-практики с большим опытом работы в мясной отрасли, профессиональные аналитики и эксперты отраслевых ассоциаций. Данное исследование незаменимый помощник при написании стратегий и маркетинговых планов, а также удобный инструмент, позволяющий получить всесторонний обзор рынка в удобном формате. Экспертная панель подготовлена по 2 направлениям: колбасные изделия и мясо. Отражены вопросы, касающиеся разных сфер: состояния отрасли, уровня конкуренции и возможных факторов ее усиления, ожидания относительно финансовых показателей, приоритетных бизнес-стратегий на 2017г., изменения в работе с поставщиками.
 
Источник: vniimp.ru

0


Обратная связь от пользователя

Нет обзоров для отображения.


  • Похожий контент

    • Автор: Служба новостей
      В конце января 2017 года Россельхознадзор ввел запрет на поставки мяса с ряда минских предприятий, которые, как считают российские ветеринары, просто меняли этикетки на европейской санкционке и перепродавали ее в Россию. В ответ Александр Лукашенко выступил с рядом резких политических заявлений, а в отношении главы российского ведомства Сергея Данкверта распорядился возбудить уголовное дело. Глава Россельхознадзора в эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» Татьяне Карабут рассказал о продолжающейся третий год борьбе с реэкспортом через Белоруссию и новых схемах поставок контрафакта в Россию.
       
      — Сергей Алексеевич, проблемы с Белоруссией возникли не одномоментно. Практически сразу после введения контрсанкций в 2014 году производители начали жаловаться, что Белоруссия слишком много стала поставлять яблок, сыра с плесенью, креветок, лосося, ананасов и прочих деликатесов, которые производились, скорее всего, за пределами союзного государства. Почему только сейчас приняты действенные меры по пресечению такого бизнеса?
       
      — Не сейчас. Мы медленно, но верно перекрывали каналы поставок контрабанды. В первый раз инцидент произошел в 2014 году, когда Белоруссия поставила нам бразильское мясо. Начали выяснять — мясо пришло из Европы, с европейскими документами. А в какой момент оно стало бразильским, никто не знает.
       
      Дальше, в 2015 году было 10 тыс. т свинины из Черногории. «Откуда в Черногории столько свинины?» — подумали мы: вчера поставляли 100 т, а сегодня внезапно 10 тыс. т. Белорусская сторона не могла ответить на наши вопросы, что за мясо и с какого оно предприятия. Поехали туда с инспекцией и выяснили, что никакого черногорского мяса не было, зато было европейское. Оба факта фальсификации документов доказаны.
       
      И уже в этом году была говядина от белорусской компании «Георгий и сыновья». Вдруг небольшая белорусская компания стала продавать в Россию тысячи тонн. При этом в электронной системе «Аргус», которая фиксирует весь поступающий в страны ЕврАзЭС объем продукции, мы наблюдали, как ровно тот же объем Белоруссия получила с Украины. Запросили белорусскую ветинспекцию — инспекция отвечать на наши вопросы отказалась. Предприятие сразу было закрыто — нам для проверки туда запретили ехать. У нас сомнений никаких нет: просто переделывались украинские документы. При этом мы прекрасно понимаем, кто переделывал. Всё это шло под эгидой главного ветврача Минской области. Ну не мог же он не знать, что 10 тыс. т говядины от неизвестного предприятия отправляется в Россию. Если не знал, значит, он не занимается своей работой.
       
      — То есть вы выявили контрабанду с помощью электронной системы? Выходит, оправдало себя введение «Аргуса» в обиход в странах ЕврАзЭС?
       
      — Благодаря электронной системе мы видим очень много. Почему все возмущаются и противодействуют введению электронных систем? На бумажке можно написать одно, оторвать, переписать.
      Благодаря электронной прослеживаемости мы, например, выявили, когда масло по госконтракту закупалось в Молдавии. Оказалось, что в ряде марок российского масла никогда российского масла не было. Входило оно на нашу территорию молдавским маслом, потом переделывалось в российское. Вошло 100 т, а вышло 150 или 180. Нам Новая Зеландия в прошлом году ввезла 18 тыс. т масла. Куда оно делось? Оно же не могло здесь раствориться. Это секрет Полишинеля. Дело в том, что его закупают российские предприятия. Из него делается большее количество масла. Поэтому на полках мы не видим уругвайское, аргентинское или новозеландское. А видим только российское.
       
      Честный бизнесмен делает масло из молока, а нечестный — добавляет пальмовое и производит такое же «масло». Так происходит на крупнейших предприятиях. И это нас беспокоит, поскольку разрушает рынок. Как можно в таком рынке конкурировать? Внешне у нас всё выглядит благополучно, а на деле мы травимся «Боярышником».
       
      Если вы подаете декларацию, что это колбаса говяжья из Белоруссии (я этот пример Александру Григорьевичу Лукашенко приводил) и называется она говяжьей... А в ней содержится свинина. Ну зачем же так людей обманывать? Так нельзя.
       
      — По другим продуктам такие же схемы поставок контрабанды действовали?
       
      — Только в 2016 году мы запретили поставки овощей и фруктов из 24 стран. Приходят яблоки, персики, груши из Белоруссии. Наши коллеги говорят, что это реэкспорт из Сьерра-Леоне. Начинаем проверять: запускаем обратный отсчет от Белоруссии, дальше смотрим страны ЕС (где происходит транзит. — «Известия»), ведем переговоры с посольством Сьерра-Леоне и месяца через полтора-два выясняем, что никаких поставок фруктов в Белоруссию не было. Тем временем эта продукция давно продана в России. Мы закрываем поставки из Сьерра-Леоне, но получаем новую партию — из, допустим, Либерии или Тринидад и Тобаго. История повторяется. Но стран ведь в мире много.
      Помимо мяса и овощей, у меня есть также глубокие подозрения в части молочной продукции — количество продукции в поставках не соответствует объему увеличения производства внутри Белоруссии.
       
      — Бороться с контрафактом, конечно, надо. Но все-таки Белоруссия — наши добрые соседи. Вы пытались как-то мирно решить этот вопрос?
       
      — Я это делаю последние 10 лет. Но меняются ветеринарные врачи, меняются министры, а сама ситуация остается прежней. Все эти заявления белорусского президента, что Белоруссия поставляет продукцию в 54 страны, и Россия — всего лишь одна из этих 54 стран, — всё это блеф. Да, в эти 54 страны вы поставили 30 т молока, а нам — все остальные 30 тыс. т. Для Белоруссии открыты все двери? Сильно сомневаюсь. Нигде в АПК сейчас двери не открыты. Любое государство сейчас старается кормить себя само.
       
      — Уже сейчас эксперты говорят о начале торговой войны с Белоруссией. В молочной продукции самая острая ситуация. Мы сильно зависимы от поставок из Белоруссии с учетом того, что в России большой дефицит собственного сырого молока. Если сейчас они прекратят поставки, что будем делать?
       
      — Россия пока закрыла поставки только с 20 белорусских предприятий. А всего поставляет нам продукцию 600 предприятий. Сотни белорусских фур ежедневно пересекают российскую границу. Так что никакой торговой войны нет.
       
      Если Белоруссия примет решение что-то не поставлять — это их право. У нас простые требования: поставляйте продукцию безопасную и соответствующую тем документам, которые вы пишете. Всего лишь. Но как мы можем разрешать поставки, если вы везете украинскую продукцию, а говорите, что она белорусская? Была бы другая страна, а не Белоруссия, мы бы давно закрыли вообще все поставки. Просто закрыли бы всё: мясо, овощи и фрукты.
       
      — То есть поток контрафакта на территорию России не остановился, несмотря на ваши резкие действия и высказывания?
       
      — Продукции из Белоруссии поступает к нам большое количество. И тот объем, который мы отлавливаем, — хорошо если 10%. Мы сейчас закрыли Минскую область для того, чтобы белорусская сторона разобралась и приняла меры. Но никаких мер не предпринимается. И я не исключаю, что за Минской областью мы закроем поставки еще из какой-нибудь, где обнаружим контрафакт или контрабанду.
       
      Мы перекрыли канал поставок мяса с Украины и не допустим эту продукцию на рынок. Но есть еще канал поставок сыроподобного продукта с Украины. На самом деле это может быть и сыр. Но мы этого не знаем, поскольку именно сыроподобный продукт неподконтролен ветеринарии. Его вывели из-под нашего контроля, так как молочный жир в нем заменен на растительный. И его можно везти по этим документам. Мы сейчас анализируем, сколько по документам вошло этого продукта на территорию Белоруссии, а сколько реэкспортировалось в Россию. Ведь в Белоруссии тысячи тонн сыроподобного продукта не нужны. Значит, они пошли сюда под видом других продуктов, а уже здесь легализовались. Совершенно понятные каналы и схемы.
       
      Во всех странах приняты единые меры борьбы: обнаружили — уничтожили. Все знают, что не нужно ввозить, потому что уничтожают.
       
      — Белорусская сторона заявила, что посещение страны представителями Россельхознадзора будет абсолютно безопасным, несмотря на грозный тон руководителей союзного государства. Но вы выражали сомнения в безопасности таких поездок. Чего конкретно опасаетесь — арестов, покушений, провокаций?
       
      — Наши инспекторы, которые там работали, еще три года назад просили меня не посылать их в Белоруссию из-за нездоровой обстановки там. Инспекторы боятся провокаций. Если глава республики делает такие  заявления, то что могут сделать с простым инспектором? Потом доказывай, что ты не изнасиловал кого-то в гостинице и не привез полтонны марихуаны с собой. Как это доказать в чужом государстве?
       
      — Вас уже вызывали на допрос по уголовному делу, на возбуждении которого настаивал Лукашенко? Как развивается эта ситуация?
       
      — На сегодняшний день они проводят какие-то свои мероприятия. Прислали запрос в Генпрокуратуру. Генпрокуратура прислала их вопросы мне. Я на эти вопросы дал команду ответить. Там вопросы поставлены так: как вы закрывали то или иное предприятие? Поэтому, если прокуратура будет разбираться в этом деле непредвзято, единственная претензия, которая может ко мне возникнуть, — что я мало закрыл белорусских предприятий и много доверял белорусской стороне. Потому что нарушений выявлено гораздо больше.
       
      — Недавно «Союзмолоко» написало главе Минсельхоза Александру Ткачеву письмо, в котором просит отменить ваше ограничение по вывозу сырого молока из регионов, где зафиксированы случаи болезни животных, из-за угрозы роста цен. Правы ли отраслевики? Существует ли хотя бы минимальный риск, что это скажется на ситуации на российском молочном рынке?
       
      — Я считаю это письмо звеном той же цепи. Посмотрите, кто входит в состав «Союзмолока». Ведь туда кроме наших предприятий входят самые крупные производители молока Белоруссии. Кроме производителей там масса компаний, которые занимаются сервисом и к молоку не имеют никакого отношения. «Союзмолоко» не право хотя бы в том, что прежде, чем писать письмо, надо хотя бы задать вопросы разработчикам этих правил. А нам не задавали этих вопросов. Когда такие письма появляются, это вызывает, как минимум, недоумение. Ни одна область не закрывалась и не закроется в плане поставок молока. Я считаю распространенную «Союзмолоком» информацию заведомо ложной, ведущей к дестабилизации рынка. Чтобы ввести запрет на поставки молока из какого-то региона, нужно, чтобы вдруг все коровы в этом регионе заболели разом сибирской язвой. А мы бы всю вакцину, которую отпускает министерство по сибирской язве, продали бы в другую страну, не привили животных и вообще ничего бы не сделали. Регионализация больше разработана для наших зарубежных партнеров, чтобы мы смогли встать на цивилизованные рельсы экспортных поставок продукции. В международном законодательстве написано, что регионализация должна быть. И в этом направлении мы будем продолжать работу, внося в список новые заболевания животных.
       
      — Каким образом в ближайшее время будут актуализироваться списки разрешенных (или, наоборот, запрещенных) к ввозу продуктов питания? В частности, в связи с потеплением российско-турецких отношений разрешение на ввоз какой турецкой продукции может быть дано в ближайшее время?
       
      — Ввоз части продукции уже разрешен. Другая — пока запрещена нами и правительством России. Мое мнение такое на этот счет: мы всегда найдем с турецкими коллегами выход. Но массового открытия доступа на российский рынок для турецких предприятий не будет. В целом же мы не против турецкой продукции. Тем более что сегодня она всё равно поступает как продукция Мали или Уганды. Пусть уж тогда легализуется и идет напрямую.
       
      Татьяна Карабут Источник:  izvestia.ru
    • Автор: Служба новостей
      Выручка одного из крупнейших российских агрохолдингов «Мираторг» выросла в 2016 году на 25% по сравнению с предыдущим годом и составила 120 млрд руб. Об этом сообщил журналистам президент компании Виктор Линник.

      «В этом году выручка составила 120 млрд руб., мы продали около 700 тыс. тонн продукции, это на 17% больше, чем в предыдущем году», - сказал Линник.

      В 2017 году компания намерена сохранить темпы роста и увеличить выручку до 150 млрд руб., заявил президент «Мираторга». Рост в том числе будет обусловлен выходом на полную мощность проектов, запущенных в 2016 году, а также увеличением в структуре продаж товаров с высокой добавленной стоимостью, пояснил он.

      Удвоение розницы

      Линник также сообщил, что «Мираторг» планирует в ближайшие годы удвоить число своих мясных супермаркетов, однако не уточнил конкретные сроки.

      «Для нас важным является развитие розницы. Сейчас у нас порядка 62 супермаркетов, а будет 120. Мы удвоение делаем», - заметил глава «Мираторга».

      По его оценке, продажи через собственный розничный канал «мизерные» по сравнению с тем, что агрохолдинг поставляет крупным торговым сетям, однако компании важно сохранять прямой контакт с потребителем.

      «Конечно, это мизер по сравнению с тем, как мы работаем с сетями, но существуют какие-то новинки у нас - а розница дает возможность быть ближе к потребителю. Средние инвестиции в один магазин - 15-20 млн руб.», - сказал Линник.

      Новый рынок

      Также «Мираторг» намерен в ближайшее время выйти на новый для себя рынок - производство кормов для домашних животных. В запуск производства компания планирует вложить 4 млрд руб., отметил Линник.

      «У нас есть проект по кормам для кошек и собак. Весной начинаем строить (производство - прим. ред.) в Пресненском районе Курской области», - сообщил он.

      Продукция должна появиться на рынке в 2018 году, сейчас идет процесс создания нового бренда. При этом «Мираторг» не планирует прямой конкуренции с лидерами рынка - Mars и Nestle, будет делать упор на иные сегменты, подчеркнул Линник.

      «У нас нет цели конкурировать в лоб. Мы хотим пойти через деликатесы, но и сухие корма будут», - резюмировал глава «Мираторга».

      Агропромышленный холдинг «Мираторг», основанный в 1995 году, является одним из ведущих производителей и поставщиков мяса на российском рынке. Осуществляет деятельность в 19 регионах.
        Источник:  www.finanz.ru
    • Автор: Служба новостей
      Один из основных производителей мяса птицы и продуктов его переработки в нашем регионе - АО «Птицефабрика Калужская», расположенная в Дзержинском районе, уже в этом году намерена в 1,7 раза увеличить производство мяса, и в 1,5 раза - производство яиц.

      Об этом представители компании рассказали в минувший понедельник во время рабочего визита на предприятие губернатора области Анатолия Артамонова.

      По словам руководства предприятия, добиться таких показателей удастся с введением в строй 24-х корпусов по откорму бройлеров на 1 млн. голов.

      Корпуса станут частью масштабного проекта по расширению производственных мощностей предприятия. В настоящее время в его рамках уже построено пять птичников. В феврале 2017 года планируется ввести в строй кормзавод. В итоге после реализации проекта здесь будет создано 150 новых рабочих мест.

      Стоит отметить, что по итогам минувшего года  «Птицефабрика Калужская» произвела 50 тысяч тонн мяса птицы и более 25,5 тыс. штук яиц.
        Алексей Калакин Источник: www.vest-news.ru
    • Автор: Служба новостей
      С приходом к власти в США Дональда Трампа в России заговорили о возможности отмены санкций. А за ними и контрсанкций. Готов ли отечественный производитель к возвращению внешней конкуренции, «Росбалт» спросил у экспертов.

      «Основной удар придется на ту единственную отрасль — сельское хозяйство — которая в последние годы показывала исключительно позитивный темп», — считает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

      По его словам, с вводом продуктового эмбарго наши аграрии, конечно, получили свободный доступ на рынок практически без какой-либо конкуренции, и, когда европейцы ушли с рынка, у нас начался заметный рост производства сельхозпродукции.

      «Но я считаю, что это было бы правильное решение — снять контрсанкции, если позволит политическая ситуация, ведь отсутствие конкуренции сказалось на объемах производства, но не на качестве», — подчеркнул собеседник «Росбалта». И конкуренция, по словам эксперта, основной инструмент в борьбе за качество.

      «Сейчас закупки импортного пальмового масла увеличились в разы. Зачем? Получается, и российские производители начали налегать на него?» — отметил Остапкович.

      «Конечно, отмена контрсанкций скажется на тех, кто от их введения выиграл. Но ничего в этом страшного я не вижу. Нашим производителям дали время для разгона: два года в России царила абсолютно бесконкурентная среда. За это время можно было наладить и управленческие схемы, и эффективное производство хоть в животноводстве, хоть растениеводстве», — считает он.

      В частности, по словам эксперта, мы существенно улучшили свои позиции в производстве свинины, птицы. Этой продукцией мы уже можем обеспечивать себя сами. Сложнее с говядиной, плодоовощной продукцией. Что касается последней, по замечанию собеседника «Росбалта», причина здесь скорее в климатических условиях.

      «В отсутствии конкуренции поднялись производители сыров. Если в Россию вернуться французские, итальянские сыры, они выбьют с рынка некачественные российские. А те сыры, которые мы действительно научились делать, я уверен, будут с импортными конкурировать. И такие сыровары, которые создают качественную продукцию, действительно есть», — подчеркнул Остапкович.

      По мнению эксперта, предприятия начнут повышать свою эффективность. «Кто не сможет работать в конкурентной среде, сойдет с рынка или вольется в какие-нибудь агрохолдинги. И я считаю, что это абсолютно рыночная история», — добавил он.

      В любом случае, по словам эксперта, потребители от этого решения только выиграют. Наряду с повышением качества отмена контрсанкций сулит понижение цен. «Чтобы тем же „ножкам Буша“ вновь выйти на рынок, они должны быть дешевле российских», — заметил он.

      Председатель совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Вячеслав Телегин согласен: российские производители готовы к возвращению импорта. «С отменой эмбарго ситуация обострится, но мы уже работали в условиях конкуренции, и выживали, и развивались. Да, темпы роста были меньше, и если откроют заслон, они тоже снизятся, но рост продолжится», — считает он.

      Меж тем эксперт мясного рынка ИКАР Анна Кудрякова считает, что если в Россию вернется импортное мясо, для отечественного производителя наступит не самое лучшее время. «Своей говядины у нас нет и сейчас. Нас обеспечивают Белоруссия, Аргентина, Парагвай. Но вот свининой и птицей мы обеспечиваем себя сами. И здесь речь даже не о том, что наши производители не выдержат конкуренции — с качеством у нас, кстати, нет проблем. Речь о перенасыщении рынка и падении цен, — отметила эксперт. — Еще одна сторона вопроса — низкая покупательская активность. То есть, даже сейчас то, что производят в России, сложно продать. Чего же ждать, если мясо пойдет еще и с Запада?».

      Что касается рыбной отрасли, аквакультуры, отмене контрсанкций здесь тоже будут не рады, заметил исполнительный директор «Рыбного союза» Сергей Гудков. «Сейчас пошел хоть какой-то сбыт российской аквакультурной продукции: лососевые, карельская форель. У производителей появляются инвестиционные планы. Но представьте, что будет, когда на рынок вернется норвежская продукция? Даже сейчас мы проигрываем конкуренцию „белорусской“ семге. Белорусы закупают ее в Норвегии, и делают хорошую качественную продукцию из „охлажденки“, в то время как мы можем поставить только замороженную рыбу из Чили. Качество хуже, накладные расходы выше. В общем, пока у нас не будет мощного развития аквакультуры, говорить о конкуренции нечего», — считает Гудков.

      По словам эксперта, по срокам в рыбном деле этот процесс сравним с развитием животноводства. «На создание и бумажное оформление проекта уходит год-полтора, после физического старта первые 2-3 года ты только вкладываешь: мальки, корм, устройство заводи, оборудование. В лучшем случае через три года можно выйти на проектную мощность. При этом все мы понимаем, что когда ты выводишь продукцию на рынок, никто не ждет тебя с распростертыми объятиями. Еще год ты мучительно преодолеваешь барьеры внутреннего потребления, рассказываешь, что продукция твоя вкусная и безвредная, а фирма способна соблюдать график поставки. Только когда ты выходишь на проектную мощность, у тебя подписаны контракты с основными торговыми сетями, у тебя есть партнеры — тогда это называется бизнес. И вот при таком подходе необходимо 7-10 лет», — подчеркнул собеседник «Росбалта».

      «Отечественные производители прекрасно понимают, что ограничения на импорт не могут длиться вечно, при этом любые решения об их отмене должны носить заблаговременный и открытый характер», — заметил в свою очередь директор по развитию ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. По его словам, в последние годы были увеличены инвестиции в отрасль, расширено внутреннее производство продукции по ряду продовольственных категорий. «Нельзя говорить, что это произошло только благодаря введению эмбарго, однако санкции стали дополнительным стимулом для производителей. Для продолжения последовательной политики импортозамещения бизнесу нужно понимание, что действующий запрет не является краткосрочной мерой», — отметил эксперт.

      Он указал на то, что проекты в агропромышленном комплексе и пищевой промышленности окупаются долго, что связано с длительностью производственных циклов — от двух до пяти-семи лет. Помимо налаживания производства, требуется время для вывода продукции на рынок и закрепления информации о товаре в сознании потребителей, это еще как минимум два-три года.

      «При отмене продовольственных ограничений есть риск демпинга со стороны иностранных производителей с целью возврата ранее занимаемой доли рынка. В таких условиях российским товарам будет нелегко конкурировать с импортными. Не стоит забывать и о разных уровнях государственной поддержки отечественных и зарубежных производителей. Например, господдержка, которую получают фермеры в Европе, в разы превышает поддержку отечественных аграриев», — добавил Востриков.

      Иными словами, считает эксперт, решение об отмене контрсанкций не должно быть таким же внезапным, как их введение.
        Анна Семенец Источник: www.rosbalt.ru
    • Автор: Служба новостей
      По состоянию на 01 января 2017 года поголовье крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств составило 18,7 млн. голов, что на 1,6% или на 305,0 тыс. голов ниже, чем на аналогичную дату прошлого года. В том числе, поголовье коров снизилось на 1,9% (на 158,0 тыс. голов) до 8,3 млн. голов.
       
      Сокращение численности КРС отмечается везде, кроме ЦФО (+0,4%; +12,3 тыс. голов) и СЗФО (+1,1%; +7,4 тыс. голов). В остальных округах отмечается существенное снижение поголовья во всех категориях хозяйств.
       
      В сельхозорганизациях, где содержится 44,7% поголовья крупного рогатого скота, численность животных за прошедший год снизилось на 1,2% (на 98,8 тыс. голов) до 8348,9 тыс. голов.
       
      В хозяйствах населения поголовье КРС на 1 января 2017 года насчитывало 8018,5 тыс. голов (42,9% от общей численности во всех категориях хозяйств) – это на 3,4% (на 282,5 тыс. голов) меньше, чем на тот же период 2016 года.
       
      А вот КФХ, где содержится порядка 12,4%  КРС в нашей стране, напротив, нарастили численность животных на 3,4% или на 76,3 тыс. голов.
       
      По подсчетам ИАА «ИМИТ», совокупный объем производства говядины в России во всех категориях хозяйств России в январе-декабре 2016 года составил 1 613,3 тыс. тонн в убойном весе (2 830,4 тыс. тонн в живом весе), что на 1,6% или 25,8 тыс. тонн, меньше, чем было произведено за 2015 год.
       
      Отметим, что по итогам прошедшего года около 32,6% производства говядины в России приходится на сельскохозяйственные организации, 58,9%  - на  хозяйства населения и лишь 8,4% говядины производится в КФХ.
       
      Производственные показатели за 12 месяцев 2016 года во всех категориях хозяйств смогли нарастить только три округа: ЦФО (+2,6%; +6,8 тыс. тонн), СЗФО (+0,4%; +0,2 тыс. тонн) и ЮФО (+2,7%; +6,2 тыс. тонн).
       
      В остальных округах отмечается снижение производственных показателей в пределах 5,0%.
       
      Источник:  emeat.ru
  • Кто онлайн   0 пользователей, 0 анонимных, 63 гостя (Смотреть полный список)

    В настоящий момент нет зарегистрированных пользователей онлайн

  • Изображения

  • Записи блога